Связующие нити

Шотландия и Украина: реальность страньше фантастики

Шотландия и Украина: реальность страньше фантастики

Вообразите себе сценарий: после выбора Челси Клинтон на пост президента осенью 2024 года пришла пора подвести итоги обеспечения безопасности в Европе  в свете последних десяти лет.  Оглядываясь на только минувшее бурное десятилетие, легко пренебречь ролью, которую играла  Европа в растущем международном беспорядке.

Так много всего случилось вокруг – от возникновения широкой дуги нестабильности от Северной Африки до Восточной Азии и повсюду к югу – что события в Европе часто кажутся интермедией между главными международными политическими событиями. То, что за последние несколько лет Европа по ходу дела утратила грандиозное историческое значение, однако, компенсируется поразительным поворотом событий на континенте за предыдущие десять лет. Изменение курса двумя лидерами в середине лета 2014 года привело в движение самое удивительное развитие событий десятилетия. Европейский юго-восток, до сих пор страдавший от этнических междоусобиц, умиротворён; рвануло на северо-западе Европы.

Никто не ожидал, что разразится жестокая гражданская война между Англией и Шотландией; все ожидали мирного урегулирования. По отношению к российскому пограничью, отделяющему её от западных соседей, напротив, был моден пессимизм. Гражданская война на Украине, с изобилием обвинений в интервенции извне, летом 2014 года всё больше становилась похожей на очередную Боснию, а эта животрепещущая проблема, в свою очередь, вызывала в памяти Сараево столетней давности.  

К практически единодушному удивлению, однако, украинский конфликт был урегулирован, когда президент Обама в середине июля провозгласил смелую новую политику. Действуя вопреки советам Госдепа, Обама исключил поддержку войны Украины на востоке и приказал Киеву дать право на самоопределение русскоязычному населению Донбасса. После прекращения огня были должны быть проведены выборы под эгидой миротворческих сил ООН. Украинцы, сначала обозвав президента предателем, в итоге – после того как Соединённые Штаты, ЕС и Россия пообещали значительную экономическую помощь, чтобы оживить украинскую экономику – согласились на план Обамы. Тот, в свою очередь, дал понять, что никакой помощи или дипломатической поддержки не последует, если украинцы не смягчат своё отношения к русскоязычным жителям; и эта морковка – а также кнут – предназначены для такого прорыва.

Избиратели Донбасса, благодарные за то, что их взгляды считаются достаточно важными, чтобы их вынести на референдум, после этого отказались от независимости и выработали «модус вивенди» с Киевом по признанию своих языковых прав и защите своей уязвимой промышленности. Переговоры между Соединёнными Штатами, Россией, Украиной и ЕС были успешными для гармонизации несовместимых требований ЕС и Евразийского Союза. Главным результатом стало то, что Украина получила доступ к товарам и рынкам ЕС, сохраним всё же исторические связи с Россией; восточным провинциям был предоставлен особый экономический статус, отличный от остальной страны. «Цена ужесточения санкций для всех нас», – заявил Обама в оправдание своего мирного плана, – «намного перевешивает цену щедрого экономического пакета для Украины. Давайте попытаемся прийти к примирению и восстановлению,   а не к войне».

Совершенно другой была обстановка в Великобритании. Как и в любом гражданском конфликте, вражда между шотландцами и англичанами имела глубокие корни, её причины уходили далеко во тьму эпох. Вскоре после того как разразилась гражданская война, «Foreign Affairs» напечатала эссе под названием «1745 год и всё такое», исследуя эти исторические антагонизмы и вызвав ещё больше споров. Ранее политологи считали войну между Шотландией и Англией немыслимой. К 2016 году возникла новая ревизионистская школа, считающая, что конфликт был неизбежен и продлится многие годы.

Искрой, которая на самом деле вызвала пожар – хотя это сразу и не признали – было решение премьер-министра Дэвида Кэмерона отменить своё предыдущее решение относительно шотландского референдума о независимости. Он признал это право в январе 2012 года, но 15 июля 2014 года объявил, что британское правительство передумало (это произошло практически в тот же самый момент, когда Обама изменил позицию по Украине). Шотландский референдум, назначенный на 18 сентября, был отменён. Кэмерон присоединился к критическим мнениям, что это позор – разрешить шотландцам референдум, не дав никакого голоса англичанам, и он сейчас решительно выступает против своих предыдущих взглядов, отвергая Эдинбургское соглашение. Небольшой инцидент вызвал фурор  и ожесточил чувства обеих сторон. Репортёр «Дэйли Мэйл» сделал снимок официального меморандума, в котором о шотландцах говорится как о самой зависимой от социальных пособий, пьющей и колющейся нации в Европе. Шотландцы заявили, что это злостная клевета; офис премьер-министра сначала отвергал существование этого документа, но потом заявил, что произошла техническая ошибка. Впоследствии большинство англичан втихомолку наслаждалось этими расхождениями, намекая, что истина, несомненно, позволительная защита в соответствии с законом о клевете.

В ответ на диктат Кэмерона, Шотландская национальная партия пообещала всё равно идти к проведению своего референдума, и так и сделала в заранее назначенный день, получив большинство голосов за независимость с небольшим перевесом. Кэмерон денонсировал референдум как «позорную атаку на британскую Конституцию» и пообещал, что террористы, которые за это ответственны, будут уничтожены. «Слава Англии!» – воскликнул он. Ввиду угрозы применения силы со стороны Англии, шотландцы выставили людей с автоматами вокруг общественных зданий. Кэмерон ответил заявлением, что «не потерпит подобной агрессии».

После этого разразилась буря. То, что было небольшим конфликтом, быстро разрослось в войну со значительными жертвами как со стороны военных, так и мирного населения. Большинство наблюдателей придерживались мнения, что общее число жертв составляет где-то 6 тысяч человек, но эта цифра не соответствовала масштабу разрушений.  На начальных стадиях войны Кэмерон привлёк советников из Израиля;  рекомендованные ими методы повлекли во многом непоправимый ущерб, причинённый важнейшим объектам гражданской инфраструктуры. После того как английские войска взяли  Эдинбург в осаду, из Шотландии потёк огромный поток внутренних беженцев, помощь которым оказывали гуманитарные службы ООН  в  огромных палаточных лагерях беженцев на восточном побережье Шотландии. Из-за террористической угрозы Открытый чемпионат на время военных действий был перенесён в Австралию; Уимблдон проводился на травяных кортах Соединённых Штатов.   

Война продлилась два с половиной года. Ценной большой крови и затраченных денег англичане взяли Глазго и Эдинбург, но не могли контролировать небольшие города и сельскую местность. После мирного соглашения, подписанного в 2017 году, – при участии нового американского президента Джеба Буша, – боевые действия прекратились. Это могло бы произойти и раньше, но сопротивление шотландцев было обезглавлено: возглавлявшие его лидеры погибли в результате целенаправленных убийств.  После мирного соглашения осталось много горечи; восстановление было иллюзорным. Шотландия, хоть и независимая, ушла; Англия, на этот раз униженная, осталась в одиночестве. ЕС, из которого Англия вышла весной 2015 года, не проявлял желания помочь. Даже Америка, ранее обязавшаяся предоставить большой пакет помощи Украине, но жестоко страдающая от краха фондового рынка осенью 2016 года, расписалась в своём бессилии: «Мы бы не против, но в кошельке пусто», – заявил Буш III.

Резкая смена позиции Обамы по украинскому кризису была самой большой неожиданностью за его президентство. Позже президент объяснил, что в конце 2014 года во сне внезапно на него нашло озарение о многообещающем решении. Как он вспоминает в своих мемуарах:  «Может быть, вы помните свои детские кошмары, например, что вы пришли в детский сад и вдруг обнаружили, что забыли кое-что на себя надеть, – пишет он. – Серьёзно, моё замешательство и стыд были точно такими же. Я проснулся от ужасного осознания того, что из-за простой невнимательности я назначил руководство неоконов на должности в Европейском и Евроазиатском бюро Госдепартамента, в открытую  подставляющих мою администрацию под угрозу новой холодной войны».

За несколько недель до перемены настроения после посещения Колорадо в ходе поездки по сбору средств на избирательную кампанию, президент начал ложиться поздно и засиживаться в Интернете. Он открыл ряд противоположных взглядов, о которых никогда не слышал раньше. Он всё более и более стал сомневаться и в своих советниках, и ведущих средствах массовой информации. (Заметной темой  его мемуаров «Обманутые надежды», опубликованных в 2019 году, было то, что «надувательство» в Белом доме фактически лишало его доступа к альтернативным точкам зрения.) К середине июля, когда его интеллектуальное восстание окрепло, он вдруг почувствовал себя свободным от старых предрассудков. Виктория Нуланд был уволена; Джону Керри было предложено уйти в отставку. («Трепло», подумал Обама, принимая решение.) В конце месяца Обама пригласил Путина, Меркель и Порошенко на недельную конференцию в Кэмп-Дэвид, где были выработаны принципы урегулирования ситуации на Украине. Учитывая, насколько скверно обстояли дела на Украине,  это был замечательное и совершенно неожиданное достижение.

Однако в «Разъединённом королевстве» события развивались в противоположном направлении. «В то время как признание права на самоопределение для областей, где проживают меньшинства, оказалось формулой установления мира на Украине, отказ Кэмерона Шотландии в этом праве, несомненно, провоцировал войну. Эти два случая, несомненно, были  очень сходными:  большинство и меньшинство, каждое из них со своими культурными отличиями, имели отличающиеся представление о национальной идентичности, но также и исторический опыт общей государственности. Большинство выступало против отделения; меньшинство разделялось примерно поровну. У меньшинства была хорошая причина оставаться вместе, но была и причина отделиться. Это было трудное обстоятельство, по отношению к которому население – в Шотландии не меньше чем в Донбассе – было расколото ровно пополам.

Поскольку большинство, при достаточном желании, может, по-видимому, принудить меньшинство, всё же возникает вопрос, почему большинству следует воздержаться, когда меньшинство желает отделиться. Ответ, как кажется Обаме, состоит в том, что политические союзы, союзы между мужчинами  женщинами, столь разными, должны строиться на взаимном согласии.  Приняв этот принцип, он пришёл к убеждению, что нашёл ключ к миру и умиротворению. В поисках подтверждения своего новоприобретённого видения, Обама обратился к изучению собственно американских кризисов с отделением. «Мужу или жене, которые могут удерживать партнёра только за счёт запертых дверей и стоя перед ним с оружием, – писал аболиционист Уэнделл Филлипс, – Лучше предоставить право  мирного развода». «Я люблю Союз как люблю собственную жену, – писал Куинси Адамс в 1801 году. – Но если моя жена просила бы и настаивала на разводе, она получила бы его, хотя это и разбило бы моё сердце». Томас Джефферсон  в 1820 году проводил ту же мысль по поводу возможного разделения Севера и Юга: два или три года испытательного срока в условиях разделения, предсказывал он, «вернут их обратно друг к другу, как рассорившихся влюблённых, чтобы возобновить объятия и усилить привязанность».  Затем Обама углубился ещё дальше, пока не дошёл до Барка: «Для меня вопрос не в том, есть ли у вас право делать своих людей несчастными, а в том, нет ли у вас интереса делать их счастливыми». В частном письме Обама пересказал суть этого совета Дэвиду Кэмерону, который грубо от него отмахнулся.  В электронном письме, позже просочившемся в прессу, Кэмерон отписался Обаме, что тому нужно «перечитать историю Авраама Линкольна». С этого времени они друг с другом не разговаривали.

Странно, что так мало наблюдателей в 2014 году, видимо, признавали, что принцип, стоящий на кону в Британии и на Украине по существу один и тот же, но это в первую очередь случалось из-за массы других кризисов, происходивших в то время – В Ираке, Сирии, Газе, Ливии, Южно-Китайском море, Южном Судане. В начале 2015 года, однако, среди шотландцев распространился новый лозунг – «То, что было хорошо для Донбасса, хорошо для Шотландии!», – намекавший на народный референдум, который для одного случая посчитали подходящим, а для другого нет.

Кэмерон многое потерял, отказавшись от своей предыдущей просвещённой политики. Борис Джонсон, его преемник, провёл мирные переговоры после самоубийства Кэмерона в начале 2017 года. Перочинный нож Кэмерона, по выражению критиков, оказался более действенным, чем его перо. Однако Украина добилась принятия обамовского посредничества на основе того же принципа, который ранее отстаивал Кэмерон. Перемена позиции двумя великими лидерами Англосферы  была одним из самых важных поворотных моментов в современной европейской истории, показавшим, что между отдельными лидерами может быть большая разница – к добру или к худу.  

Об авторе:

Дэвид Хэндриксон, профессор политологии университета Колорадо. Придерживается мнения, что реальность вещь более странная, чем фантастика.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Саммит в Хельсинки Путин-Трамп: действие в реакции

Чуть более недели прошло после ожидаемого саммита Путина и Трампа в Хельсинки. У меня было время почитать о том, какую реакцию и комментарии он вызвал. Я прихожу к парадоксальному выводу, что саммит о...

Подробнее...

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Месяц, поистине исторический для будущего нашей планеты

Март 2018 года войдёт в историю, как поистине исторический месяц. 1 марта. Владимир Путин выступил с историческим Обращением к Федеральному Собранию. 4 марта. Бывший британский шпион Сергей Скрипаль...

Подробнее...

Google+