Чистая война в Тегеране

Окидывая взглядом

Лалех-парк

Только что я провёл безумную неделю в Тегеране. До отъезда я принял сознательное решение: только одна книга в рюкзаке. Максимально концентрированная. Ею оказалась переизданная в 2008-м Лос-Анджелесским Semiotext «Чистая Война» Поля Вирилио, классическая вещь 1983 года, которую ухватил в отремонтированном «Фойлз» в Лондоне несколькими днями ранее.

 

Для странствующего корреспондента поездка в Иран всегда особенна. Получение корреспондентской визы обычно тянется ужасно долго. Это моя шестая поездка – я у меня нет визы. Всего лишь номер, привязанный к визе аэропорта. Вплоть до последней минуты я думал, что меня депортируют из Хомейни Интернешнл обратно в Абу Даби, где теперь прикидываются, что бомбят Халифа. Затем маленькое чудо, ВИП зал, виза за 10 минут и следующее, что я понимаю – я мчусь в страшно пустынный Тегеран на рассвете в пятницу, мимо невероятно яркой космической станции, всей в зеленом, – гробницы Хомейни.

Почему Вирилио? Потому, что он первым осмыслил: если начнутся асимметричные боевые действия, всеобщая война станет локальной – в глобальном масштабе. Я расширил эту тему в своей книге 2007 года «Глобалистан» и в статьях. Вашингтон и Тель Авив годами носились с угрозой разбомбить Иран. Вирилио первым стал утверждать, что «мир» – просто продолжение войны другими средствами.

Май 1968 года, как театр ума – и  театр воображения. Когда общество может оказаться иллюстрацией, представлением, а толпы на улицах – хором. Последняя творческая реакция против потребительства – «Право на Воображение».

Прекрасное солнечное утро перед зданием Министерства Иностранных Дел. Выставка/инсталляция о «навязанной» – как всем известно – ирано-иракской войне. Реконструированное минное поле, карта с отмеченными государствами, вооружавшими Саддама, изображения молодых бойцов/мучеников, которым не более 14 лет. Театр мучительного напоминания. В конце 1978-го в Тегеране тоже были толпы на улицах, как хор – против шаха. Хомейни был реакцией против потребительства, но был ли он «правом на воображение»? И ещё, всё было поглощено театром жестокости – трагедией «навязанной»  войны.

Война в журналистском понимании, – преступление страны, раздутое до масштабов крайне значимого конфликта – эквивалент «нарушения миропорядка», как называли это древние общества. Мы можем больше не называть войны межгосударственными преступлениями. Это государственный терроризм.

В Тегеране мои безмерно любезные хозяева были организаторами «Нового Горизонта» – Международной Конференции Независимых Мыслителей. После массы вывертов и разворотов Министерство Иностранных Дел тоже оказалось вовлечено. Конференция выпустила важную резолюцию с осуждением ISIS/ISIL/Халифа, сионизма, исламофобии, сектантства и слепой поддержки Вашингтоном всего, что Израиль развернул против Палестины, израильского государственного преступления или государственного терроризма. Конференция также призвала к сотрудничеству и взаимопониманию между Западом и Исламом, что предполагает борьбу с государственными преступлениями.

Лучшая защита – нападение, а чтобы нападать, надо обладать некими идеями; именно сейчас никаких идей нет. Сегодня воображение сводится к образу, а образ – к власти. Ни в чём, кроме образа, нет воображения.

Я должен был покинуть изумительный традиционный персидский обед на открытом воздухе и отправиться в студию Пресс ТВ на дебаты вокруг  ISIS/ISIL/Daesh с известным неоконом Дэниэлом Пайпсом. Удивительно, но мы были согласны более, чем я мог предположить. Что ж, не сложно считать отсутствие стратегии у администрации Обамы «стратегией»; образ (бомб и «Томагавков») борьбой с образом (тщательно отредактированным Халифом  шоу обезглавливания).

В то же время речь президента Хассана Роухани в ООН продолжает нарушать спокойствие; «Экстремисты угрожают нашим соседям, прибегают к насилию и проливают кровь». Это «люди в регионе, которые могут справиться» с борьбой против Халифа. Роухани не имел в виду произведённые в США истребители, размещенные в коалиции необразованных/трусливых стран Совета по Сотрудничеству – Доме Сауда, ОАЭ, Бахрейне и ассоциированном члене Иордании.

Во всех моих разговорах возникал консенсус: вакуум власти после «Шока и Трепета» 2013-го и оккупация привели к подъёму аль-Каиды в Ираке и, по сути, к ISIS/ISIL/Daesh. Но даже если Тегеран и Вашингтон и заигрывали относительно общих действий против Халифа, Вашингтон затем отрицал, что хотел помочь, а Тегеран сразу же отказался.

И всё же то, что Роухани сказал в Нью-Йорке, день за днем эхом отдается в Тегеране: вооружение «новой» Свободной Сирийской Армии в Саудовской Аравии, представьте только, означает «подготовку ещё одной группы террористов и отправку их в Сирию». И вашингтонская «стратегия» ещё больше способствует фанатичным суннитским диктаторам, которые сделали карьеру на демонизации шиитов.

А затем выступил ещё один «неофициальный» халиф, нео-оттоманский Реджеп Тайип Эрдоган: не будет никакого использования турецкой «территории» или «военных баз» «коалиции», если «цели также не будут включать свержение режима Башара аль-Асада». Кому нужен Эрдоган для борьбы с Халифом Ибрагимом? Генерал-майор Квассем Сулеймани, глава Иранских Сил Куд, это может сделать; его изображение рядом с бойцами курдского пешмерга вызвало сенсацию по всему Ирану, когда было опубликовано IRINN.

Кино демонстрирует нам наше сознание. Наше сознание – результат монтажа, коллаж. Есть только коллаж, вырезание и склеивание. Это прекрасно объясняет то, что Жан-Франсуа Лиотар назвал исчезновением великих сюжетов. Бесклассовое общество, социальная справедливость – в них никто более не верит. Мы живём в век микро-сюжетов, в век искусства фрагментации.

Восторг Лалех-парка – персидского парка, где бродят бездомные персидские коты и всякие игроки в волейбол, бадминтон и семьи с колясками. Именно здесь Араш Дария-Бандари, невероятный специалист по Средневековью, проведший многие годы у Залива (Сан Франциско), даёт мне краткий курс самых изящных из великих живых сюжетов: шиизм и концепция Хомейни велайат-е-факих. В смысле Чистой Войны всегда считалось, что дело – в социальной справедливости. И потому это непонятно турбокапитализму.

Парк – место собраний, сад умственных наслаждений. Почти все мои главные разговоры происходили в прогулках по Лалех-паркуили или вокруг него. А затем, как-то ночью, я отправился на одинокую прогулку, стремясь просто найти революционный фильм/представление на фоне окопов и миномётных обстрелов. Зрителями были несколько одиноких мужчин и случайные семьи. Кино сохранило живое понимание ирано-иракской войны.

Конец устрашения соответствует началу информационной войны, конфликту, где информационное превосходство намного важнее, чем способность нанести ущерб.

Конференция «Новый Горизонт» не могла обойти вниманием информационную войну. Всеохватывающей темой была борьба против сионистского лобби. Все знают, что значит лобби, и как оно действует, особенно в США. И всё же в коротких вмешательствах в Министерстве Иностранных Дел я предпочитал обратить внимание на глобальный финансовый/экономический диапазон. Следите за деньгами. Это единственный способ постичь кажущийся неодолимым арсенал лобби.

Ещё одно лицо информационной войны. Куда бы я пошёл, я с удовольствием наблюдал, как новая книга Гарета Портера – «Выдуманный кризис: нерассказанная история об иранской ядерной панике» – была воспринята как благодеяние. Книга переведена на фарси агентством «Фарс Ньюс» всего за два месяца, с дотошной тщательностью и запущена в продажу на простой церемонии.

Она обязательно станет бестселлером – окончательно доказывая, например, как иранский «замысел» снабдить ракеты ядерными боеголовками был целиком и полностью сфабрикован террористической организацией Муджахедин-и Халк, а затем передан МАГАТЭ Моссадом. Какой контраст уважения, продемонстрированного Гарету в Тегеране со стеной молчания в США – ещё одно отражение 35-летней «пустыни зеркал», противопоставляющих Вашингтон Тегерану.

Предсказуемо, что обычные безграмотные болваны в США назвали конференцию «торжеством антисемитской ненависти. Гарета назвали «анти-израильским журналистом», а меня – «бразильским анти-израильским журналистом». Очевидно, что идиотское инферно незнакомо с концепцией «внешней политики».

Пространство более не определяется географией – оно определяется средствами связи. Единство – в терминалах. Оно – в мгновенно передаваемых командах, многонациональных штаб-квартирах, диспетчерских пунктах и так далее. В физическом пространстве политики меньше, чем в системах, управляемых различными технологиями. Происходит переход от гео- к хроно-политике: распределение по территориям превращается в распределение по  времени. Распределение по территориям как минимум устарело.

Пора идти на базар – финал городского распределения территории. У главного входа толпа с калькуляторами и клочками бумаги занята невероятным рэкетом. Вместе с Роберто Кваглиа – автором хулиганского разоблачения саги о 9/11 – мы шутим, что всё это смахивает на невольничий рынок. Но не совсем. Тут не менее чем фьючерсный рынок курса риала. Национальная валюта так колеблется из-за санкций – потеряла три четверти за несколько прошедших лет – что соблазн сделать состояние просто непреодолим.

Мы встречаем прекрасную Захру – она продаёт полотенца ручной работы, но фактически она модный фотограф. А затем происходит ритуал, который мне всегда нравится – поторговаться за превосходный туземный коврик. В данном случае – за Загхол 1930-х, которых больше не делают, поскольку местные кочевники становятся оседлыми, а новых ткачей нет. Тот случай, когда распределение по территории становится распределением (потерянного) времени.

Фараоны, римляне, греки были землемерами. Такова была геополитика. Мы живём в другом времени, мы живём во времена хронополитики. Организации, запреты, разрывы, приказы, влияние, структурирование, подчинённость – теперь обитель бренности. И именно отсюда должно пойти сопротивление.

Что вновь возвращает приводит нас к теме санкций. Много всего было сказано о том, что Роухани сказал президенту Австрии Хансу Фишеру в ООН – о том, что Иран готовится поставлять газ в Европейский Союз. Это случится не завтра, последние цифры, которые мне попадались, много лет назад, – стране необходимо как минимум US$ 200 миллиардов инвестиций, чтобы обновить свою энергетическую инфраструктуру. Роухани был вынужден это подтвердить. А Тегеран не продастся ЕС столь дёшево.

Окончание санкций – всё это хронополитика.

Мы вошли в эру масштабного терроризма. Точно так же, как мы говорим о мелких и крупных преступлениях, я думаю, то же можно сказать о мелком и крупном терроризме … Военно-промышленный и научный комплексы продолжают функционировать в силу собственной инерции. Это безумный двигатель, который не остановится.

Тегеран всё время думает о безумном двигателе. Я в некотором роде был «похищен» со встречи и в итоге оказался в маленьком исследовательском центре; на стене  – потрясающая карта с подробностями американских командных центров. Все сотрудники жаждут понять, на что готова пойти Империя в случае с Ираном.

Визит в «шпионское гнездо» – бывшее американское посольство – был неминуем. Апофеоз технологий 1970-х, идеально сохранившийся, как нигде в мире – радиоаппаратура, прото-компьютеры, телефоны, телексы, адресная картотека фирмы «Ролодекс», «кабинет фальшивок» для изготовления поддельных паспортов. Неудивительно, что Вашингтон так и не смог восстановить потерю такого безукоризненного поста подслушивания всего Ближнего Востока. Будет ли это здание когда-нибудь снова «нормальным» посольством США? Стоит спросить провинциального Гамлета, который почти превратился в безумного бомбиста.

Не потому ли аэропорт теперь стал новым городом? Люди тут больше не граждане, они – транзитные пассажиры. Нет больше кочевого сообщества в смысле великих кочевых переселений, оно сконцентрировано на векторе перевозок. Новая столица… – город на перекрестье целесообразности времени, другими словами, скорости.

Последний день должен был вместить прозрение. Я ждал этого весь день – среди мириада интервью и потрясающего индийского ланча в Северном Тегеране с Гаретом и доктором Маранди с факультета Мировых Исследований Университета Тегерана, идеальный «пир вина и ума» по Платону. Затем, ночью, был сумасшедший рывок через город к усыпальнице Рей; рабочий район, краеугольный камень Тегерана, один из главных центров паломничества в Иране наряду с Кумом и Машхадом.

Эстетическая иллюминация с чувственной перегрузкой и духовной тягой – с очередным ударом, поскольку вы единственный представитель Запада в поле зрения. Десятки тысяч паломников оказывают уважение зятю имама Али. Что за жизнь при смерти великих повествований? Но не в глубине Ирана.

А затем везде вокруг, как в мечтах Кольриджа: мечтал ли я о такой мимолетной персидской интерлюдии или Тегеран немножко мечтал обо мне? Я вернулся к своему статусу – обычный транзитный пассажир, при мне коврик кочевника, рюкзак и посадочный талон. Следующая остановка; безликий город в перекрестье скоростей.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Симптомы восстановления американо-российских отношений

Отдаляющаяся угроза войны с Северной Кореей и американо-российского столкновения в Сирии.  Грохот ломающегося льда замороженного конфликта на Украине.  Россия и США призывают распрощаться с ...

Подробнее...

Слушая Дональда в ООН

Сегодня поздним утром на электронную почту посыпались гневные письма. Мои корреспонденты писали, что их «тошнит» и «сердце прихватывает». Причина всего этого? Они только что посмотрели выступление Тра...

Подробнее...

Трамп и пузыри утонувшего (старого) мира

Для начала признаюсь: я действительно не в курсе, как именно корпоративные СМИ освещали поездку Трампа на саммиты НАТО и G7. Честно говоря, меня это не занимает — я давным-давно перестал прислушиватьс...

Подробнее...

Действительно ли российско-индийские отношения пришли в упадок?

Рассуждения в индийских СМИ о визите премьер-министра Нарендры Моди в Россию в рамках ежегодных встреч на высшем уровне между двумя лидерами приняли странный оборот.  В карикатурном стиле Моди из...

Подробнее...

Сет Рич, Крейг Мюррей и зловещие служители Государства Национальной Безопасности

Почему считается — «теорией заговора» полагать, что недовольный сотрудник Национального комитета Демократической партии передал «Викиликс» их электронные письма, но считать, что они были предоставлены...

Подробнее...

Google+