Действительно ли российско-индийские отношения пришли в упадок?

Нарендра Моди на ПМЭФ-2017 в Санкт-Петербурге
Нарендра Моди на ПМЭФ-2017 в Санкт-Петербурге.

Рассуждения в индийских СМИ о визите премьер-министра Нарендры Моди в Россию в рамках ежегодных встреч на высшем уровне между двумя лидерами приняли странный оборот.  В карикатурном стиле Моди изображается кем-то вроде автомеханика, едущего в Санкт-Петербург с набором инструментов для «отладки» индийско-российских отношений.

Ещё необычнее то, что ребята из индийского Центра Карнеги и индийского филиала Брукингского института первыми завели стенания о положении дел в индийско-российских отношениях.  Центр Карнеги — реликвия холодной войны, а Брукингский институт в общественном мнении накрепко связан с ЦРУ.  Они могут симулировать экспертное заключение, но на деле формируют политическую риторику индийской  внешней политики.

Почему правительство мирится с попытками этих «троянских коней» подорвать основы индийско-российских отношений?  Ему бы лучше попросить этих самозваных экспертов сосредоточиться на «определяющем партнёрстве» между Индией и Соединёнными Штатами.  Во всяком случае, президент Владимир Путин — отзывчивый друг Индии.  Можно ли сказать это же о нынешнем президенте США?  Этот человек даже не позаботился пригласить Моди посетить Белый дом.  У него с Моди какая-то проблема?  Почему он обходится с индийским премьер-министром как с парией?

31 мая в Белом доме президент США принимал премьер-министра Вьетнама.  Взгляните на список азиатских лидеров, принятых президентом Соедиённых Штатов: президент Китая, премьер-министр Японии, премьер-министр Австралии.  В очереди — президент Филиппин, недавно избранный президент Южной Кореи, премьер-министры Таиланда и Сингапура.  У парней из индийского Центра Карнеги и индийского филиала Брукингского института на блюдечке достаточно материала, чтобы высказать экспертное мнение вместо того, чтобы устраивать суету вокруг индийско-российских отношений и формировать  общественное мнение о визитах премьер-министра Индии за границу.

И что, сегодня перспектива индийско-российских отношений в столь скверном состоянии, как это предлагается в рамках мотивированной американскими лоббистов кампании в Дели и их прихлебателей в индийских СМИ?  Давайте рассмотрим проблемные области.  По существу, они свелись к единому шаблону - отношениям России с Китаем и Пакистаном.

А что говорят нам факты?  В 2016 году объём двусторонней торговли между Россией и Китаем составил 69,7 миллиарда американских долларов. Соответствующий показатель торговли между США и Китаем составляет 578,6 млрд.  С чего это Индию должно беспокоить то, что российский объём торговли сравним с индийско-китайским, или у США — процветающие отношения с Китаем?  Имеет ли смысл Индии выставлять предварительные условия, по которым США должны отказаться от своих связей с Китаем (или Пакистаном)?

В любом случае, почему Индия должна беспокоиться о «новом типе отношений» между США и Китаем?  С чего Индии терять сон из-за того, что американцы столько задолжали китайцам?  Почему Индия должна беспокоиться об американо-пакистанских отношениях?  Почему Индию должно оскорблять то, что США или Россия консультируются по линии МИД с Пакистаном, или проводят с ним военные учения?  Разве Индия не проводила учения с Соединёнными Штатами в акватории, приближённой к российскому Дальнему Востоку?

В прошлом Индия имела дело с опасными ситуациями с точки зрения региональной безопасности, когда США укрепляли Пакистан в военном отношении или когда Пакистан вёл против Индии войны, используя оружие, которое американцы предоставляли в качестве военной помощи.  К счастью, сегодня Индия — намного более сильная держава и не имеет оснований опасаться иностранной агрессии.

Вероятно, если дружественная страна, такая как Россия, сможет использовать своё влияние на Китай и (или) Пакистан, это может быть даже обращено на пользу Индии.  В отличие от американцев, России можно доверять.  В русской дружбе есть постоянство.  Всегда есть готовность поделиться лучшими образцами военной техники и рассматривать Индию как равноправного партнёра.  Что до американцев, в истории не зафиксировано сведений об отношении к какой-либо стране на равных, включая даже их англосаксонских союзников.

Аналогично, почему Индию должна волновать активность России в Афганистане?  Что такого в том, что Россия открыла линии связи с «Талибаном»?  Разве США и их западные союзники не общались с талибами в течение последних нескольких лет?  Четыре-пять лет назад «Талибан» открыл в Катаре представительство, чтобы держать в тайне сотрудничество с американскими оперативниками.

Более того, собственно неприязнь Индии к афганским талибам — в прошлом.  Сегодня Индия тоже считает, что Афганистану необходимо национальное примирение.  Вопрос в том, на каких условиях оно произойдёт.  Индия понимает, что США проиграли войну в Афганистане и отчаянно пытаются предотвратить поражение, схожее с вьетнамским.  Русские делают всё возможное, чтобы продвигать мирный процесс, потому что, если американцы в кратчайшие сроки уберутся из Афганистана, на что они вполне способны, последствия коснутся всего региона, включая Россию.

Вполне возможно, что в ходе периодических московских консультаций советника по национальной безопасности Аджита Довала — дважды за последние месяцы — российская сторона убедила его в уверенности в намерениях США в Афганистане — в их скрытых намерениях использовать ИГ* как инструмент региональной политики по дестабилизации Центральной Азии (методами, аналогичными тем, что делали США в Сирии). А с чего ещё бы Индии принимать участие в московской конференции по Афганистану?

Россию не вгоняет в панику «определяющее партнёрство» Индии с Соединёнными Штатами.  Не является оно директивным и для Индии.  Российско-индийские отношения создают достаточное для обеих сторон пространство для реализации собственных  национальных интересов и оптимального развития региональных стратегий.  По сути, это не деловые отношения, как между США и Индией.

Что происходит, так это спланированная кампания по подрыву репутации индийско-российских отношений.  Это старая уловка ЦРУ — ослабить стержневую опору стратегической автономии других стран, чтобы подрывать моральный дух и сделать их зависимыми от американских стратегических замыслов.  Важнейшие отношения с Россией придавали индийской внешней политике серьёзную стратегическую глубину, а высочайший уровень взаимного доверия между странами наиболее важен, особенно в сложившейся международной обстановке, характеризующейся большой неопределённостью.  Пока всё остается в таких рамках, Индия сохраняет способность проводить независимую внешнюю политику.  В этом сама суть дела.

Примечание:

* — организация, запрещённая в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Китай опровергает предположения, что Саудовская Аравия намерена развязать войну в регионе

Последние полмесяца, с тех пор как 4 ноября премьер-министр Ливана Саад Харири объявил из Эр-Рияда о своей отставке, господствовала версия, что Саудовская Аравия в Союзе с Соединёнными Штатами разраба...

Подробнее...

АТЭС сигнализирует об исчезающем влиянии США в Азии

Если форум АТЭС наверное впервые стал тестовой площадкой для оценки того, насколько США могут восстановить своё влияние в Азии, то встреча на высшем уровне в Дананге сигнализирует о том, что путь этот...

Подробнее...

Трамп в Азии: обыгранный игрок

В фильме про мошенников 1970-х годов «Афёра» у плохого парня выманивают деньги, а он об этом так и не догадывается. Это Трамп в Азии. Человека, который считает себя непревзойдённым дельцом, игрока, ко...

Подробнее...

Сближение Афганистана с Китаем начинается в Вашингтоне

Афганистан принят в качестве постоянного члена в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).  Цзин Ликунь, президент располагающейся в Пекине организации, официально представил подтверждаю...

Подробнее...

Россия и Китай правы в отношении Северной Кореи

На фоне значительно накалившихся за лето отношений между Северной Кореей и США по вопросу обладания первой ядерным оружием именно правительства России и Китая стремились быть ответственными, взрослыми...

Подробнее...

Google+