Тонко сбалансированные переговоры по Украине в Минске

minsk-talks-on-ukraine

Киевская миссия немецкого канцлера Ангелы Меркель была вовсе не легка. Накануне своей поездки Меркель подверглась давлению со стороны президента США Барака Обамы. Совершенно очевидно, что Соединённые Штаты чувствуют себя исключёнными из миротворческих усилий. Вашингтон незамедлительно осудил решение Кремля обойти американскую тактику проволочек в Совете Безопасности ООН и начать доставку гуманитарных грузов на Восточную Украину, как «акт нарушения международного права» и риторически потребовал, чтобы конвой вернулся в Россию (хотя к тому времени он и так уже  вернулся).

 

Тем не менее, Меркель продолжила действовать. Её намерение посетить Киев 23 августа,  в конце концов, было весьма символично. Она публично обратила внимание, что канцлер Германии посетил Украину в годовщину такого знакового события, что показало, насколько всё изменилось за 75 лет после пакта Молотова-Риббентропа о ненападении от 23 августа 1939 года.

Москву устроят итоги поездки Меркель. Она полностью одобрила переговоры в Минске между президентом России Владимиром Путиным и его украинским коллегой Петром Порошенко; она подчеркнула необходимость прекращения огня на востоке Украины; самое главное, она призвала к конституционным изменениям на Украине, чтобы обеспечить автономию для Восточной Украины. В этом взгляды Москвы и Берлина совпадают.

Замечания главы ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон также очень своевременны и чрезвычайно значимы – она намеревалась уведомить Порошенко в минских переговорах, о том, что Украина нуждается в «хороших отношениях с российскими соседями».

Декорации минских переговоров выглядят многообещающими. Конечно же, никакого «прорыва» не ожидается, как и предостерегала Меркель, но прекращение огня на Восточной Украине возможно, что устраивает Россию. Меркель постоянно говорила о необходимости перемирия.

Порошенко, постоянно побуждаемый вице-президентом США Джо Байденом  проводить военные операции на Восточной Украине, к настоящему времени также осознаёт, что конфликт становится слишком кровавым, и что в его политических интересах провести парламентские выборы в октябре в спокойной обстановке. В целом, по сообщениям, всё  довольно тонко сбалансировано.

И всё же остаётся немало вопросов. Откажутся ли Соединённые Штаты от подрыва минского процесса? Очевидно, оставшись в стороне от происходящего, в роли наблюдателя, США теряют лицо. С другой стороны, такое крайнее разочарование – их трудности, и тут может помочь коррекция курса.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что три предположения, на которых строилась американская политика, оказались бредовыми – что Путин окажется «в изоляции» и поддастся западному диктату; что санкции ужаснут Кремль и заставят его просить пощады; и что украинские военные возьмут под контроль Восточную Украину.

Самое печальное то, что Соединённые Штаты так ничего и не добились, во имя «демократии» свергнув избранного правительства Виктора Януковича. Один набор ненавистных олигархов был сменён другим, не менее отталкивающим. Проще говоря, олигархи продолжают распоряжаться на Украине, и на этот раз Запад отказывается расхлёбывать заварившуюся кашу.

Вне всякого сомнения, в череде политических неудач Барака Обамы Украина выделяется как одна из самых причудливых. Но в то же время, если копнуть поглубже, ответственность за это несёт то не столько сам Обама, сколько, возможно, дуэт из экс-президента Билла Клинтона и его знаменитой «русской руки» (и приятеля со времён Оксфорда) Строба Тэлбота, по-царски разбазаривших бесконечные возможности для создания гармоничного миропорядка в эпоху, сменившую холодную войну.

Известный академик и русский филолог из Чикагского университета профессор Джон Мирсхаймера в последнем номере журнала Foreign Affairs написал блестящее эссе под названием «Почему украинский кризис –  ошибка Запада: Либеральные заблуждения, которые вызвал Путин», обрисовав, почему с исторической точки зрения и непосредственно в украинском контексте политическая клика Клинтона-Тэлбота в Белом доме должна нести ответственность за сегодняшний кризис.

Мирсхаймер цитирует не кого-нибудь, а культовую фигуру советской эпохи, учёного и дипломата Джорджа Кеннана, предупреждавшего о катастрофически «блестящей» идее Тэлботта подтолкнуть расширение НАТО на восток:

«Я думаю, что понемногу русские станут реагировать на это очень негативно, что повлияет на их политику. Я думаю, это – трагическая ошибка. Для этого вообще не было никаких причин. Никто никому не угрожал».

Сегодня вопрос сводится к тому, есть ли у Обамы желание, политический капитал (или характер), чтобы настроить свою волю на странный союз между неоконсерваторами и либералами в вашингтонских политических кругах, и для восстановления основных связей с  Россией. Мирсхаймер пишет:

«Тем не менее, существует решение украинского кризиса, – хотя это потребует от Запада совершенно иначе думать об этой стране. США и их союзники должны отказаться от своего плана «вестернизации» Украины, а вместо этого стремиться сделать её нейтральным буфером между НАТО и Россией, сродни положению Австрии ... Это не будет означать, что будущее украинское правительство должно было бы быть про-российским или анти-НАТОвским. Напротив, целью должна стать суверенная Украина, которая не входит в ни российский, ни в западный лагерь. Для достижения этой цели США и их союзники должны публично отказаться от расширения НАТО на Грузию и на Украину ... И Запад должен существенно ограничить попытки социальной инженерии внутри Украины. Пора положить конец западной поддержке для очередной оранжевой революции».

Это может показаться разумным и вполне осуществимым, но выглядит обманчиво простым, и, может быть поэтому, остаётся немыслимым, поскольку вопрос о расширении НАТО также включает в себя будущее трансатлантического партнёрства и ведущую роль в нём в 21 веке Соединённых Штатов.

Безусловно, Меркель балансирует на грани. В телефонном разговоре с Обамой как раз перед поездкой в Киеве она не сказала ни слова о поддержке переговоров в Минске. Напротив, Обама, казалось, попытался подбодрить её.

Тем не менее, Обама преимущественно прагматичен. Он отнюдь не «рыцарь» холодной войны вроде Тэлботта. По словам Патрика Кокберна из Independent, Обама позволил американской разведке передавать данные сирийскому режиму для военных операций против группировки «Исламское Государство Ирака и Леванта». По странному совпадению, Соединённые Штаты, видимо, использовали каналы немецкой разведки, чтобы обратиться к сирийскому режиму.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

О чём не говорили Путин и Трамп

Даже прикрытые мощными слоями дипломатического тумана, частично пересекающиеся встречи в Сочи госсекретаря США с президентом Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым всё ещё предоставляют ...

Подробнее...

Крым: геополитическая драгоценность, которой Россия придаёт блеск

При всем происходящем в мире, Крым недавно несколько отошёл на задний план. Да, США, ЕС и Канада только что добавили санкций в отношении России по одиозному закону Магнитского, но это несущественно....

Подробнее...

На фоне коллапса договора об ограничении ядерных вооружений Путин ужесточает риторику

Заявление президента Путина в Обращении к Федеральному собранию в Москве стало экстраординарным событием недели. Хотя по большей части сконцентрировавшись на внутреннем социальном и экономич...

Подробнее...

Варшава и Мюнхен: посвистывая, мимо кладбища НАТО

Если анти-иранская конференция в Варшаве была вступлением, то ежегодная Конференция по безопасности в Мюнхене стала главным событием. И там, и там произносилось много речей, было много показухи и разл...

Подробнее...

Взаимные уступки

Вопреки общему мнению, гражданское общество на обязательно является синонимом западно-европейских либерально-демократических ценностей. Многие группы гражданского общества продвигают то, что можно счи...

Подробнее...

Google+