Европа в огне

Европа в огне

23-26мая пройдут выборы в Европейский парламент. Вероятно, они изменят лицо Европы более чем что-либо ещё со времён основания ЕС. И это отнюдь не дикое предположение.

Во многих европейских странах прошли выборы после последних европейских выборов в 2014 году, и почти повсюду итоги таковы, что перетряхнуты внутренние политические расклады.

В большинстве случаев страны ушли от традиционных политических партий, перейдя к вновь образованным. Франция в 2017 году исключила социалистов и право-центристов, и финальный тур президентских выборов проходил между «Национальным фронтом» Марин Ле Пэн и новой партией «Республика на марше» Эммануэля Макрона. Макрон выиграл по умолчанию, поскольку Франция — это страна, которая никогда бы не проголосовала за Ле Пэн.

В Италии у власти «Пять Звезд» и «Лига». В Германии коалиция ХДС/ХСС Меркель крупно сдала позиции, хотя и осталась крупнейшей партией, но Ангела потеряла своего «социалистического» партнёра, который уступил настолько, что больше не желает присутствовать в правительстве. В Испании право-центристы Мариано Рахоя потеряли так много, что уступили власть социалистам, которые провели умную игру, а не потому, что Испания хотела их у власти.

Не стоит рассматривать все 27/28 различных стран, чтобы понять, что почти повсюду происходят тектонические сдвиги от традиционных партий в пользу тех, кто пришёл без сумасшедших, крайних взглядов. И если вы думаете, что это движение теперь завершилось, то, возможно, стоит подумать ещё разок.

Удивительно осознавать, что страна с крупнейшим политическим сдвигом, Соединённое Королевство — единственная, которая ещё цепляется за традиционные партии и стремится выразить протест иным способом, а именно через Брексит. То есть, Британия демонстрирует, что не удовлетворена ЕС, в то время как в остальных основных странах ЕС неудовольствие проецируется на внутренние партии.

Но основополагающая мысль одна и та же: людей достали действующие политики и их привязанность к Европейскому проекту. Как оказалось, никто в Брюсселе в действительности не желает это осознать: единственное, о чём они говорят, так это о «расширении Европы». Но все изменения теперь будут отражены в политике Европейского парламента.

И они это знают. Но просто надеются, что смогут ограничить ущерб с помощью модели, в которой власть в Европе разделена. И чтобы получить хоть какую-то власть, национальным партиям, им необходимо найти партнёров из других стран, чтобы сформировать Европейские партии (блоки). Необходимы партии как минимум 7 других стран, чтобы управлять Европейским парламентом.

На самом деле в этом парламенте всего две партии, которые действительно значимы: право-центристская Европейская Народная Партия, в которой 217 членов европарламента, и лево-центристский Прогрессивный Альянс социалистов и демократов, в котором 190 членов. Есть ещё Европейские Консерваторы и Реформисты — 74 члена, Альянс Либералов и Демократов за Европу — 70 членов, Европейские Объединённые Левые/Нордические Зелёные Левые — 52 члена и Европейские зеленые/Европейский Свободный Альянс — 50 членов.

Эти показатели, как и национальные, обязательно изменятся, и сильно. Как именно — трудно предсказать, поскольку неясно, какой блок и какая — относительно — новая партия станет их частью. Но отнюдь не дико предположить, что в конце мая распределение власти будет не правые против левых (в любом случае и те, и другие по большей части фальшивы), но про-ЕС и против-ЕС. Или скорее, Больше Европы против Меньше Европы.

Набирающая силу реальная правая партия Германии Альтернатива для Германии (AfD) на своей конференции проголосовала за резолюцию с призывом избавиться от самого Европейского парламента, назвав его недемократичным, и заявив, что «компетенция принимать законы принадлежит исключительно национальным государствам». Аналогичные чувства возникают в Италии, Польше, Венгрии и многих других государствах-членах.

Учитывая упомянутые выше изменения настроений, трудно представить, что модель «расширения Европы» переживёт выборы. Но это, конечно, не остановит основные партии (блоки) от продвижения откровенно про-европейских кандидатов на замену Жана-Клода Юнкера после выборов.  У Европейской Народной Партии есть стойкий приверженец Немецкой Европы Манфред Вебер в качестве «заявленного кандидата», у так называемых Социалистов/Демократов — голландец Франц Тиммерманс, правая рука Юнкера.

Они считают, что смогут продолжать вести дела как обычно, накапливая больше власти и суверенитета в процессе, одновременно всё больше поддерживая распад ЕС. Но это же в далёком будущем, есть же ещё целых 4 месяца. И кто знает, как к тому времени будет выглядеть Европа? Определённо, Брюссель этого не знает, или не хочет знать.

В Германии всю политическую систему после Меркель придется перестраивать. И как уже говорилось, в совершенно ином виде, если взять цифры голосования. Крайне-правые и Зелёные идут к тому, чтобы стать новым сильным блоком, христианские право-центристы из ХДС/ХСС и бывшие левые SPD всё больше теряют поддержку.

И эта модель разыгрывается по всей Европе, но то, что происходит в Германии является основным для всех государств-членов ЕС, из-за того, как организован ЕС. Без одобрения Берлина в Европе не происходит ничего. И что будут делать остальные 26 членов, когда баланс власти сдвинется в сторону AfD?

А ещё большую тревогу вызывает экономическое положение Германии. Поскольку недавние признаки не вдохновляют. Германия и Голландия чувствуют себя неплохо, но это потому, что все остальные для них представляют собой «внутренний» рынок. А теперь и этого оказывается недостаточно. Показатели Германии быстро снижаются:

Показатели Германии быстро снижаются

И опять же, тревоги относительно Германии окажутся меньше, чем относительно Франции и Британии. Количество «жёлтых жилетов» на улицах Франции в прошлые выходные было больше, чем ранее. Макрон продолжает делать всё большие ошибки. В эту субботу его полиция попала в кадры с полуавтоматическим оружием и боевыми патронами. Как он заявил, многие люди хотят что-то получить, не прилагая никаких усилий.

Макрон всё ещё пытается вбить клин между протестующими и народом. Но огромное большинство народа поддерживает протесты, даже если и не надевает жёлтые жилеты. И всё же Париж заявляет, что протестующие не представляют собой республику и что они пытаются свергнуть демократию. Когда «жёлтые жилеты» на прошлых выходных приблизились к правительственным зданиям, пресс-секретарь правительства Бенжамен Гриро сбежал, сказав: «Это не на меня напали, а на Республику». То есть: Республика — это не народ, а правительство. Это должно хорошо продаваться.

Для огромного большинства французов это звучит так, что собственное правительство не считает их французами. А теперь Макрон настаивает на проведении национальных дебатов, в которых каждый сможет высказаться, и в то же самое время он настаивает, что не будет менять свою политику, против которой в первую очередь и протестуют «жёлтые жилеты».

Что они видят — что Маленький Наполеон длительное время почти не появляется на публике, но пытается диктовать им, что такое демократия, а затем, не переводя дыхания, что у них есть только тот выбор, который он им даёт. Протесты позволены, только если правительство даёт на них разрешение, заявляет Париж.

Макрон отменил своё появление на грядущем спектакле для богатых и властных в Давосе, и я готов сделать ставку на то, что мысль, пришедшая ему в голову, была такова, что если он туда поедет. То ему не дадут вернуться в страну. Не самое важное, но такая мысль определённо учитывается. Перед его мысленным взором возник сценарий «Пусть едят пирожные». Перед тем, как он положить руку на сердце, пусть взглянет в зеркало.

Макрон делает ошибочно всё, что может. И в этом Франция имеет массу общего с нашей последней темой, объектом, жертвой — сами выберете — Британией.

Тереза Мэй проиграла очередное голосование, и гарантирован ещё больший хаос. Оба лагеря — «Уйти» и «Остаться» — хотя и против друг друга, но разделены на бесчисленное количество других фракций, и нет никакого способа когда-либо достичь согласия. Вам бы трудно пришлось, если бы вы попробовали найти всего двух человек, которые считают Брексит одним и тем же, что уж говорить о миллионах.

Я писал ранее, что удивлён, почему в Британии так тихо перед этим, приводя в пример «жёлтые жилеты» всего в нескольких милях. И я действительно не знаю. Может быть, мы узнаем завтра. ЕС намекал на то, что Брексит может произойти только летом, а не 29 марта. Но это ЕС, и именно поэтому голосование по Брексит должно было значить уход, а не позволение диктовать кому-то ещё больше.

По сути, Тереза Мэй два года сидит, сложа руки, и хочет справиться с делом за 6 месяцев, но это пустые мечты. Соединённое Королевство за 40 лет членства в ЕС подписало тысячи законодательных актов, которые содержат сотни тысяч страниц юридических терминов. И всё это надо проверить, если надо — изменить, провести переговоры, проголосовать и так далее.

Это нельзя сделать за полгода, и это не имеет отношения к тому, нравится ЕС или нет. Мэй держала страну заложницей всё время, пока занимала пост премьер-министра, и тем более теперь, ведь она говорит, что либо это её дело, либо никакого Брексита вообще. Она решила, что отсутствие соглашения — не вариант. Это, возможно, и умно с точки зрения всех этих документов, но кто она такая — решать за всю страну на многие будущие десятки лет? Она же даже не была избрана премьер-министром.

Мы завтра узнаем чуть больше, после голосования в парламенте, которое Мэй проиграла. Или мы проиграли? Если Брюссель согласится с большой задержкой Брексита, есть вероятность, что Мэй останется на посту, и мы получи ещё 4-5-6 месяцев движения по той же дороге в никуда. Второй референдум, всеобщие выборы?  Все это — отравленные чаши.

Ничего не изменится. Все возможные результаты гарантировано обеспечивают, что большая группа людей будет против. Все варианты создадут видимость того, что небольшая группа людей диктует всем изменения образа жизни.

Где же британские «жёлтые жилеты»?  Мэр второго по величине города Польши, Гданьска, был убит в тот момент, когда произносил речь на сцене. Мы к этому идём?

И если мы забыли, так то, что происходит в Европе, не сильно отличается от происходящего в США; просто события развиваются чуточку по-разному в разных местах. В США, как и в Соединённом Королевстве, нет целиком новых партий, нет AfD, Макрона и «жёлтых жилетов», и Сальвини — но есть Трамп и Брексит.

Общий знаменатель — гнев людей на экономическую модель, которая заставляет их выкарабкиваться, чтобы выжить, и одновременно они видят, что их жизни у них по кусочку отбирают, а власть имущие продолжают поддерживать банкиров и других богачей.

Не стоит рассматривать всё это, как отдельные события. Это большая волна, которая переформатирует мир, каким мы его знаем. «Пусть едят пирожные» стало глобальным трендом, а пирожных никак не достаточно на всех.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Самоубийство Франции

• «Французскость» исчезает, её замещает некая балканизация анклавов, не общающихся друг с другом… не очень хороший рецепт. • Чем больше французские элиты с их доходами и культурной ленью зарываются в...

Подробнее...

Мы согласны с Маттео Сальвинии в том, что границы Европы надо защищать от вторжения мигрантов

В четверг на  переговорах в Будапеште премьер-министр Виктор Орбан и заместитель премьер-министра Италии и министр внутренних дел Маттео Сальвини договорились о важности сильных национальных госу...

Подробнее...

Борьба с терроризмом по-шведски

По словам официальных лиц в Стокгольме, жителям Швеции нечего бояться боевиков ИГ*, возвращающихся с Ближнего Востока и стремящихся мирно жить в Швеции, не нарушая закон....

Подробнее...

Демократический триумф сепаратистов Каталонии

Испанские всеобщие выборы в Каталонии обернулись потрясающей победой сепаратистов, их лучшим за все времена результатом, достигнутым несмотря на то, что их руководство либо в изгнании, либо стало поли...

Подробнее...

Пожар в Нотр-Даме и разрушение христианской Европы

И часа не прошло после того, как над Нотр-Дамом появились языки пламени — пока никто не дал никакого объяснения — французские власти поспешили заявить, что пожар был «случайностью» и что «поджог иск...

Подробнее...

Google+