Гудят стропила европейской геополитики

Гудят стропила европейской геополитики

Германский вопрос в европейской геополитике занимает центральное место как минимум с 1453 года, в мировой истории года судьбоносного, ознаменовавшего условный конец средневековья.  Османский султан Мехмед II Завоеватель покончил с Византийской империей, захватив Константинополь (нынешний Стамбул);  Франция отвоевала Бордо, закончив Столетнюю войну.

На следующие четыре столетия германская нация затаилась лоскутным одеялом в сердце Священной Римской империи, питаясь внешним непостоянством, пока в конце XIX века вновь объединившаяся Германия сама не начала «экспортировать» нестабильность.

Возникший после Второй мировой войны проект Европейского союза должен был сдерживать сторонников немецкого реваншизма, отвлекая их энергию и внимание на сражения «холодной войны».  Но с конца 80-х годов после внезапного объединения Германии и никем не предусмотренного расформирования Советского Союза всё внезапно изменилось.  С тех пор Евросоюз на практике доказывает собственную неспособность справиться с возрождением германской мощи и всё больше напоминает одряхлевшую Священную Римскую империю. 

(«По-испански я разговариваю с Богом, по-итальянски — с женщинами, по-французски — с мужчинами, а с лошадьми — по-немецки», — сказал однажды император Карл V).

На этом фоне воскресные выборы в германский Бундестаг имели колоссальное значение.  Значение Германии с точки зрения её местоположения, размера территории, численности населения, экономики и военной мощи в потенциале безмерно.  Насколько Германия способна «взять вес» и справиться с вызовами;  возможные элементы непрерывности и изменений в немецком вопросе;  как возникающая расстановка сил внутри Германии будет влиять на европейский (а также евразийский и евроатлантический) баланс влияния — вот самые серьёзные вопросы.

Реакция США, России и Франции на победу на выборах канцлера Ангелы Меркель даёт представление о расстановке приоритетов. 23 сентября президент США Дональд Трамп позвонил Меркель, чтобы «пожелать её стране успешных выборов» в день, «когда немцы пойдут на выборы» и подчеркнуть «устойчивые связи между Соединёнными Штатами и Германией».

После того, как в воскресенье Меркель выиграла выборы, Трамп с ней не общался.  На заданный об этом во вторник вопрос пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс заявила:

«Мы работает над выбором времени для второй части поздравлений.  Но я не думаю, что это случится сегодня ... Нет, я думаю, просто идёт работа над тем, чтобы технически скоординировать графики обоих лидеров».

Во вторник же с Меркель созвонился президент России Владимир Путин и поздравил её «с успехом ХДС / ХСС».  Чётко сформулированы пожелания Кремля о «подтверждении готовности продолжать деловое взаимовыгодное сотрудничество» между двумя странами.

В свою очередь, выступая во вторник в Сорбонне, президент Франции Эммануэль Макрон горячо поздравил Меркель с победой и долго говорил о будущем Европы.  Макрон подтвердил свои предложения о еврозоне с собственным бюджетом и министром финансов, способной обеспечить стабильность единого валютного союза от «катаклизмов в экономическом климате».

Кроме прочего Макроном также было предложено для проведения военных вторжений создать общеевропейские вооружённые силы, общий оборонный бюджет и европейскую оборонную доктрину, определившись с ней к началу 2020-х годов.  Он заявил о готовности разрешить набор европейских солдат во французскую армию и рекомендовал добровольно сделать то же самое другим государствам-членам ЕС.  Он предложил создать европейскую академию разведки, чтобы лучше бороться с терроризмом, и совместные подразделения гражданской обороны.  Он поведал, что европейское агентство по предоставлению убежища и стандартные документы, удостоверяющие личность ЕС, помогут лучше справляться с миграционными потоками и «гармонизировать процедуру миграции».

Не секрет, что у Меркель — сложные отношения с Путиным и Трампом.  Вне всякого сомнения, Меркель далека от их «мировоззрения», а им претит её позиция «флагмана западного либерализма».  Внешняя политика Меркель в значительной степени сосредоточена на поддержке глобальных институтов, и она же по-прежнему в авангарде определения общего европейского ответа на геополитические вызовы.

Дипломатические отношения Меркель с Трампом в лучшем случае можно определить как сдержанные, а их подходы к вопросам торговли, изменению климата и теме иммиграции абсолютно противоположны.  Трамп резко критиковал Меркель за решения, позволившие в 2015 году въехать в Германию более миллиону беженцев. Когда дело доходит до Путина, Меркель неумолима в связи с присоединением Крыма к России и мнимым вмешательством России в дела на Донбассе.  В основе всего этого лежит то, что «смена режима» на Украине благодаря контрмерам России для Меркель — неудачный проект.  Обида и взаимные подозрения проходят не очень легко.

Что спасает германо-американские отношения, так то, что, в конечном счёте, страны тесно связаны договорами на уровне организаций (чего не скажешь об отношениях с Россией). В итоге Германия остаётся зависимой от военной и экономической воли Соединенных Штатов.

Российские комментаторы отозвались об одержанной Меркель бесплодной победе в карикатурном стиле.  В язвительном комментарии RT подсчитываются оставшиеся дни пребывания Меркель на посту канцлера Германии.  Замешательство в политических кругах Германии отвечает интересам России, поскольку Меркель — ведущий сторонник введённых Евросоюзом антироссийских санкций.  А разлад внутри ЕС, в свою очередь, смещает баланс в пользу Москвы, которой будет гораздо удобнее вести дела с европейскими странами на двусторонней основе, причём в одиночку России ни одна из них не будет равноценна.

Готовность к сотрудничеству, которую выражает Макрон, свидетельствует о стремлении Франции сохранить политический альянс с Германией.  Меркель в Берлине — лучший выбор для Макрона.  Несмотря на потерю части влияния, она намерена оставаться у штурвала европейской политики.  Евросоюз — на историческом перекрестке, а «Брексит» и «Америка превыше всего» Трампа меняют алхимию европейской интеграции.  Речь Макрона призвана укрепить позиции Меркель перед началом болезненного процесса создания нового коалиционного правительства в Берлине с партнёрами, имеющими разные взгляды на европейскую интеграцию.

В ходе начавшегося в четверг саммита ЕС в эстонском Таллинне Макрон встречается с Меркель.  Обратите внимание на аналитическую статью в «Шпигеле» под названием «После немецких выборов Европу преследует неопределённость».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Грядёт тридцатилетняя торговая война

Возможно, мы находимся в самом начале торговой войны на десятки лет между Китаем и США. Джек Ма из «Алибаба» предупреждал, что тянущаяся американо-китайская торговая война может продлиться как миниму...

Подробнее...

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Саммит в Хельсинки Путин-Трамп: действие в реакции

Чуть более недели прошло после ожидаемого саммита Путина и Трампа в Хельсинки. У меня было время почитать о том, какую реакцию и комментарии он вызвал. Я прихожу к парадоксальному выводу, что саммит о...

Подробнее...

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Google+