Китай, Монголия и Далай-лама: чему может научиться Индия

Китай, Монголия и Далай-лама

Недавний визит Далай-ламы в далёкое государство Монголию добавил новые кусочки в запутанную мозаику монгольско-китайских отношений. Не имеющая выхода к морю малонаселённая Монголия зажата с юга Китаем и Россией с севера. До независимости у Монголии и Китая были крайне сложные взаимоотношения.

Правнук Чингисхана Хубилай-хан завоевал весь Китай и привёл к власти династию Юань в 1279 году. А в 1368-м китайцы при правлении династии Минь изгнали монголов из Китая и основательно укрепили Великую Китайскую стену, чтобы помешать монголам вторгаться в Китай.

Только после падения династии Чинь в 1911 году была организована Республика Китай, а Монголия объявила о независимости. Впоследствии связи Монголии с Китаем резко укрепились и стали значимыми после окончания холодной войны. Договор 1994 года о «Дружественных отношениях и сотрудничестве» превратил Китай в основного торгового, экономического и стратегического партнёра Монголии, и причины очень просты.

Во-первых, экономика одного государства всегда зависит от развития и расширения его связей с другими экономиками, а поскольку Монголия географически расположена между Китаем и Россией было понятно, что монголы будут сильно зависеть от экономики Китая, которая резко выросла после проведения экономических реформ 1979 года. Во-вторых, из-за неистовой индустриализации Китая и его урбанизации, он хочет получить контроль над доступными природными богатствами, такими, как уголь, золото и медь Монголии, которых у неё в изобилии. Соответственно, Китай нарастил свои инвестиции в горнодобывающую промышленность Монголии, давшей доступ к природным богатствам. Конечно, эти причины переводит китайско-монгольские отношения из просто «стратегического партнёрства» во «всеобъемлющее стратегическое партнёрство».

Однако недавний визит Далай-ламы в Монголию привнёс новые расхождения в двусторонних отношениях. Далай-лама, духовный лидер Тибета в изгнании, провёл четырёхдневную религиозную поездку в преимущественно буддистскую Монголию несмотря на возражения Китая. Пекин считает Далай-ламу сепаратистом и «волком в овечьей шкуре», стремящимся отделить контролируемый Китаем Тибет от Пекина. Несмотря на повторные предостережения, Улан-Батор проигнорировал эти предостережения, и приветствовал прибытие Далай-ламы также, как это бывало в прошлом. Он посетил монастыри, вознёс молитвы и присутствовал на международной конференции по буддизму.

Реакция Пекина на состоявшийся визит была вполне ожидаемой. Китай ввёл новые пошлины на поставки товаров через Гашуан Сукайт, основной пограничный переход между Китаем и Монголией. Более того, он аннулировал двустороннее взаимодействие с Монголией и отложил считавшуюся основной для Монголии двустороннюю встречу по доступу к крайне необходимым займам в Китае и проектам развития, поскольку Монголия, увязшая в экономической рецессии, стремилась получить срочные займы в рамках двустороннего партнёрства и в международных организациях.

Новую динамику в игру добавила Индия, углубившая связи с Монголией, особенно после визита в страну премьер-министра Нарендры Моди в 2015 году.

Индия продемонстрировала, что может выйти с инициативой помощи Монголии на фоне отчуждения последней с Китаем. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Индии Викас Сваруп добавил, что Индия «готова работать совместно с народом Монголии в сложные для него времена». Этот комментарий соответствует и позиции посла Монголии в Индии, Гончига Ганболда, который стремится получить помощь Индии Улан-Батору на фоне нынешних проблем с Китаем.

Все это привнесёт новый дискурс в крупную геостратегическую игру Индии и Китая в Азии, особенно когда Пекин выступает с такими дорогостоящими инициативами, как «Один Пояс, Одна Дорога», Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций, пакистано-китайский экономический коридор (CPEC) и Банк БРИКС, намереваясь укрепить инфраструктуру и на западном маршруте из Китая через Центральную Азию и на южных морских путях из Китая через Юго-восточную Азию в Южную Азию, Африку и Европу.

Индии нужно помнить, что Монголия следует политике «третьего соседа», стремясь углубить связи со странами помимо своих ближайших соседей — Китая и России. В этом отношении Индия должна полностью воспользоваться потенциалом своей инициативы, но быть крайне осмотрительной в обновлении политических отношений, в частности, когда это не представляет собой отважную попытку вытеснить и заменить Китай у себя по соседству. Ещё более важно, что Индия должна понимать: укрепление связей с далёкими странами, в том числе и Монголией, резко ухудшит её тесные связи с Китаем в существенно более крупной геостратегической игре.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Симптомы восстановления американо-российских отношений

Отдаляющаяся угроза войны с Северной Кореей и американо-российского столкновения в Сирии.  Грохот ломающегося льда замороженного конфликта на Украине.  Россия и США призывают распрощаться с ...

Подробнее...

Слушая Дональда в ООН

Сегодня поздним утром на электронную почту посыпались гневные письма. Мои корреспонденты писали, что их «тошнит» и «сердце прихватывает». Причина всего этого? Они только что посмотрели выступление Тра...

Подробнее...

Трамп и пузыри утонувшего (старого) мира

Для начала признаюсь: я действительно не в курсе, как именно корпоративные СМИ освещали поездку Трампа на саммиты НАТО и G7. Честно говоря, меня это не занимает — я давным-давно перестал прислушиватьс...

Подробнее...

Действительно ли российско-индийские отношения пришли в упадок?

Рассуждения в индийских СМИ о визите премьер-министра Нарендры Моди в Россию в рамках ежегодных встреч на высшем уровне между двумя лидерами приняли странный оборот.  В карикатурном стиле Моди из...

Подробнее...

Сет Рич, Крейг Мюррей и зловещие служители Государства Национальной Безопасности

Почему считается — «теорией заговора» полагать, что недовольный сотрудник Национального комитета Демократической партии передал «Викиликс» их электронные письма, но считать, что они были предоставлены...

Подробнее...

Google+