Совет Европы: а что это?

Совет Европы

В Страсбурге, где расположены штаб-квартиры многих европейских институтов, с 5 по 11 октября пройдёт первый Всемирный форум за демократию. В отличие от ЕС, Европейский совет – соорганизатор вышеупомянутого форума – занимается только вопросами прав и свобод человека. Демократия всё ещё является мобилизующей силой (для китайской оппозиции, населения арабских стран), но в 21-м веке необходимо изменить её направление: на социальное неравенство и кризис политического представительства.

В частности, увеличивающийся разрыв между «элитами» и остальным населением (что всё больше чувствуется в странах ЕС) требует создания новой роли для граждан и новых отношений между избирателями и теми, кого они избирают.

Совет Европы, расположенный в Страсбурге, вероятно, самая недооцененная организация. Даже хорошо осведомлённые люди путают его с Европейским советом, периодическим собранием глав государств или правительств стран-участниц Евросоюза, и Советом Европейского союза, на котором министры от каждой страны-участницы наравне с Европарламентом принимают законы и бюджет ЕС.

Совет Европы не имеет никакого отношения к Евросоюзу. Он был создан в 1949 году Лондонским соглашением за два года до того, как Парижское соглашение положило начало «Европейскому объединению угля и стали», первой стадии европейской интеграции. Географически зона ответственности Совета Европы также иная, ведь в него входят 47 стран – бо́льшая часть континента – в сравнении с 27 странами ЕС (28, после присоединения Хорватии в 2013 году).

Изначально в Совете было 10 членов, но через несколько лет их стало больше: после развала коммунистического блока в 1989 в его состав вошли все страны континента, за исключением Беларуси. Целью Совета является содействие созданию пространства общих демократических и правовых принципов на основе Европейской конвенции по правам человека. Данная конвенция является главным достижением Совета, и каждая страна, желающая стать членом Совета, должна её ратифицировать, организовывать свободные выборы, отменить смертную казнь и гарантировать верховенство закона. Задачей Европейского суда по правам человека, куда граждане напрямую могут обратиться, является обеспечение признания Конвенции.

Во времена, когда европейцы, уставшие от финансового кризиса и сокращений бюджетов, ставят под вопрос легитимность институтов ЕС и цель интеграции, полезно обратить наше внимание на институт Совета Европы, который всегда ставил демократию и права человека на передний план своей деятельности.

В конце Второй мировой войны идея единой Европы (которая начала назревать ещё в 19-м веке и достигла своего развития после 1918-го года) быстро установилась в качестве лучшего способа избежать ещё одной катастрофы. Существовало три школы мысли, которые поддерживали идею европейской интеграции: юнионисты (к которым относят Черчилля и в некоторой степени де Голля), – полагавшие, что, оставаясь суверенными, европейские страны должны сотрудничать на максимально возможном уровне; федералисты, считавшие, что европейские государства настолько неэффективны и показали такую склонность к насилию, что лучшим решением является образование федерации; и функционалисты, которых также можно рассматривать и федералистами, убеждённые, что любая экономическая и социальная интеграция неизбежно приведёт к политическому объединению в качестве «побочного эффекта». Сюда относится и Жан Монне (1888-1979), французский бизнесмен, отправившийся в Лондон во время Второй мировой войны. Он был очарован англо-саксонским миром и стал одним из отцов-основателей европейского единства.

Сторонники различных направлений интеграции встретились в Гааге, Нидерланды, в период с 7-го по 1-е мая 1948 года на Европейском конгрессе. Важные политические фигуры из 17 стран присутствовали на этом конгрессе, а председателем его был Черчилль (на тот момент уже не являвшийся британским премьер-министром). Результатом конгресса стала резолюция, «Послание европейцам», составленная Дени де Ружмоном, в которой призывалось закончить конфликт. Одним из последствий данного текста стала рекомендация по созданию парламентской ассамблеи, выбираемой не прямым голосованием, для изучения политических и правовых последствий Европейского Союза или Федерации. Федералисты посчитали это оскорблением, поскольку желали создания учредительного собрания, выбираемого согласно всеобщему избирательному праву.

Блокада Западного Берлина, начавшаяся несколько месяцев спустя, решительно настроила западный либерально-демократический блок против восточного коммунистического блока. После объявления о создании Федеральной Республики Германия и Германской Демократической Республики 5 мая 1949 года 10 стран учредили Совет Европы.

Это не было созданием Европейской федерации: Совет Европы был межправительственной организацией, и страны-участницы не передали ей никакой части своего суверенитета. Совет был чётко отделён от вопросов безопасности, которыми ведал альянс НАТО, учреждённый теми же десятью странами под руководством США. Начало холодной войны повысило напряжённость между двумя блоками, в частности, в отношении Берлина и Будапешта (1956).

Тем не менее, Совет сохранил своё гуманистическое видение, закалённое крайне жестоким господством нацистов, войной и более весёлым творческим хаосом, который наблюдался на Гаагском конгрессе. Он был пропитан плюралистическим видением Европы (в качестве противовеса сталинской народной демократии) и уважением к основным правам человека. Хотя Европа встала на путь к объединению двумя годами позже, сначала создав «Европейское объединение угля и стали», а затем в 1957 году и «Европейское экономическое сообщество» (ЕЭС), внутри Совета осталось что-то скорее более «политическое», нежели просто интеграция, основанная на общем рынке, конкуренции и свободной торговле.

После подписания Римского соглашения в 1957 году, создавшего ЕЭС, СМИ и чиновники потеряли интерес к Совету, поскольку последовали функциалистической конструкции, которую предвидел Жан Монне со своей теорией «маленьких шагов». Экономика виделась решением всех проблем; демократия и права человека принимались как должное и недостойное всестороннего обсуждения. Генерал де Голль описывал Совет как «спящую на берегу Рейна красавицу», ссылаясь на расположение штаб-квартиры в Страсбурге. Весь период холодной войны Совет занимался восстановлением дружественных отношений и гражданскими и законными правами в странах-участницах.

В 1989 году Совет пережил своё перерождение, поскольку революции в Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ) повернули центр дискуссии обратно в сторону демократии в её либеральном смысле. Такие движения, как польская «Солидарность» стали символом протеста против коммунистического режима, и естественно, они стали интересоваться работой Совета. В середине периода гласности Михаил Горбачев выбрал Совет в качестве «нейтральной» платформы для изложения своего понимания «общего европейского дома». Катрин Лалюмьер, тогдашний генеральный секретарь Совета, убедила всех в важности той роли, которую может сыграть Совет, восстановила его упреждающую позицию, увеличила количество контактов и разработала программы для демократии, которые были проведены по всему региону ЦВЕ. Совет часто воспринимается как «передняя» ЕС и его общего рынка и ассоциируется с экономическим процветанием, хотя никакой законной связи между ЕС и Советом нет.

Возрождение Совета продлилось десятилетие, потом страны ЦВЕ присоединились к ЕС, и он вернулся к состоянию относительного забвения. Робость, с которой он требовал мирного разрешения кровавого конфликта 1999-2000 годов в Чечне, на некоторое время породила сомнения в его моральных правах. Когда в 1996 году к Совету присоединилась Россия, разгорелись споры. В общем, неспособность многих европейских государств противостоять новым членам, которые насмехаются над демократическими принципами, иногда подрывает доверие к организации.

Разочарование европейцев в ЕС без сомнения основывается на сверх-важности экономики, финансовых кругов и власти Еврокомиссии (без какого-то реального демократического дополнения) в процессе интеграции. Становится всё сложнее преодолевать разницу между отношением населения к кризису, попутно находя смысл в глобализированном мире, и Союзом, который воспринимается как что-то далёкое, технократическое, не легитимное и не демократическое. Политическая философия, которая поддерживала Совет, кажется забытой. Но если её применить к Союзу, он может приобрести новое значение для интеграции. Жители Европы и её лидеры могут выиграть, если прислушаются к урокам Гаагского конгресса, словам Ружмона и заново откроют для себя Совет Европы.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Близится развязка Брексита

На той неделе, соответственно начавшейся 1 апреля, Брексит после двухлетней комедии ошибок скатился до фарса. На самом деле всё зашло дальше фарса и стало более похожим на своего рода шекспировскую тр...

Подробнее...

Отвратительное наследие Терезы Мей уничтожит Соглашение Страстной Пятницы

Как-то немецкий генерал заметил, что делит офицеров, стремящихся получить повышение, на четыре категории: умные и ленивые; умные и трудолюбивые; глупые и ленивые; глупые и трудолюбивые....

Подробнее...

Во имя Господа, проваливайте!

Я не часто пишу два поста в один день, но махинаторы в британской Палате общин снова заставили меня взяться за перо....

Подробнее...

Как победить иммиграцию: способ демонстрирует итальянец Сальвини

Право же,  я не ожидал, что самое многообещающее развитие западно-европейской политики проявится в Италии. Кто мог предсказать, что необычное правительство, пришедшее в июне 2018 года — неловкий ...

Подробнее...

Как Тереза Мей испортила Брексит

Были же времена... Первая страница Таймс 18 января 2017 года; переговоры между Соединённым Королевством и ЕС только начались. Надменное «Вы будете сокрушены» в заголовке характеризует отношение, кото...

Подробнее...

Google+