Переосмысление роли Польши для второго срока

Переосмысление роли Польши для второго срока

В то время, когда трансатлантические отношения определяются одновременно экономической нестабильностью и проблемами безопасности, динамично растущие экономика и политический вес Польши делают её всё более и более важным европейским союзником Соединённых Штатов. Таким образом, приобретает значение то, что за последние четыре года Америка в Польше потеряла общественную поддержку, несмотря на тесное межгосударственное сотрудничество, в особенности в связи с видной ролью польских вооружённых сил в Ираке и Афганистане, и несмотря на долгую историю сближения Польши с США с самого основания Америки вплоть до окончания Холодной войны.

Да, это правда: несмотря на польско-американскую связь через большую этническую диаспору, несмотря на поддержку Америкой движения «Солидарность» и борьбы страны за свободу и независимость от советского господства, несмотря на почитание здесь президента Рейгана – памятник ему был недавно открыт напротив посольства США в Варшаве – и несмотря на давнюю признательность за поддержку США членства Польши в НАТО в 1999 году, теперь польская общественность более благосклонна к Германии, чем к США. Сегодня Польша на 13 пунктов отстаёт от среднеевропейского уровня в том, что касается доверия к НАТО (об этом свидетельствует последнее исследование «Трансатлантические тенденции» немецкого Фонда Маршалла). «Трансатлантические Тенденции» также показывают, что общественная поддержка международной деятельности президента Обамы снизилась с 65% в 2011-м году до 49% в 2012-м.

Ясно, что что-то пошло не так, раз одна из исторически наиболее проамериканских наций пересматривает своё отношение к сути трансатлантических отношений. Но что?

Логично предположить, что дело во вступлении Польши в Евросоюз, по определению менее ориентированный на Соединённые Штаты. Может быть, до определённой степени так и есть, но это не может объяснить бросающегося в глаза масштаба перемены. Как и не может быть объяснено не оправдавшимися ожиданиями коммерческой выгоды после решительной поддержки американской военной операции в Ираке. Ни прогрессирующей «европеизацией» польских элит, сейчас ещё больше запутавшихся в лабиринте Брюссельских политических пакетов мер по спасению бюджетов и регулирования банковской деятельности. Чем это можно объяснить, так это по большей части массой американских внешнеполитических просчётов и ошибок в работе с общественностью.

Первой и самой главной из этих оплошностей было прекращение Обамой 17 сентября 2009 года соглашения времён Буша об установке в Польше наземных ракет-перехватчиков. Администрация заявила, что она планирует заменить эти планы Европейским Поэтапным Адаптивным Подходом (ЕПАП), системой, в оперативном отношении превосходящей программу времён Буша. Но это решение отложило ввод эксплуатацию ПРО в Польше с 2013 минимум до 2018 года, и было воспринято поляками как политический подтекст отсутствия уверенности, что это вообще когда-нибудь произойдёт. Они в высшей степени хорошо осведомлены, что ЕПАП зависит от того, как развиваются угрозы, создаваемые оружием массового уничтожения и ракетными амбициями Ирана. И, что ещё более важно, решения администрации Обамы были восприняты в контексте его «перезагрузки» отношений с Россией, вызвав подозрения, что продолжающаяся политика «услуги за услугу», в конечном счёте, приведёт к отказу от этого обязательства. Эти подозрения ещё более укрепились, когда в марте 2012 года пресса перехватила реплику президента Обамы президенту Медведеву в режиме отключенного микрофона, когда Обама сообщил, что после своего переизбрания он сможет предложить Москве «дополнительные уступки» по противоракетной обороне.

Что касается грубых ошибок в области связей с общественностью, формальное заявление об изменении политики в области противоракетной обороны было сделано 17 сентября – в 70-ю годовщину советского вторжения в Польшу в 1939 году. Это стало грандиозным провалом, памятным и по сей день.

В надлежащее время администрация Обамы протолкнула планы НАТО по обороне этого региона и создала новое ротационное подразделение в городе Ласк в центральной Польше. И то, и другое значительно укрепило безопасность в странах Центральной Европы и Балтии и, что примечательно, стало чем-то, что никогда не предпринималось в Европе всерьёз за все годы со времени расширения НАТО. Тем не менее, эффект, который это достижение произвело на общественность, был скомпенсирован заявлением администрации о «точке опоры» на Азию и, что ещё более важно, сокращением американского военного присутствия в Европе.

Эти сокращения прошли в американской прессе почти незамеченными, в отличие от Европы, особенно Центральной Европы. Восприимчивые поляки недоумевают, как Соединённые Штаты планируют управлять НАТО, включая ведущую роль Североатлантического союза в непредвиденных инцидентах на окраинах Европы, если не будут физически присутствовать там, обозначая своё участие. «Точка опоры» на Азию и сокращение военного присутствия часто воспринимаются в Центральной Европе как снижение Соединёнными Штатами статуса трансатлантических отношений в сфере безопасности.

Кроме ощущения, что Америка покидает Европу, у Польши остаётся множество более мелких, но едва ли тривиальных вопросов. По-прежнему не решён наболевший вопрос отмены визового режима: для поездок в США полякам всё ещё необходимы визы, и они считают, что это самая большая несправедливость после того, что сделала Польша для США в ущерб своим собственным европейским отношениям – вроде поддержки курса США в отношении Ирака в начале 2003 года, несмотря на возражения Франции и Германии.

А в памяти остались и другие американские оплошности в области пропаганды, включая ротационное размещение Соединёнными Штатами в Польше батареи Patriot, когда ракеты были поставлены невооружёнными, что было истолковано польской общественностью как ещё одна уступка России за счёт Польши – как раз в то время, когда появились сообщения, что Россия устанавливает ракеты в Калининграде. Президент усугубил зарождающееся в обществе чувство обиды своей оговоркой о «польских лагерях смерти», во время церемонии награждения Медалью Свободы в мае 2012 польского героя Второй мировой войны Яна Карского. И, хотя никто в Польше не верит, что это было сделано преднамеренно, осадок остался.

Польша

Снижение общественной поддержки Соединённых Штатов в Польше – это нечто большее, чем просто неумелая работа по связям с общественностью. Ключевой проблемой политики Обамы по отношению к Польше в течение его первого срока была его неспособность в полной мере принять во внимание важность сохраняющейся врождённой исторической памяти в Польше. Национальная безопасность остаётся для Польши основополагающим вопросом, так как всего лишь два десятилетия назад – едва ли не мгновение в польском историческом восприятии времени – страна была сателлитом Москвы. Потребуется развитие и демократическая консолидация на протяжении жизни, по крайней мере, ещё одного поколения, прежде чем исторические проблемы безопасности в отношении России исчезнут из поля зрения общества.

Более того: в дополнение к углубляющимся польско-европейским отношениям, для того чтобы сделать возможным конструктивный польско-российский диалог, потребуются мощные гарантии безопасности со стороны США.

А после исторических франко-немецкого и польско-немецкого урегулирований, свидетелями которых мы стали за последние полвека, это третье урегулирование составит последнюю часть великого историко-психологического строительства, которое, на самом деле обеспечит целостную, свободную и мирную Европу. Непонимание этого, или, что ещё хуже, настаивание на том, что геостратегические травмы Польши сегодня остались позади, как это косвенным образом следует из невнимания США и телодвижений администрации Обамы в области связей с общественностью, лишь углубляют в польском обществе чувство, что Вашингтон просто не понимает реалий этого региона.

Очевидное чувство беспристрастности США вполне может стать «новой нормой» в американо-польских отношениях, но оно не ухудшит двусторонних отношений. Польские лидеры по-прежнему рассматривают Соединённые Штаты в качестве важного союзника, как ту страну, с которой почти каждая семья имеет родственные связи, а также то место, где традиционная приверженность свободе и демократии делает американцев и поляков естественными союзниками. Но колебания политической конъюнктуры и просчёты в области связей с общественностью за последние четыре года привели к снижению доверия и перевели отношения в более деловую плоскость – не лучший фундамент для союзной солидарности и тесного сотрудничества в области безопасности на будущее.

Таким образом, второй администрации Обамы было бы целесообразно учесть уроки предшествующего четырёхлетия и тщательно рассмотреть способы восстановления уровня доверия, всего лишь несколько лет назад знаменовавшего американо-польские двусторонние отношения. Это необходимо для укрепления военного сотрудничества США с важным союзником. Польша – одна из немногих европейских стран, остающихся серьёзными военными игроками, проводящая ротацию более чем 30 000 солдат в Ираке и Афганистане и предоставляющая механиков, являющихся одними из наиболее квалифицированных в НАТО. Сейчас, после выборов в США, в то время как Польша готовится к модернизации своих сухопутных войск, военно-воздушных сил и войск противоракетной обороны, наступило самое время, чтобы пересмотреть подход к ней. Со своей развивающейся экономикой и гарантированными 1,95% ВВП, зарезервированными для нужд обороны, Польша является европейским союзником, обладающим реальным потенциалом стать поставщиком безопасности для этого региона и важным внешним помощником, особенно учитывая растущее влияние страны в Европе. Было бы опрометчиво игнорировать этот потенциал.

Так что же делать конкретно? У США есть несколько сильных политических вариантов, которые могут быстро восстановить отношения и атмосферу общественного доверия. Одним из этих вариантов должно стать сосредоточение на визовой проблеме – необходимо, наконец, дожать Конгресс, чтобы убрать этот ненужный раздражитель. В наши дни и в наш век поляк, приезжающий в США, вряд ли представляет большую угрозу безопасности.

Существуют также площадки для дальнейшего укрепления сотрудничества в военной сфере, включая более тесное сотрудничество между США и польской оборонной промышленностью, особенно учитывая то, что Польша движется в направлении модернизации своей армии и противоракетной обороны.

Разведка сланцевого газа, где Польша также является в Европе лидером, должна быть использована с целью сближения коммерческих интересов США и Польши.

А что касается надлежащей политики в области безопасности, Вашингтон должен дать чёткий сигнал, что он рассматривает свои отношения с Польшей в стратегическом плане, как стратегический альянс со всё более важным лидером в Центральной Европе. Чтобы донести это, мы должны научиться говорить об упомянутых отношениях в историческом и стратегическом контексте, что поляки очень ценят и о чём до сих пор заботятся. Есть причины, и не все они несчастливые, почему Соединённые Штаты являются единственным местом на Земле, где сарказм «это история» – означает, что это уже не имеет значения. Мы должны помнить, что поляки не понимают этого выражения, и что в этом отношении американцы – да, исключительная сторона.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Мы согласны с Маттео Сальвинии в том, что границы Европы надо защищать от вторжения мигрантов

В четверг на  переговорах в Будапеште премьер-министр Виктор Орбан и заместитель премьер-министра Италии и министр внутренних дел Маттео Сальвини договорились о важности сильных национальных госу...

Подробнее...

Борьба с терроризмом по-шведски

По словам официальных лиц в Стокгольме, жителям Швеции нечего бояться боевиков ИГ*, возвращающихся с Ближнего Востока и стремящихся мирно жить в Швеции, не нарушая закон....

Подробнее...

Демократический триумф сепаратистов Каталонии

Испанские всеобщие выборы в Каталонии обернулись потрясающей победой сепаратистов, их лучшим за все времена результатом, достигнутым несмотря на то, что их руководство либо в изгнании, либо стало поли...

Подробнее...

Пожар в Нотр-Даме и разрушение христианской Европы

И часа не прошло после того, как над Нотр-Дамом появились языки пламени — пока никто не дал никакого объяснения — французские власти поспешили заявить, что пожар был «случайностью» и что «поджог иск...

Подробнее...

Спустя шесть месяцев битва олигархов и Макрона против «жёлтых жилетов» продолжается и будет продолжаться

Это битва, в которой французы победят — мы ещё не знаем когда, но определённо победят — это авангардная битва западного мира, находящегося в полном упадке, поскольку их элиты больше не способны граб...

Подробнее...

Google+