Обама требует от России постепенной сдачи позиций

Сергей Лавров

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров – опытный «профи», дипломат, работающий на переднем крае политики уже более сорока лет, и редко, если вообще когда-нибудь, даёт личные оценки политики других стран.  Но  и язвительных острот у него не перечесть.  Его  резкий отзыв  о речи президента Обамы, произнесённой в среду на прошлой неделе в Нью-Йорке на заседании Генеральной Ассамблее ООН, указывает, в каком направлении на самом деле движутся российско-американские отношения.

Лавров был удивлён тем, что Обама назвал Россию второй в списке крупнейших угроз международной безопасности – первой был вирус Эболы – даже прежде Исламского государства. Он также считает «странным» заявление Обамы, что мир сегодня свободнее и безопаснее. И продолжает, заметив, что в замечаниях Обамы есть нечто «оруэллианское».

«Лавров сказал:

«Дж. Оруэлл в свое время придумал «министерство правды», и, видимо, эта философия ещё не ушла в прошлое, а весьма живуча».

Лавров уничтожающе отозвался о Соединённых Штатах как о хищнической державе, которой не хватает честности и уважения к другим, назойливо сующей свой нос даже в те дела, – к примеру, на Украине, – которые на самом деле вообще не их дело.

Он сказал также, что он собирается высказать многое их этого в лицо госсекретарю Соединённых Штатов Джону Керри в среду на встрече в Нью-Йорке.

Несомненно, Обама вполне заслужил такую отповедь, учитывая оскорбительные нападки,  сделанные им в ООН на прошлой неделе.  Он позволил себе выдвинуть беспрецедентные обвинения, заявив, что на Украине Россия бросила вызов мировому порядку, установившемуся после холодной войны, аннексировав Крым и наводняя оружием восточные регионы этой страны, «подстрекая сепаратистских боевиков в конфликте, в котором убиты тысячи людей», и, следовательно, Соединённые Штаты и их союзники будут придерживаться своего курса и поддерживать Украину, «укрепят» НАТО и «заставят Россию заплатить за агрессию», сохраняя действие санкций, «пока Россия не изменит курс».

В общем, безотносительно к минскому соглашению между Киевом и украинскими сепаратистами, в решимости Вашингтона давить на Москву и изолировать её от Европы не будет никаких послаблений.

Через пару дней в пространном интервью влиятельному «Блумберг ТВ» Лавров вернулся к этой теме с новой энергией. Он резко оппонировал Обаме:

«Мы не будем плакаться «дяде Сэму» по поводу санкций».

Так что счёт 40:40, как в теннисе.

Каков план игры Обамы? Приходят на ум три или четыре вещи. Во-первых и в главных, США не считают, что минское соглашение по национальному диалогу (с которым не был связан Вашингтон) – это конец игры на Украине. Во-вторых, санкции против России должны сохраняться в обозримом будущем, чтобы перспективы Москвы достичь сближения с Европой были сорваны.

В-третьих, Вашингтон в значительной степени удовлетворён тем, что было достигнуто до сих пор в дипломатическом плане – проамериканский режим в Киеве; получившее второе дыхание НАТО; развёртывание войск в государствах Балтики и Польше, что раньше было немыслимым; обретённое вновь столь необходимое восстановление трансатлантического лидерства Америки; серьёзная эрозия укреплявшихся связей России с Европой, что ослабляет Россию политически и экономически; и, наконец, развёртывание самих «умных» санкций  – не только с целью усиления давления на российскую политику, но и для поддержания осложнений в отношениях России и ЕС, а также ощутимого вреда для стратегических интересов России (например, нарушения, которые это уже вызвало при разработке арктических нефтяных месторождений, критически зависящей от западных технологий), не говоря уже о том, чтобы вынудить Россию перенаправлять огромные ресурсы на наращивание военной мощи вместо того, чтобы оптимально справиться с экономическим спадом.   

В-четвёртых, самое важное: совершенно очевидно, что администрация Обамы нисколько не заинтересована в «перезагрузке» отношений с Россией в оставшееся время его президентства.  Другими словами,  американская администрация отвернулась от политики эпохи после холодной войны – политики   выборочного взаимодействия с Россией в областях, затрагивающих важнейшие проблемы и жизненные интересы США.

Вашингтон рассчитывает, что санкции загоняют Россию в положение обороняющейся стороны настолько, что  Москва психологически уже готова одуматься и склоняется к тому, чтобы пойти на уступки, чтобы вызвать приглашение Запада присоединиться к коллективным усилиям, могущим помочь смягчить её изоляцию.

Для этого необходимы некоторые усилия. На первый взгляд, для внешней политики США сотрудничество с Россией, вероятно, было бы полезным  в решении ближневосточной ситуации. Но тогда, как считает Обама, США могут в любом случае склонить Россию к согласию, без «принуждения» как такового.

Таким образом, по вопросу борьбы против «Исламского государства» Россия в любом случае не собирается делать ничего, чтобы разрушить стратегию Соединённых Штатов по борьбе с ИГИЛ в Ираке (или в Сирии с ним же), потому что война против терроризма, – неважно, откуда он происходит, – совпадает и с собственными интересами Москвы.  Афганистан – блестящий пример прагматизма России, когда под угрозой находятся её интересы.

Опять же, американо-иранские встречи приобрели шансы на успех, и формат 5+1 быстро становится декоративным обрамлением, в то время как реальная дискуссия происходит между Керри и его иранским коллегой Мохаммедом Джавад Зарифом, которые регулярно встречаются за столом один на один, без присутствия «посторонних». И здесь Россия не может (и не хочет) мешать, – менее всего, потому что Тегеран не позволит этому произойти – а это означает, что Вашингтон больше не нуждается ни в каком тесном взаимодействии, которого он добивался от Москвы в последние годы, чтобы изолировать Тегеран. В конце концов, Соединённые Штаты, несомненно, надеются подорвать и российско-иранские стратегические связи.

Конечно, Сирия до некоторой степени остаётся проблемой. Но, с другой стороны западная политика по-прежнему разворачивается, и сейчас только на раннем этапе. Предположительно, вполне может быть достигнут момент, когда Запад начнёт открытые переговоры с сирийским режимом. На сегодняшний день сирийский режим зависит от российской поддержки, но, сказав, что президент Башар аль-Асад  обладает также хорошо отточенным инстинктом политического выживания и при нынешних обстоятельствах его цель – явным образом позиционировать Сирию на той же стороне, что и западные державы в предстоящей борьбе против «Исламского государства». С течением времени Башар Асад может начать использовать российскую поддержку как инструмент давления, чтобы получить возможность договариваться непосредственно с Парижем и/или Вашингтоном.

Поэтому крайне важно, что Париж предпочёл уклониться от воздушных ударов по Сирии под руководством американцев, если учитывать его историческую роль в соглашении Сайкса-Пико 1916 года, так же как его сегодняшние стремления быть посредником и арбитром при любом будущем переходном периоде в Сирии – а он находится в уникальном положении, чтобы сыграть  свою роль, вытесняя Россию.  Само собой разумеется, что Париж тесно координирует свои действия с администрацией Обамы при тонкой настройке своих дипломатических позиций по отношению к Сирии. 

Поэтому, учитывая всё это, Соединённые Штаты устраивает, что нет реального ослабления в давлении на Россию. По крайней мере, это заставляет Россию увязнуть в украинской трясине, что будет держать её в стороне от того, чтобы играть действенную роль в других регионах,  где затрагиваются коренные интересы США. Следовательно, парадоксально, но «замораживание» украинского конфликта вполне устраивает Вашингтон.

Интересно, что администрация Обамы недавно реанимировала собственную заброшенную версию Нового Шёлкового пути в Центральной Азии. Сигнал Кремлю совершенно ясный: «Мы будем оставлять вас на мели и ставить вам барьеры, когда захотим, и держать вас в постоянном напряжении».

Вашингтон надеется, что «западники», которые традиционно доминируют в московской элите и не в состоянии обойтись без социального взаимодействия с европейскими странами, а многие имеющие обязательства даже на личном уровне, в какой-то момент начнут отстаивать смену курса российской политики и принуждать к этому. Администрация Обамы убеждена, что время играет на неё, а не на Россию. Конечно, это рискованный гамбит, потому что вносит огромную неопределённость в международную безопасность – до тех пор, пока одна из сторон не уступит.


В этой рубрике

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Месяц, поистине исторический для будущего нашей планеты

Март 2018 года войдёт в историю, как поистине исторический месяц. 1 марта. Владимир Путин выступил с историческим Обращением к Федеральному Собранию. 4 марта. Бывший британский шпион Сергей Скрипаль...

Подробнее...

Обоюдная вина: 25 лет переговоров по Северной Корее

Ввиду планов Дональда Трампа провести встречу с Ким Чен Ыном в ближайшем будущем, стоит оглянуться на историю американских переговоров с Северной Кореей за последние 25 лет....

Подробнее...

Разбор отставки Рекса Тиллерсона

Неожиданность решения президента США Дональда Трампа уволить Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря состоит в том, что случилось это событие через полные шесть месяцев после того, как последний на засе...

Подробнее...

Google+