Обама требует от России постепенной сдачи позиций

Сергей Лавров

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров – опытный «профи», дипломат, работающий на переднем крае политики уже более сорока лет, и редко, если вообще когда-нибудь, даёт личные оценки политики других стран.  Но  и язвительных острот у него не перечесть.  Его  резкий отзыв  о речи президента Обамы, произнесённой в среду на прошлой неделе в Нью-Йорке на заседании Генеральной Ассамблее ООН, указывает, в каком направлении на самом деле движутся российско-американские отношения.

Лавров был удивлён тем, что Обама назвал Россию второй в списке крупнейших угроз международной безопасности – первой был вирус Эболы – даже прежде Исламского государства. Он также считает «странным» заявление Обамы, что мир сегодня свободнее и безопаснее. И продолжает, заметив, что в замечаниях Обамы есть нечто «оруэллианское».

«Лавров сказал:

«Дж. Оруэлл в свое время придумал «министерство правды», и, видимо, эта философия ещё не ушла в прошлое, а весьма живуча».

Лавров уничтожающе отозвался о Соединённых Штатах как о хищнической державе, которой не хватает честности и уважения к другим, назойливо сующей свой нос даже в те дела, – к примеру, на Украине, – которые на самом деле вообще не их дело.

Он сказал также, что он собирается высказать многое их этого в лицо госсекретарю Соединённых Штатов Джону Керри в среду на встрече в Нью-Йорке.

Несомненно, Обама вполне заслужил такую отповедь, учитывая оскорбительные нападки,  сделанные им в ООН на прошлой неделе.  Он позволил себе выдвинуть беспрецедентные обвинения, заявив, что на Украине Россия бросила вызов мировому порядку, установившемуся после холодной войны, аннексировав Крым и наводняя оружием восточные регионы этой страны, «подстрекая сепаратистских боевиков в конфликте, в котором убиты тысячи людей», и, следовательно, Соединённые Штаты и их союзники будут придерживаться своего курса и поддерживать Украину, «укрепят» НАТО и «заставят Россию заплатить за агрессию», сохраняя действие санкций, «пока Россия не изменит курс».

В общем, безотносительно к минскому соглашению между Киевом и украинскими сепаратистами, в решимости Вашингтона давить на Москву и изолировать её от Европы не будет никаких послаблений.

Через пару дней в пространном интервью влиятельному «Блумберг ТВ» Лавров вернулся к этой теме с новой энергией. Он резко оппонировал Обаме:

«Мы не будем плакаться «дяде Сэму» по поводу санкций».

Так что счёт 40:40, как в теннисе.

Каков план игры Обамы? Приходят на ум три или четыре вещи. Во-первых и в главных, США не считают, что минское соглашение по национальному диалогу (с которым не был связан Вашингтон) – это конец игры на Украине. Во-вторых, санкции против России должны сохраняться в обозримом будущем, чтобы перспективы Москвы достичь сближения с Европой были сорваны.

В-третьих, Вашингтон в значительной степени удовлетворён тем, что было достигнуто до сих пор в дипломатическом плане – проамериканский режим в Киеве; получившее второе дыхание НАТО; развёртывание войск в государствах Балтики и Польше, что раньше было немыслимым; обретённое вновь столь необходимое восстановление трансатлантического лидерства Америки; серьёзная эрозия укреплявшихся связей России с Европой, что ослабляет Россию политически и экономически; и, наконец, развёртывание самих «умных» санкций  – не только с целью усиления давления на российскую политику, но и для поддержания осложнений в отношениях России и ЕС, а также ощутимого вреда для стратегических интересов России (например, нарушения, которые это уже вызвало при разработке арктических нефтяных месторождений, критически зависящей от западных технологий), не говоря уже о том, чтобы вынудить Россию перенаправлять огромные ресурсы на наращивание военной мощи вместо того, чтобы оптимально справиться с экономическим спадом.   

В-четвёртых, самое важное: совершенно очевидно, что администрация Обамы нисколько не заинтересована в «перезагрузке» отношений с Россией в оставшееся время его президентства.  Другими словами,  американская администрация отвернулась от политики эпохи после холодной войны – политики   выборочного взаимодействия с Россией в областях, затрагивающих важнейшие проблемы и жизненные интересы США.

Вашингтон рассчитывает, что санкции загоняют Россию в положение обороняющейся стороны настолько, что  Москва психологически уже готова одуматься и склоняется к тому, чтобы пойти на уступки, чтобы вызвать приглашение Запада присоединиться к коллективным усилиям, могущим помочь смягчить её изоляцию.

Для этого необходимы некоторые усилия. На первый взгляд, для внешней политики США сотрудничество с Россией, вероятно, было бы полезным  в решении ближневосточной ситуации. Но тогда, как считает Обама, США могут в любом случае склонить Россию к согласию, без «принуждения» как такового.

Таким образом, по вопросу борьбы против «Исламского государства» Россия в любом случае не собирается делать ничего, чтобы разрушить стратегию Соединённых Штатов по борьбе с ИГИЛ в Ираке (или в Сирии с ним же), потому что война против терроризма, – неважно, откуда он происходит, – совпадает и с собственными интересами Москвы.  Афганистан – блестящий пример прагматизма России, когда под угрозой находятся её интересы.

Опять же, американо-иранские встречи приобрели шансы на успех, и формат 5+1 быстро становится декоративным обрамлением, в то время как реальная дискуссия происходит между Керри и его иранским коллегой Мохаммедом Джавад Зарифом, которые регулярно встречаются за столом один на один, без присутствия «посторонних». И здесь Россия не может (и не хочет) мешать, – менее всего, потому что Тегеран не позволит этому произойти – а это означает, что Вашингтон больше не нуждается ни в каком тесном взаимодействии, которого он добивался от Москвы в последние годы, чтобы изолировать Тегеран. В конце концов, Соединённые Штаты, несомненно, надеются подорвать и российско-иранские стратегические связи.

Конечно, Сирия до некоторой степени остаётся проблемой. Но, с другой стороны западная политика по-прежнему разворачивается, и сейчас только на раннем этапе. Предположительно, вполне может быть достигнут момент, когда Запад начнёт открытые переговоры с сирийским режимом. На сегодняшний день сирийский режим зависит от российской поддержки, но, сказав, что президент Башар аль-Асад  обладает также хорошо отточенным инстинктом политического выживания и при нынешних обстоятельствах его цель – явным образом позиционировать Сирию на той же стороне, что и западные державы в предстоящей борьбе против «Исламского государства». С течением времени Башар Асад может начать использовать российскую поддержку как инструмент давления, чтобы получить возможность договариваться непосредственно с Парижем и/или Вашингтоном.

Поэтому крайне важно, что Париж предпочёл уклониться от воздушных ударов по Сирии под руководством американцев, если учитывать его историческую роль в соглашении Сайкса-Пико 1916 года, так же как его сегодняшние стремления быть посредником и арбитром при любом будущем переходном периоде в Сирии – а он находится в уникальном положении, чтобы сыграть  свою роль, вытесняя Россию.  Само собой разумеется, что Париж тесно координирует свои действия с администрацией Обамы при тонкой настройке своих дипломатических позиций по отношению к Сирии. 

Поэтому, учитывая всё это, Соединённые Штаты устраивает, что нет реального ослабления в давлении на Россию. По крайней мере, это заставляет Россию увязнуть в украинской трясине, что будет держать её в стороне от того, чтобы играть действенную роль в других регионах,  где затрагиваются коренные интересы США. Следовательно, парадоксально, но «замораживание» украинского конфликта вполне устраивает Вашингтон.

Интересно, что администрация Обамы недавно реанимировала собственную заброшенную версию Нового Шёлкового пути в Центральной Азии. Сигнал Кремлю совершенно ясный: «Мы будем оставлять вас на мели и ставить вам барьеры, когда захотим, и держать вас в постоянном напряжении».

Вашингтон надеется, что «западники», которые традиционно доминируют в московской элите и не в состоянии обойтись без социального взаимодействия с европейскими странами, а многие имеющие обязательства даже на личном уровне, в какой-то момент начнут отстаивать смену курса российской политики и принуждать к этому. Администрация Обамы убеждена, что время играет на неё, а не на Россию. Конечно, это рискованный гамбит, потому что вносит огромную неопределённость в международную безопасность – до тех пор, пока одна из сторон не уступит.


В этой рубрике

По палестинскому вопросу Индия — на правильной стороне истории

Справедливо будет предположить, что решение Индии в четверг проголосовать на Генеральной Ассамблее ООН против решения президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля могло быть прин...

Подробнее...

Игры и забавы в ООН

Это была неделя бенефиса Соединённых Штатов в ООН. Перво-наперво США наложили вето на резолюцию Совбеза, которая, в сущности, аннулировала признание Соединёнными Штатами Иерусалима столицей Израиля. Ч...

Подробнее...

Индия выступила на стороне России, когда США пересекли красную линию на Украине

Сделав крайне значительный дипломатический жест, во вторник Индия продемонстрировала солидарность с Россией во время голосования на заседании Генеральной Ассамблеи ООН по ситуации с нарушением прав че...

Подробнее...

Возвращение с холода: жест ЦРУ указывает на потепление отношений США и России

В анналах российско-американских отношений трудно отыскать прецедент, когда кремлёвский лидер звонил своему коллеге из Белого дома, чтобы передать личную благодарность и признательность за большой вкл...

Подробнее...

Турция переходит к полному игнорированию США, продолжая налаживать дружеские отношения с Путиным

В понедельник советник президента США по вопросам национальной безопасности «Г. Р.» Макмастер подлил масла в костёр напряжённости на Ближнем Востоке, осудив Турцию и Катар как главных спонсоров экстре...

Подробнее...

Google+