Почему Иран стремится к конструктивному взаимодействию

Президент Ирана

Три месяца назад моя платформа «благоразумие и надежда» получила широкий народный мандат. Иранцы приняли мой подход к внутренним и международным делам, потому что они увидели, что он давно назрел. Я обязан выполнить обещания, данные моему народу, в том числе и своё обещание участвовать в конструктивном взаимодействии с миром.

Мир изменился. Международная политика – больше не игра «с нулевой суммой», но арена со многими измерениями, где сотрудничество и конкуренция часто соседствуют в одно и то же время. Ушли времена кровавой мести. От мировых лидеров ждут, что они приведут к превращению угроз в возможности.

Международное сообщество в этом новом мире сталкивается с множеством проблем – терроризмом, экстремизмом, иностранным военным вмешательством, незаконным оборотом наркотиков, кибер-преступностью и посягательством на культуру – всё это в рамках, усугублённых неуступчивостью и грубой силой.

Мы должны обратить внимание на сложность этих проблем, чтобы их решить. Вникните в моё определение конструктивного взаимодействия. В мире, где глобальная политика больше не является игрой с нулевой суммой, является – или должно являться - противоречащим здравому смыслу такой подход, когда кто-то преследует свои интересы, не учитывая интересы других. Конструктивный подход в дипломатии не означает отказа от своих прав. Он означает диалог с другой стороной, на основе равноправия и взаимного уважения, для решения общих проблем и достижения общих целей. Другими словами, беспроигрышные результаты не только желательны, но и достижимы.

Мышление в рамках «нулевой суммы» (ситуации, в которых выигрывая в одном, проигрываешь в другом – прим.перев.), менталитет холодной войны, ведёт к потерям для всех.

К сожалению, односторонность зачастую продолжает затмевать конструктивные подходы. Безопасности добиваются за счёт небезопасности для других, и с катастрофическими последствиями. Минуло более чем десятилетие и две войны после 9/11, а Аль-Каида и другие воинствующие экстремисты продолжают сеять хаос. Сирия, жемчужина цивилизации, стала ареной разрывающего сердце насилия, в том числе ареной нападения с помощью химического оружия, которое мы жёстко осуждаем. В Ираке, спустя 10 лет после американского вторжения, десятки человек по-прежнему ежедневно теряют жизни в результате насилия. Афганистан переживает подобное, ставшее частью его жизни, кровопролитие.

Односторонний подход, прославляющий грубую силу и порождающий насилие, явно не в состоянии решить проблемы, с которыми мы сталкиваемся, такие как терроризм и экстремизм. Я говорю откровенно, потому что никто не застрахован от разжигаемого экстремистами насилия, даже если оно бушует за тысячи километров. Американцы осознали эту реальность 12 лет назад.

Мой подход во внешней политике обращён к разрешению этих проблем путём устранения их причин. Мы должны работать вместе, чтобы положить конец нездоровой конкуренции и помехам, которые разжигают насилие и разделяют нас. Мы должны также обратить внимание на вопрос идентичности как ключевой фактор напряженности, как на Ближнем Востоке, так и за его пределами.

Битвы в Ираке, Афганистане и Сирии по поводу природы идентичностей этих стран и их последующей роли в нашем регионе и в мире по своей сути порочны. Центральная роль идентичности распространяется и на нашу мирную атомную программу. Для нас при освоении ядерного топливного цикла и производства атомной энергии речь идёт как о диверсификации наших энергоресурсов, так и том, кто такие иранцы как нация, о нашей потребности в чувстве собственного достоинства и уважении и о нашем дальнейшем месте в мире. Без понимания роли идентичности, многие вопросы, с которыми мы все сталкиваемся, останутся неразрешёнными.

Я обязался подходить к решению наших общих проблем, используя двусторонний подход.

Во-первых, мы должны объединить усилия, чтобы конструктивно работать по направлению к национальному диалогу, будь то в Сирии или в Бахрейне. Мы должны создать атмосферу, в которой народы региона могут сами решать собственную судьбу. В рамках этого, я заявляю о готовности моего правительства помогать в налаживании диалога между сирийским правительством и оппозицией.

Во-вторых, мы должны обратить внимание на широкую, всеобъемлющую несправедливость и соперничество, которые разжигают насилие и усиливают напряжённость. Ключевой аспект моего обязательства конструктивного взаимодействия определяет искренние усилия по совместному участию с соседними и другими странами по определению и обеспечению взаимовыгодных решений.

Мы и наши коллеги по международному сообществу потратили много времени – возможно, слишком много времени – обсуждая, чего мы не хотим, вместо того, чего же мы хотим. Это характерно не только для международных отношений Ирана. В условиях, когда большая часть международной политики находится в прямой зависимости от внутренней политики, сосредотачивать внимание на том, чего кто-то не хочет - это лёгкий выход из сложных головоломок для многих мировых лидеров. Выразить то, чего ты хочешь – требует большего мужества.

После десяти лет шагов вперёд и назад, то, все стороны не хотят в отношении нашего ядерного досье, уже ясно. Такая же динамика проявляется в соперничающих подходах по отношению к Сирии.

Такой образ действий может быть полезным в усилиях по предотвращению перерастания холодных конфликтов в горячие. Но чтобы выйти из тупиков, будь то в случае с Сирией, или с ядерной программой моей страны, или её отношениях с Соединёнными Штатами, нам необходимо целиться выше. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на том, чтобы не дать ситуации стать хуже, мы должны думать – и говорить – о том, как ситуацию улучшить. Чтобы это сделать, нам всем нужно набраться храбрости, чтобы приступить к озвучиванию того, чего мы хотим – ясно, кратко и искренне – и подкрепить это политической волей, чтобы предпринять необходимые действия. Вот в чём суть моего подхода к конструктивному взаимодействию.

Отправляясь в Нью-Йорк на открытие Генеральной Ассамблеи ООН, я призываю своих коллег воспользоваться возможностью, открывшейся после недавних выборов в Иране. Я призываю их выполнить большую часть мандата на разумные договорённости, вручённого мне моим народом, и ответить на искренние усилия моего правительства вступить в конструктивный диалог. Прежде всего, я призываю их «увидеть за деревьями лес» и быть достаточно храбрыми, чтобы сказать мне, что они видят – если не ради их собственных национальных интересов, то хотя бы ради своего наследия, ради наших детей и будущих поколений.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Трамп превращает G20 в G19

Именно это пробормотал Дональд Трамп в сторону своего помощника на недавней встрече мировых лидеров G20 в Аргентине. Предполагалось, что он готовился к фото-сессии с другими руководителями государств ...

Подробнее...

На саммите «двадцатки» Трамп сбрасывает все карты

Я понял, что с президентством Дональда Трампа что-то не так в тот день, когда по его приказу бомбили воздушную базу аль-Шайрат в Сирии. Это был поворотный момент. Я понял, что это ошибка, в тот самый ...

Подробнее...

Неужели корейская холодная война вот-вот закончится?

На Корейском полуострове происходят заметные перемены. Две Кореи на деле начинают разоружение демилитаризованной зоны. За прошедшие пару недель они убрали 22 пограничных поста, разминировали зону общ...

Подробнее...

США срывают саммит АТЭС тарифными требованиями

Заметка об азиатском саммите в «Нью-Йорк Таймс» на прошлой неделе демонстрирует, как СМИ США дезинформируют своих читателей о международных событиях....

Подробнее...

Добро пожаловать в джунгли

Когда-то Жан Бодлер назвал Бразилию «хлорофиллом нашей планеты». И вот теперь же страна, по всему миру ассоциирующаяся с мягкой силой созидательной joie de vivre избрала на пост президента фашиста....

Подробнее...

Google+