Новая большая игра – играют все

Окидывая взглядом

Новая большая игра – играют все

В 2014 году всё внимание будет приковано к событиям вокруг Ирана. Конечно, важнейшие события начала 21 века – непрерывное развитие отношений Соединённых Штатов и Китая, но именно в 2014 году мы узнаем, достижимо ли всестороннее соглашение о расширении иранской ядерной программы; а в этом случае мириады последствий окажут влияние на всё, что разыгрывается в ходе Новой Большой Игры в Евразии, в том числе и в отношениях США и Китая.

При создавшихся условиях у нас есть временное соглашение Р51+ (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) с Ираном, и недостигнутые договоренности между США и Афганистаном. Таким образом, Афганистан становится полем сражения между Ираном и Домом Сауда, частью геополитической игры вдоль северного края Ближнего Востока вплоть до Хорасана и Южной Азии, разыгрываемой со времён вторжения США в Ирак в 2003 году.

К тому же наличествует элемент саудовской паранойи, распространяющейся и на будущее Афганистана и на перспективу полной «реабилитации» Ирана, становящегося принятым западными политическими/финансовыми элитами. Кстати, тут нет ничего общего с байками о «международном сообществе»; в конце-то концов, Иран никогда не был отвергнут БРИКС (т.е. Бразилией, Россией, Индией, Китаем и Южной Африкой), Движением Неприсоединения и большей частью развивающегося мира.

Эти проклятые джихадисты

Все значимые персоны администрации Барака Обамы по очереди предупредили президента Афганистана Хамида Карзая: либо он подписывает двустороннее «соглашение о безопасности», оправдывающее некий эрзац американской оккупации, либо к концу 2014 года Вашингтон выводит все войска.

Хамид Карзай

Карзай, эта лукавая марионетка, выдоит из ситуации всё мало-мальски стоящее – как и вытянет уступки по разным позициям. Но что бы ни случилось, Иран сохранит, если не увеличит, сферу своего влияния в Афганистане. Подобное взаимодействие Центральной и Южной Азии в смысле проецирования влияния для иранцев – геополитически ключевое, второе по значимости после Юго-Западной Азии (мы называем её «Ближним Востоком»).

Перспективы АфПакКонечно, стоит ожидать, что для манипулирования суннитами по всему АфПаку Дом Сауда продолжит пользоваться всевозможными грязными трюками, доступными воображению саудовского Бандара бин Султана, ака Бандар Буша, чтобы не позволить Ирану расширить влияние.

Но Иран может рассчитывать на своего ключевого союзника, Индию. По мере того, как Дели наращивает сотрудничество с Кабулом, мы достигаем ледников Гиндукуша; Индия, Иран и Афганистан развивают южную ветвь Нового Шёлкового Пути, особенно учитывая возможность постройки железной дороги, связывающей Афганистан с иранским портом Чабахар (Афганистан выходит к Индийскому Океану).

Посмотрим на всевозможные интерполяции ирано-индийского альянса, противостоящего саудовско-пакистанской оси. Эта ось поддерживает отборных исламистов в Сирии – с мерзкими последствиями; но поскольку Пакистан ещё и втянут в ужасающее насилие против шиитов, в АфПаке Исламабад не очень жаждет быть слишком тесно связанным с Домом Сауда.

К тому же Вашингтон и Тегеран оказались снова по одну сторону (вспоминаете 2001 год?) в Афганистане; ни один не жаждет, чтобы там шатались фанатики-джихадисты. Даже Исламабад – который фактически потерял все рычаги влияния на Талибан в АфПаке – хотел бы, чтобы джихадисты развеялись, как дым.

Все эти игроки понимают, что любое количество остающихся американских войск и толпы контрактников не заполнят вакуум власти в Кабуле. В общем, история тёмная, но по существу дела в сценарии центрально-азиатский перекрёсток обозначен как второе по величине геополитическое – и религиозное – поле битвы в Евразии после левантийско-месопотамского комплекса.

Нуль энергии от соседа?

Как и Индия, Ирак тоже выступает за всестороннее соглашение с Ираном. А ведь подумать только, в конце прошлого века Иран и Ирак, возможно, были вовлечены в скрытую гонку ядерных вооружений только для того, чтобы теперь Багдад яростно защищал право Тегерана на обогащение урана. Не стоит и упоминать, что в войне без ограничений против исламистов/салафитов-джихадистов Багдад зависим от торговли с Ираном, его электроэнергии и материальной помощи.

Турция тоже приветствует всестороннее соглашение с Ираном. Турецкая торговля с Ираном может только расти. Ориентир – US$ 30 миллиардов к 2015 году. Более 2500 иранских компаний инвестировали в Турцию. Анкара, вероятно, не сможет поддерживать западные санкции, это просто не имеет смысла. Санкции идут вразрез с политикой расширения торговли. Более того, Турция зависит от экспорта дешёвого природного газа из Ирана.

После безумного отклонения от прежней политики «нулевых проблем с соседями» Анкара очнулась и осознала деловые перспективы сирийского восстановления. Ирак может помочь, вытягивая кое-что из своего нефтяного богатства. Неимущая энергетически Турция не потерпит изоляции. Восстановленная стабильная Сирия будет означать продвижение $10 миллиардного трубопровода Иран-Ирак-Сирия. Если Анкара вступит в игру, на кону может оказаться и его расширение – что соответствует заявленной позиции привилегированного перекрёстка Восток – Запад Трубопроводистана.

Перекрёстки Трубопроводистана

В итоге турецко-иранский конфликт из-за будущего Сирии меркнет в сравнении с энергетической игрой и взрывным ростом торговли. Это подталкивает Анкару и Тегеран к ещё большему сближению для поиска мирного решения по Сирии.

Имеется и серьёзное затруднение –конференция Женева II 22 января может стать гвоздем в крышку гроба стремления Дома Сауда устроить смену режима Башара аль-Асада. Заметим, это означает, что Бандар Буш готов действовать совершенно средневековыми методами – используя весь арсенал казней без суда и следствия, обезглавливаний, самоподрывов, взрывов машин и тотальную религиозную войну по всему ирако-сирийско-ливанскому фронту.

Но как минимум, этому будет и серьезный противовес; как подчеркивает здесь Шармин Нарвани, бывший «шиитский полумесяц» – или «ось сопротивления» – теперь перестраивается в виде «дуги безопасности» против салафитов-джихадистов. Пентагоновские концептуалисты с идеей «дуги нестабильности» о таком и не помышляли.

Ракетная чепуха, говорите?

Ответственные политики в Вашингтоне – не сказать, чтоб большинство – уже, вероятно, подметили поразительные результаты западного соглашения с Ираном, изучая китайское одобрение и возможность будущей иранской помощи в стабилизации Афганистана.

ПриколотилиДля Китая Иран – вопрос национальной безопасности, главный источник энергии (плюс все мириады культурных взаимодействий между персами и китайцами со времён Шёлкового пути). Угрожающие стране, которой США через третьи стороны должны более $1триллиона, санкции Казначейства за покупку иранской нефти, по-видимому, уже не рассматриваются, по крайней мере, на данный момент.

А что касается Москвы, выйдя с дипломатическим решением в кризисе с химическим оружием в Сирии, Владимир Путин как минимум спас администрацию Обамы от самой себя, ведь она была готова влезть в новую ближневосточную войну с потенциально катастрофическими последствиями. Сразу же после этого открылась возможность первого пролома в Стене Недоверия между США и Ираном, стоявшей с 1979 года.

Критично, что после временного соглашения по иранской ядерной проблеме, российский министр иностранных дел Сергей Лавров постарался уничтожить противника: соглашение аннулирует необходимость НАТОвской ПРО в Центральной Европе – с базами перехватчиков в Румынии и Польше, которые должны были войти в строй в 2015 и 2018 годах соответственно. Вашингтон всегда настаивал на выдумке, что они были созданы для противостояния «угрозе» со стороны Ирана.

Без иранского подтекста оправдание ПРО – несостоятельно.

Более или менее настоящие переговоры начинаются теперь, в начале 2014 года. Логически эндшпилем к середине 2014 года стал бы режим нулевых санкций в обмен на всесторонний контроль иранской ядерной программы. Но всё-таки на игру накладывается умышленное запутывание вопроса. Вашингтон продаёт самому себе миф о чём-то вроде контроля иранской ядерной программы, – план, альтернативный крайне рискованному удару «Шок и Трепет», нацеленному на уничтожение важнейших частей иранской инфраструктуры.

Никто этого не произносит, но очень легко представить, как тяжеловесы БРИКС Россия и Китай небрежно информируют Вашингтон, какого рода вооружения и материальную поддержку они предложат Ирану в случае американского нападения.

Тегеран, со своей стороны, хотел бы представить предполагаемое восстановление отношений, как отказ США от политики смены режима, на которую Верховный Лидер Аятолла Хаменеи отвечает элементами торговли по ядерной программе ради отмены санкций.

Если предположить, что Тегеран и Вашингтон смогут изолировать у себя противостоящие друг другу лобби – титаническая задача – то выгоды очевидны. Тегеран желает – и крайне нуждается – в инвестициях в свою энергетическую отрасль (как минимум $200 миллиардов) и другие сектора экономики. Западная Большая Нефть изнывает от желания инвестировать в Иран. Открытие экономики неизбежно станет частью окончательного соглашения – а для западного турбо-капитализма это необходимость; тут же рынок в 80 миллионов по большей части хорошо образованных людей, потрясающе расположенный и купающийся в нефти и газе. (1) И чего бы его не любить?

Миротворец или просто ловкач?

Тегеран поддерживает Асада во многом ради того, чтобы бороться с вирусом джихада, выращенным богатыми спонсорами в Саудовской Аравии и в Персидском Заливе. Так что, как бы ни крутился Вашингтон, никакой возможности серьёзного решения по Сирии без Ирана не существует. Администрация Обамы теперь, кажется, осознала, что Асад – наименьшее зло из всех возможных. И кто бы сделал на это ставку всего три месяца назад?

Под прессомВременное соглашение с Ираном – первое значимое доказательство того, что Барак Обама на самом деле рассчитывает оставить след своей внешней политики в Юго-Западной Азии и на Ближнем Востоке. Это поможет тому 0, 00001%, который распоряжается всем, осознать, что президент США во всем мире воспринимается, как пританцовывающий болван, порождающий повсеместную неустойчивость в Империи и во всех её сатрапиях.

В конечном итоге Обама нуждается в уважении своего партнёра Хассана Роухани – который прояснил американцам, что он должен сохранить за собой непрерывную политическую поддержку Хаменеи; это единственный способ отодвинуть в сторону крайне мощное религиозно/идеологическое лобби в Тегеране/Куме, настроенное против соглашения с бывшим «Великим Сатаной». Итак, «Великому Сатане» нужны добросовестные переговоры.

В терминах старой доброй реалполитик (с добрым сердцем) можно сказать, что администрация Обамы нацелилась найти баланс сил между Ираном, Саудовской Аравией и Израилем.

В терминах реальной политики более старого образца – макиавеллевской – можно сказать, что её действия направлены на то, чтобы настроить суннитов против шиитов, арабов против персов, и чтобы ослабить их всех.

Вероятно, более прозаичное прочтение таково: США больше не покрывает действия банд. Насколько всем известно, в Вашингтоне существует мощное израильское лобби и столь же мощное ваххабитско-нефте-долларовое лобби, но никем и никогда не ставилось под сомнение, что ни Израиль, ни Дом Сауда не имеют иного защитника, кроме США.

Итак, отныне, если Дом Сауда видит в Иране угрозу, ему придётся найти собственную стратегию. И если Израиль настаивает на том, что Иран представляет «угрозу его существованию» – чудная шутка – ему придется разбираться с этим, как со стратегической проблемой. Если реальным следствием нынешнего сдвига станет то, что Вашингтон не будет больше вести войн ради саудовцев или израильтян, то это уже будет монументальной переменой в игре.

Си Цзиньпинь и Владимир Путин видят свой интерес в «защите» миротворца Обамы. Но пока ещё все остаются на очень скользкой территории; Обама в качестве миротворца – на этот раз, действительно заслуживающий свою Нобелевскую премию – может оказаться просто зеркальным изображением. А Вашингтон всегда может выступить за смену режима в Тегеране под руководством следующего обитателя Белого Дома после 2016 года.

Тем не менее, масса признаков на 2014 год подчёркивает тектонический сдвиг на политической карте Евразии, причем Иран, наконец, начинает существование в качестве настоящей сверхдержавы Юго-Западной Азии, вопреки планам и Израиля, и Дома Сауда. Вот вам и (геополитическое) зрелище.

С Новым годом!

Ссылки:

1. Iran Deal Opens Door for Businesses, Wall Street Journal, December 1, 2013.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Месяц, поистине исторический для будущего нашей планеты

Март 2018 года войдёт в историю, как поистине исторический месяц. 1 марта. Владимир Путин выступил с историческим Обращением к Федеральному Собранию. 4 марта. Бывший британский шпион Сергей Скрипаль...

Подробнее...

Обоюдная вина: 25 лет переговоров по Северной Корее

Ввиду планов Дональда Трампа провести встречу с Ким Чен Ыном в ближайшем будущем, стоит оглянуться на историю американских переговоров с Северной Кореей за последние 25 лет....

Подробнее...

Разбор отставки Рекса Тиллерсона

Неожиданность решения президента США Дональда Трампа уволить Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря состоит в том, что случилось это событие через полные шесть месяцев после того, как последний на засе...

Подробнее...

Путин уводит Италию

Честно говоря, я несколько удивлен, что никто ещё не обвинил Владимира Путина в том, что именно он стоит за приходом к власти вновь избранного главы Прогрессивной Консервативной Партии Онтарио Дуга Фо...

Подробнее...

Google+