Сервильность сателлитов

Дело Сноудена и разрушение эффективной демократии в Европе

Сервильность сателлитов

Конечно, сам факт шпионажа АНБ очень важен, но многие подозревали, что нечто подобное происходит. Но отказ Франции, Италии и Португалии разрешить частному самолету президента Боливии пересечь их воздушное пространство из-за подозрений в нахождении на его борту Эдварда Сноудена выглядит намного потрясающим.

Все вместе эти разоблачения подтверждают окончание трансформации «западных демократий» в нечто другое, некую сущность, которая пока не имеет названия.

Ярость в отношении президента Боливии подтверждает, что это транс-атлантическое образование никоим образом не испытывает уважения к международным законам, даже при том, что они могут быть весьма полезны, когда ими пользуются их лидеры. Но, уважая их, позволить им стать хоть в чем-то помехой? Да никоим образом.

И всё это неуважение к закону связано с более важными институциональными переменами: разрушением эффективной демократии на национальном уровне. Это было сделано в США властью денег, когда соперничество кандидатов можно сравнить с гонкой, в которой владельцами лошадей являются миллиардеры. В Европе этим занимается Евросоюз, в котором бюрократия всё больше захватывает важнейшие экономические функции независимых государств, оставляя на долю национальных правительств участь изобретать поводы для обширных споров по частностям, вроде заключения брака, а государственная политика диктуется Еврокомиссией в Брюсселе.

Но за спиной комиссии, за спиной электоральных игр США стоит всё та же анонимная сила, диктующая свои желания транс-атлантическому образованию – финансовый капитал.

Флаги в БрюсселеЭтой силе предписано формально расшириться в самом ближайшем будущем при установлении зоны свободной торговли США и Евросоюза. Такое развитие – кульминация так называемой «Европейской конструкции», за много лет делегировавшей власть суверенных европейских государств Евросоюзу, который, в свою очередь, делегирует эту власть транс-атлантическим организациям, а все они контролируются «Рынком» – это эвфемизм для финансового капитала.

Граждан информируют на последней стадии этого процесса демонтажа демократии, когда он уже идёт. В результате всё шире становится разрыв между «политическим классом», включающим политиков и СМИ, с одной стороны, и населением в целом, с другой. Принципиальной задачей политического класса остаётся создание для населения иллюзии того, что оно по-прежнему живёт в демократии и что избранные им официальные лица служат его интересам.

Когда случается нечто из ряда вон выходящее, вроде случая с самолётом президента Боливии, что грозит выставить на общее обозрение сервильность официальных лиц государства, вполне можно рассчитывать на СМИ мейнстрима, способных это спрятать. Французское телевидение по большей части это событие проигнорировало – этому невниманию поспособствовало египетское восстание. Один большой международный сюжет в день – таково меню всех СМИ для общества, основные новости для которого ограничены (диета!) погодой, спортом и преступлениями на почве секса.

Чтобы оценить меру ограничения французской независимости в прошедшие десятилетия, можно вспомнить 1970-е, когда правительство правоцентристского президента Валери Жискар д”Эстена с готовностью дало убежище Чёрным Пантерам, сбежавшим из США. Сегодня министр внутренних дел из якобы «левого центра» правительства отказывает в убежище любому гражданину США на основании того, что США – «друзья», «демократия» с независимой юридической системой.

В Германии, где антикоммунистическая пропаганда взяла в привычку постоянно осуждать Штази, пытаясь стереть любые воспоминания об утерянных преимуществах режима Восточной Германии вроде полной занятости, защиты детства и социального равенства женщин, невозможно не заметить разоблачения поползновений АНБ. Даже ведущие политики Германии кажутся неподдельно возмущёнными.

Во Франции политические лидеры издали какие-то слабые возгласы возмущения и быстро сменили тему. Пока происшествие ещё упоминается, но установка такова – не из-за чего устраивать шум, мы же знаем, что Большой Брат знает всё обо всём, и приспособились к этому. Самодовольство в стиле «мы тоже это делаем» – всего лишь способ заявить, что Франция остаётся великой державой, а не простым сателлитом США.

Во время недавнего интервью министру иностранных дел Франции Франсуа Фабио показали видео президента Обамы, постоянно обращавшегося к президенту Франции Франсуа Олланду как к «президенту Улону». Фабио быстро сменил тему, перейдя на восхваление важной роли Франции в событиях войны в Сирии. Факт остается фатом – президент Франции считается столь незначительным, что Обаме не стоит трудиться запоминать его имя.

Неуважение Обамы к Олланду, неуважение Олланда к президенту Боливии – всё это части того самого нового мирового порядка, движимого не заботами о человечестве, а «рынками». Дело даже не в том, что в подобного рода вопросах всё диктуют рынки. Но при снижении роли правительства до «управляющего», чьи основные функции состоят в удержании людей в спокойствии, пока организации, законы и вооружённые силы выполняют задачу обеспечения безопасности в мире ради получения инвест-капиталом максимальных прибылей, люди лишаются всех прав, а политика сводится к пустым упражнениям в послушании.

Объяснение этого лежит в идеологии, доминирующей в Европе, и Франция, вероятно. – самый яркий пример в последние пол-столетия. Специфическая интерпретация истории середины двадцатого века подорвала веру в суверенитет наций (ошибочно), которые были обвинены в стремлении к «тоталитаризму». Эта идеология подготовила элиты к отречению в пользу технических организаций и «рынков», которые казались не обременёнными грузом политических грехов. Власть финансового капитала и его лидера, США, это скорее не причина, а результат такого политического отступления.

Только так можно объяснить невероятное стремление европейских правительств прислушиваться к малейшим капризам американского хозяина в канун переговоров о транс-атлантической зоне свободной торговли, которую европейские лидеры рисуют своему населению в виде вознаграждения за продолжающееся разрушение европейской модели системы социальной защиты. Принципы, дипломатические приличия, Эдвард Сноуден – все должны стать жертвой отчаянной последней попытки поставить Европу вне зависимости от её народа.

Пара комментаторов дошла до того, что предположила, что Эдвард Сноуден, должно быть, был неким показателем того, что правительство США всё ещё всемогуще. Афронт с президентом Боливии показывает это ещё более убийственным образом. Но в долгосрочном плане знание о размахе этой власти – первый шаг к освобождению.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Грядёт тридцатилетняя торговая война

Возможно, мы находимся в самом начале торговой войны на десятки лет между Китаем и США. Джек Ма из «Алибаба» предупреждал, что тянущаяся американо-китайская торговая война может продлиться как миниму...

Подробнее...

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Саммит в Хельсинки Путин-Трамп: действие в реакции

Чуть более недели прошло после ожидаемого саммита Путина и Трампа в Хельсинки. У меня было время почитать о том, какую реакцию и комментарии он вызвал. Я прихожу к парадоксальному выводу, что саммит о...

Подробнее...

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Google+