Дуг Кейси о грядущем столкновении культур

Дуг Кейси о грядущем столкновении культур

Джоэль Боуман: Добрый день, Дуг. Где ты сейчас?

Дуг Кейси: Я пересёк реку Ла-Плата у Буэнос-Айреса, а теперь нахожусь в отсталой, но очень милой маленькой социалистической стране Уругвае.

ДБ: Прошлый раз, когда мы разговаривали, ты предостерегал читателей о том, как «Запад» опасно охвачен теми самыми идеями, которые привели к большим — если не самым большим — страданиям и нищете, которые мы видели в 20 веке — весь набор коллективистских идей, по сути.

Я остро это почувствовал, когда проезжал через Брюссель — как его иногда называют, «столицу Европы» — несколько недель тому назад. Там можно почувствовать фундаментальный сдвиг во взглядах. Что ты думаешь о ситуации в этих так называемых «прогрессивных» обществах?

ДК: Когда я впервые побывал в Брюсселе в 1966-м, эта был восхитительный небольшой городок. Вы могли пойти в центр и увидеть «писающего мальчика», потусоваться на Рыночной площади, взять недорогую порцию жареной картошки с пивом и легко почувствовать себя своим. Все, кого вы видели, были более или менее представителями Западной Цивилизации.

Прошлый раз я там был около пяти лет назад, всё изменилось.

Я предполагаю, что в следующей поездке вы обнаружите , что большинство людей — мусульмане либо с Ближнего Востока, либо из Африки к югу от Сахары. В чём же дело?

ДБ: Я бы так и сказал, да. Я остановился прямо у Рыночной площади и определённо был в числе меньшинства… и это было более, чем очевидно.

На первый взгляд там мешанина религиозных ультраконсервативных взглядов наряду с политическими ультра-прогрессивными предчувствиями — по сути, исламисты и нео-марксисты, соответственно. Они объединены в какое-то странное зелье, которое иногда называют «мультикультуризмом»… что бы это не означало.

Обе эти всё более экстремистские фракции придерживаются позиций и выражают взгляды, которые и вы, и я признали бы анафемой дорого доставшимся ценностям просвещения — идеям, например, Томаса Пейна или Бенджамина Франклина.

Итак, вот к чему вы приходите — с одной стороны растущий необычный процент населения, которое считает, к примеру, что соответствующим наказанием за рисование карикатур является ответное насилие, в том числе внесудебные убийства.

Затем, с другой стороны, существует движение Политической Корректности, где все культуры вроде как равноценны, и не имеет значения насколько дурные и деструктивные основополагающие идеи, как оказалось, есть в их прошлом. Между этими двумя нет совершенно никакого пространства для честной диалектики.

Вы представляете, как эта напряжённость проявляет себя? Неужели Брюссель — своего рода канарейка в угольной шахте?

ДК: Что ж, я понимаю, что в и вокруг Брюсселя около 50 000 работников ЕС с полной занятостью. Не считая привлечённых консультантов, лоббистов, юристов и прочих нахлебников. Поскольку эти люди не производят абсолютно ничего — они просто высоко оплачиваемые паразиты — в Брюсселе сейчас крайне перекошена экономика. По-видимому, это место переполнено еврократами, мигрантами и борцами за социальную справедливость.

Вероятно, это плохо кончится.

ДБ: Конечно, никакое общество  не является — и никогда не было — полностью статичным. Люди переезжают по свету, перебираются на новые, далёкие места. На самом деле, это одно их тех положений, которое мы поддерживаем перед нашими читателями уже многие годы — интернационализация мнений.

Некоторые читатели, без сомнения, понимают, что для продвижения более свободного общества существуют необходимые фундаментальные ингредиенты, причём основная цель состоит в процветании отдельного человека и наличии гражданских свобод. И всё же многие также понимают, что некоторые культуры активно враждебны этим основным ингредиентам — свободе слова, например, свободе исповедания или не-исповедания определённой религии.

Как уравновесить эти две вещи, когда речь идёт о масштабной миграции?

ДК: Я вам предложу идеальное решение. Совершенно ненасильственное и с нулевыми затратами. Вся проблема миграции была бы академической, если бы соблюдались два простых принципа.

Номер один: Не дать системе социальной поддержки утонуть в паразитах, людях, которые не поддерживают сами себя. Особенно это касается людей из стран «чертовых дыр» — другой расы, религии, языка и традиций — чьим основным умением оказывается попадание в систему социальной поддержки. Идеалом стала бы отмена государственной поддержки всех вообще, конечно, но на данный момент это политически невозможно.

Номер два: Вся собственность, а под нею я подразумеваю улицы, мосты и парки — всё — должна быть в частном владении с жёстко закрепленным правом собственности.  Не имеющая владельцев собственность привлекает захватчиков помещений и бродяг. Совсем другое дело — туристы и приглашённые гости.

Если всё на 100% приватизировано и нет никакой системы социальной поддержки, то не было бы и проблемы мигрантов. К тому же исчезли бы и многие другие проблемы. Я понимаю, что предлагать подобное решение можно только отвлечённо. Общество слишком коррумпировано, а социализм и культурный марксизм слишком укоренились, чтобы можно было ожидать перемен. Перемены маловероятны, пока вся эта неразбериха не обвалится.

Но это на следующую пару поколений — в Европу будут вторгаться иностранцы. Главным образом из мусульманских стран, ведь в Африке будут миллиарды, в буквальном смысле миллиарды людей, неспособных прокормиться на континенте. К 2100 году 45% мирового населения будет из африканских стран южнее Сахары.

У каждого молодого африканца есть смартфон, они вполне в курсе о преимуществах жизни на севере. Они чувствуют, и это верно, что европейцы находятся в состоянии упадка и больше не ценят свою собственную цивилизацию. Они захотят в Европу, это вполне понимаемо. Европейцы не способны их остановить, разве что отстреливаться из автоматов, когда их лодки приближаются к берегу. Это будет очень большая проблема.

Если Брюссель сегодня плох, то я ожидаю, что ближайшие годы станет намного хуже.

ДБ: Говоря о вашей идее относительно частной собственности, как решении большой проблемы. Я на самом деле взял пиво, будучи в Брюсселе, в том самом ресторане, где Карл Маркс закончил свой «Капитал», в котором он (печально) известно призвал к отмене частной собственности. И там я разговорился с приезжим профессором, который поделился со мной следующим анекдотом…

Хотя он и был общепризнанным сторонником государственной собственности, Маркс купил участок на весьма привилегированном Хайгейтском кладбище в Лондоне, где хотел быть похороненным. Сегодня его сторонники платят по $6 за то, чтобы выказать своё уважение своему покойному товарищу по оружию. Благодаря постоянному потоку доходов, трава там хорошо подстрижена, а сама могила в превосходном состоянии.

Могила Адама Смита же, которую я посетил, когда недавно побывал в Эдинбурге, в Шотландии, находится в государственной собственности, неподалеку от Королевской Мили. Печально это говорить, но она в полном небрежении, вокруг повсюду мусор, сигаретные окурки, и даже спящие в парке люди. Это полное неуважение… очень государственное полное неуважение.

Смит был, конечно, полным сторонником превосходства частной собственности над государственной. Увы, после смерти он и Маркс поменялись местами…

ДК: Это крайне… неправильно. И действительно хорошо сказано. Крайней иронично. То, что вы ожидаете, произойдёт с упадком культуры, когда всё переворачивается вверх дном.

ДБ: Возможно, на этом и стоит остановиться сегодня. Ещё раз спасибо за потраченное время, Дуг.

ДК: Это было удовольствием. До следующего раза, Джоэл.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Потопит ли Италия Европу?

Несмотря на политические волнения и появляющиеся риски на глобальном уровне, в еврозоне два года наблюдается сильный экономический рост, по крайней мере по её собственным историческим меркам — и это д...

Подробнее...

Неизбежная деиндустриализация Европы

Министры ЕС договорились ввести обязательные сокращения выбросов углекислого газа к 2030 на 35%. Немецкая автомобильная промышленность не будет способна это сделать. Telegraph сообщает, что суд Берли...

Подробнее...

Британия: дебаты по антисемитизму

Есть ли у британской Лейбористской партии и её лидера, Джереми Корбина, «проблема антисемитизма» или левое крыло партии стало мишенью для израильского правительства из-за поддержки растущих бойкота и ...

Подробнее...

Греция: организация «Гуманитарная помощь» занимается контрабандой людей

ERCI — Центр Международного Срочного Ответа представляется «греческой некоммерческой организацией, обеспечивающей быстрый отклик и гуманитарную помощь во время кризиса...» По сообщениям, с 2015 года...

Подробнее...

Взгляд британского мусульманина на споры о парандже

И снова бурка (паранджа) оказалась в заголовках прессы в Британии. В данном случае все спровоцировал комментарий бывшего министра иностранных дел Бориса Джонсона. В колонке для  Daily Telegraph Б...

Подробнее...

Google+