Китай, Монголия и Далай-лама: чему может научиться Индия

Китай, Монголия и Далай-лама

Недавний визит Далай-ламы в далёкое государство Монголию добавил новые кусочки в запутанную мозаику монгольско-китайских отношений. Не имеющая выхода к морю малонаселённая Монголия зажата с юга Китаем и Россией с севера. До независимости у Монголии и Китая были крайне сложные взаимоотношения.

Правнук Чингисхана Хубилай-хан завоевал весь Китай и привёл к власти династию Юань в 1279 году. А в 1368-м китайцы при правлении династии Минь изгнали монголов из Китая и основательно укрепили Великую Китайскую стену, чтобы помешать монголам вторгаться в Китай.

Только после падения династии Чинь в 1911 году была организована Республика Китай, а Монголия объявила о независимости. Впоследствии связи Монголии с Китаем резко укрепились и стали значимыми после окончания холодной войны. Договор 1994 года о «Дружественных отношениях и сотрудничестве» превратил Китай в основного торгового, экономического и стратегического партнёра Монголии, и причины очень просты.

Во-первых, экономика одного государства всегда зависит от развития и расширения его связей с другими экономиками, а поскольку Монголия географически расположена между Китаем и Россией было понятно, что монголы будут сильно зависеть от экономики Китая, которая резко выросла после проведения экономических реформ 1979 года. Во-вторых, из-за неистовой индустриализации Китая и его урбанизации, он хочет получить контроль над доступными природными богатствами, такими, как уголь, золото и медь Монголии, которых у неё в изобилии. Соответственно, Китай нарастил свои инвестиции в горнодобывающую промышленность Монголии, давшей доступ к природным богатствам. Конечно, эти причины переводит китайско-монгольские отношения из просто «стратегического партнёрства» во «всеобъемлющее стратегическое партнёрство».

Однако недавний визит Далай-ламы в Монголию привнёс новые расхождения в двусторонних отношениях. Далай-лама, духовный лидер Тибета в изгнании, провёл четырёхдневную религиозную поездку в преимущественно буддистскую Монголию несмотря на возражения Китая. Пекин считает Далай-ламу сепаратистом и «волком в овечьей шкуре», стремящимся отделить контролируемый Китаем Тибет от Пекина. Несмотря на повторные предостережения, Улан-Батор проигнорировал эти предостережения, и приветствовал прибытие Далай-ламы также, как это бывало в прошлом. Он посетил монастыри, вознёс молитвы и присутствовал на международной конференции по буддизму.

Реакция Пекина на состоявшийся визит была вполне ожидаемой. Китай ввёл новые пошлины на поставки товаров через Гашуан Сукайт, основной пограничный переход между Китаем и Монголией. Более того, он аннулировал двустороннее взаимодействие с Монголией и отложил считавшуюся основной для Монголии двустороннюю встречу по доступу к крайне необходимым займам в Китае и проектам развития, поскольку Монголия, увязшая в экономической рецессии, стремилась получить срочные займы в рамках двустороннего партнёрства и в международных организациях.

Новую динамику в игру добавила Индия, углубившая связи с Монголией, особенно после визита в страну премьер-министра Нарендры Моди в 2015 году.

Индия продемонстрировала, что может выйти с инициативой помощи Монголии на фоне отчуждения последней с Китаем. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Индии Викас Сваруп добавил, что Индия «готова работать совместно с народом Монголии в сложные для него времена». Этот комментарий соответствует и позиции посла Монголии в Индии, Гончига Ганболда, который стремится получить помощь Индии Улан-Батору на фоне нынешних проблем с Китаем.

Все это привнесёт новый дискурс в крупную геостратегическую игру Индии и Китая в Азии, особенно когда Пекин выступает с такими дорогостоящими инициативами, как «Один Пояс, Одна Дорога», Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций, пакистано-китайский экономический коридор (CPEC) и Банк БРИКС, намереваясь укрепить инфраструктуру и на западном маршруте из Китая через Центральную Азию и на южных морских путях из Китая через Юго-восточную Азию в Южную Азию, Африку и Европу.

Индии нужно помнить, что Монголия следует политике «третьего соседа», стремясь углубить связи со странами помимо своих ближайших соседей — Китая и России. В этом отношении Индия должна полностью воспользоваться потенциалом своей инициативы, но быть крайне осмотрительной в обновлении политических отношений, в частности, когда это не представляет собой отважную попытку вытеснить и заменить Китай у себя по соседству. Ещё более важно, что Индия должна понимать: укрепление связей с далёкими странами, в том числе и Монголией, резко ухудшит её тесные связи с Китаем в существенно более крупной геостратегической игре.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Итак, что будет делать супер-группа «Под санкциями»?

Одна импровизация геополитической супер-группы, и разверзнется ад. Во времена всем известной холодной войны 1960-х и 1970-х на планете, как это ни удивительно, правили супер-рок-группы — от Cream и L...

Подробнее...

Саммит в Хельсинки Путин-Трамп: действие в реакции

Чуть более недели прошло после ожидаемого саммита Путина и Трампа в Хельсинки. У меня было время почитать о том, какую реакцию и комментарии он вызвал. Я прихожу к парадоксальному выводу, что саммит о...

Подробнее...

Министр «иностранных дел»

Христя Фрилэнд придала новое значение посту «министра иностранных дел». Обычно это означает, что человек несёт ответственность за работу государства с другими странами. Однако в случае Канады иногда к...

Подробнее...

Как Восток может спасти Запад

Европа: Моя честь — в солидарности! «Это говорит вам всё, что нужно знать о различии между современной Британией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы делаем световые клинки...

Подробнее...

Месяц, поистине исторический для будущего нашей планеты

Март 2018 года войдёт в историю, как поистине исторический месяц. 1 марта. Владимир Путин выступил с историческим Обращением к Федеральному Собранию. 4 марта. Бывший британский шпион Сергей Скрипаль...

Подробнее...

Google+