Китай, Монголия и Далай-лама: чему может научиться Индия

Китай, Монголия и Далай-лама

Недавний визит Далай-ламы в далёкое государство Монголию добавил новые кусочки в запутанную мозаику монгольско-китайских отношений. Не имеющая выхода к морю малонаселённая Монголия зажата с юга Китаем и Россией с севера. До независимости у Монголии и Китая были крайне сложные взаимоотношения.

Правнук Чингисхана Хубилай-хан завоевал весь Китай и привёл к власти династию Юань в 1279 году. А в 1368-м китайцы при правлении династии Минь изгнали монголов из Китая и основательно укрепили Великую Китайскую стену, чтобы помешать монголам вторгаться в Китай.

Только после падения династии Чинь в 1911 году была организована Республика Китай, а Монголия объявила о независимости. Впоследствии связи Монголии с Китаем резко укрепились и стали значимыми после окончания холодной войны. Договор 1994 года о «Дружественных отношениях и сотрудничестве» превратил Китай в основного торгового, экономического и стратегического партнёра Монголии, и причины очень просты.

Во-первых, экономика одного государства всегда зависит от развития и расширения его связей с другими экономиками, а поскольку Монголия географически расположена между Китаем и Россией было понятно, что монголы будут сильно зависеть от экономики Китая, которая резко выросла после проведения экономических реформ 1979 года. Во-вторых, из-за неистовой индустриализации Китая и его урбанизации, он хочет получить контроль над доступными природными богатствами, такими, как уголь, золото и медь Монголии, которых у неё в изобилии. Соответственно, Китай нарастил свои инвестиции в горнодобывающую промышленность Монголии, давшей доступ к природным богатствам. Конечно, эти причины переводит китайско-монгольские отношения из просто «стратегического партнёрства» во «всеобъемлющее стратегическое партнёрство».

Однако недавний визит Далай-ламы в Монголию привнёс новые расхождения в двусторонних отношениях. Далай-лама, духовный лидер Тибета в изгнании, провёл четырёхдневную религиозную поездку в преимущественно буддистскую Монголию несмотря на возражения Китая. Пекин считает Далай-ламу сепаратистом и «волком в овечьей шкуре», стремящимся отделить контролируемый Китаем Тибет от Пекина. Несмотря на повторные предостережения, Улан-Батор проигнорировал эти предостережения, и приветствовал прибытие Далай-ламы также, как это бывало в прошлом. Он посетил монастыри, вознёс молитвы и присутствовал на международной конференции по буддизму.

Реакция Пекина на состоявшийся визит была вполне ожидаемой. Китай ввёл новые пошлины на поставки товаров через Гашуан Сукайт, основной пограничный переход между Китаем и Монголией. Более того, он аннулировал двустороннее взаимодействие с Монголией и отложил считавшуюся основной для Монголии двустороннюю встречу по доступу к крайне необходимым займам в Китае и проектам развития, поскольку Монголия, увязшая в экономической рецессии, стремилась получить срочные займы в рамках двустороннего партнёрства и в международных организациях.

Новую динамику в игру добавила Индия, углубившая связи с Монголией, особенно после визита в страну премьер-министра Нарендры Моди в 2015 году.

Индия продемонстрировала, что может выйти с инициативой помощи Монголии на фоне отчуждения последней с Китаем. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Индии Викас Сваруп добавил, что Индия «готова работать совместно с народом Монголии в сложные для него времена». Этот комментарий соответствует и позиции посла Монголии в Индии, Гончига Ганболда, который стремится получить помощь Индии Улан-Батору на фоне нынешних проблем с Китаем.

Все это привнесёт новый дискурс в крупную геостратегическую игру Индии и Китая в Азии, особенно когда Пекин выступает с такими дорогостоящими инициативами, как «Один Пояс, Одна Дорога», Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций, пакистано-китайский экономический коридор (CPEC) и Банк БРИКС, намереваясь укрепить инфраструктуру и на западном маршруте из Китая через Центральную Азию и на южных морских путях из Китая через Юго-восточную Азию в Южную Азию, Африку и Европу.

Индии нужно помнить, что Монголия следует политике «третьего соседа», стремясь углубить связи со странами помимо своих ближайших соседей — Китая и России. В этом отношении Индия должна полностью воспользоваться потенциалом своей инициативы, но быть крайне осмотрительной в обновлении политических отношений, в частности, когда это не представляет собой отважную попытку вытеснить и заменить Китай у себя по соседству. Ещё более важно, что Индия должна понимать: укрепление связей с далёкими странами, в том числе и Монголией, резко ухудшит её тесные связи с Китаем в существенно более крупной геостратегической игре.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Добро пожаловать в джунгли

Когда-то Жан Бодлер назвал Бразилию «хлорофиллом нашей планеты». И вот теперь же страна, по всему миру ассоциирующаяся с мягкой силой созидательной joie de vivre избрала на пост президента фашиста....

Подробнее...

Будущее западной демократии разыгрывается в Бразилии

В Бразилии разыгрывается ни как не меньшее, чем будущее политики по всему Западу — и по всему Глобальному Югу. Ободранные до самой сути бразильские президентские выборы представляют собой прямое стол...

Подробнее...

На Валдае Путин диктует свои условия

Каждый год президент России Владимир Путин выступает на Валдайском Экономическом Форуме. И каждый год его выступление очень важно. Путин не из тех, кто деликатно выражается по важным вопросам....

Подробнее...

Грядёт тридцатилетняя торговая война

Возможно, мы находимся в самом начале торговой войны на десятки лет между Китаем и США. Джек Ма из «Алибаба» предупреждал, что тянущаяся американо-китайская торговая война может продлиться как миниму...

Подробнее...

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Google+