Взгляд британского мусульманина на споры о парандже

Взгляд британского мусульманина на споры о парандже

И снова бурка (паранджа) оказалась в заголовках прессы в Британии. В данном случае все спровоцировал комментарий бывшего министра иностранных дел Бориса Джонсона. В колонке для  Daily Telegraph Борис Джонсон вызвал противоречивые чувства, когда сравнил женщин, которые её носят, с «почтовыми ящиками» и «грабителями банков». Как и предполагал Борис, тема оказалась в заголовках новостей.

Поскольку я наблюдаю за британской политикой, мне было совершенно ясно, что именно происходит. За внешней буффонадой Борис Джонсон представляет собой расчётливого, циничного и амбициозного деятеля. Некоторые говорят, что чем ближе вы к нему, тем «более он отвратителен». Многие его взгляды и решения в политике мотивированы менее принципами, а скорее его личными амбициями. Не секрет, что он надеется стать премьер-министром.

Не так давно уйдя с поста министра иностранных дел из-за Брексита, он встретился с Стивом Бэнноном (бывшим советником Трампа и известным расистом). Скорее всего Бэннон и посоветовал ему представить себя британским «Трампом», чтобы реализовать свои амбиции, а это означало бы вступление на путь сеющей рознь политики. Что вполне может для Бориса Джонсона и сработать (в конце концов он же работал с подобными Трампу, Моди, Орбану и Сальвини), но это весьма осложняет жизнь тем, кто оказывается адресатом его высказываний, в данном случае женщинам-мусульманкам, точнее тем, кто носит паранджу (бурку). У меня мало сомнений, что Бориса это волнует.

Первое и основное, сама терминология этого разговора вводит в заблуждение. Очень немногие люди в Британии носят бурку (она закрывает всё лицо, в том числе и глаза). Комментарий Джонсона и все обсуждение касается никаба (аналогичного предмета одежды, но оставляющем на виду глаза). Хотя точных цифр и нет, но фактически очень небольшое меньшинство британских женщин-мусульманок носят никаб. Иными словами, меньшинство из меньшинства.

Однако сама по себе проблема эта в самом лучшем случае незначительна, но нападки на женщин, носящих никаб, косвенно представляют собой нападки на подразумеваемые «исламские ценности». Так что неудивительно, что некоторые комментаторы правого толка встали на защиту Джонсона, а противоречивый член парламента от консерваторов Надин Доррис заявила: «Любое одеяние, которое вынуждают носить женщину и которое скрывает её красоту и её синяки, должно быть запрещено, ему нет места в нашем прогрессивном и либеральном обществе». А ссылки на «вынужденность» и «синяки» представляют собой распространенный устаревший стереотип в отношении женщин-мусульманок: что их угнетают.

Лично у меня нет проблем с конструктивной критикой или обсуждением вопросов веры. Кроме того, для человека с влиянием уровня Джонсона совершенно необходимо очень тщательно выбирать выражения, особенно касаясь чувствительных вопросов. Его слова о «почтовых ящиках» и «грабителях банков» далеки от тщательно выбранных, они глубоко безответственные и разжигают рознь.

Вклад подобных комментариев состоит в увеличение давления, это глупо и задевает на одетых в никаб женщин. Мониторящая анти-мусульманскую ненависть группа Tell MAMA отметила, что женщины «несут основное бремя» исламофобных нападок, эти нападки усилились после Брексита и чаще всего это случается с женщинами, носящими «исламское одеяние». После комментария Бориса уже случилось несколько инцидентов (не обязательно с применением насилия) с мусульманскими женщинами. Tell MAMA отмечают явный рост количества подобных инцидентов после высказываний Джонсона. На прошлой неделе никаких инцидентов против женщин, носящих покрывало, зафиксировано не было, а после как минимум 4 женщины были названы «почтовыми ящиками».

Я не сторонник никаба, и не считаю, что он обязательно предписан исламом (хотя я и не специалист в религии, которая по природе своей суть сложная). Я чувствую, что британское общество предпочитает нюансы; как нам не нравятся люди, которые бахвалятся своими деньгами, так, по-видимому, мы испытываем отвращение к религиозным символам и демонстрациям. Я видел и сам работал со многими набожными мусульманками, которые носили никаб (платок) с западной одеждой. Это едва заметно, не привлекает ненужного внимания и сравнимо с исламским акцентом на баланс между Дин (религией) и Дьюния (обществом). Однако обществом управляют не мои личные предпочтения, и я чувствую, что время диктует нам жить с тем, что нам не нравится. Следовательно, женщины, выбравшие мини-юбки, к примеру, должны признать право других носить никаб и наоборот. Но, в конце концов, не государство должно диктовать, что людям носить или не носить, это представляет собой поистине опасный прецедент.

Итак, угнетены ли носящие никаб женщины? Я не принимаю этот аргумент по нескольким причинам. Я представляю, что некотором числе случаев так вполне может быть. Однако, большинство мусульман в этой стране (подобно мне) пакистанского происхождения. Большая часть первого поколения британских пакистанских женщин носили шальвар камиз (национальное пакистанское одеяние) и продолжают это делать. Те, кто носит никаб — главным образом мусульманки второго поколения пакистанского происхождения. Большая часть родились здесь и получили британское образование. Если они угнетены, то почему их не принуждают носить шальвар камиз?

Причины, почему некоторые женщины из второго поколения предпочитают носить этот предмет одежды, запутаны. Насколько я понимаю, это отражает тенденции внутри британского мусульманского сообщества. Да, до некоторой степени тому есть религиозные причины (не важно, насколько ошибочные), но помимо прочего это отражает отождествление себя с арабским/мусульманским миром (что особенно важно для поколения, борется за свою тождественность), противопоставляя его наследию родителей. К тому это может отражать и вызов — чем больше оказывается давления и критики на мусульман со стороны остального общества, тем больше становится заметно никабов и бород.

Когда я жил и работал в Катаре, я видел, что никаб был намного более заметен. Но многие мусульманки не носили его. Если они угнетены, то почему далеко не всех их вынуждают носить его в консервативном исламском «королевстве»? Более того, многие катарские женщины прекрасно образованы (часто с научными степенями) в области занятости и вождения — разве это не традиционные показатели независимости? Управляющим директором моего работодателя (крупнейшего в Катаре) была женщина. Нет ничего нового в том, что первая жена пророка Мухамеда в исламе была успешной деловой женщиной, и мы все знаем женщин — премьер-министров в таких странах, как Бангладеш и Пакистан (стоит отметить, что до сих пор в США не избирали женщину президентом).

Поскольку нормы женского одеяния в западных обществах  совершенно противоположны традиционным «исламским» одеяниям, то, возможно, проблема в том, что западное общество и западные женщины в частности испытывают трудности с тем, чтобы принять, что некоторые женщины выбирают одеть никаб.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Французская катастрофа и презрение Макрона

«Французы говорят: «Господин президент, мы не можем свести концы с концами», а президент отвечает «Нам надо собрать Верховный совет (по климату)». Вы можете представить такую оторванность?» — Лоран ...

Подробнее...

Берегись, Италия, Брюсселю на тебя наплевать

Наблюдение за полным предательством Брекзита премьер-министром Терезой «гипсовая леди» Мэй должно бы стать пробуждением для итальянцев. Недавние результаты опросов в Италии показывают, что хотя попули...

Подробнее...

Европейские руководители утратили волю к защите западной цивилизации

Западный мир погиб бы более 1000 лет тому назад, если бы его лидеры и граждане не заняли отважной позиции перед лицом иностранных вторжений. Сегодня не менее опасные захватчики, чем в прошлом, преуспе...

Подробнее...

Дуг Кейси о грядущем столкновении культур

Джоэль Боуман: Добрый день, Дуг. Где ты сейчас? Дуг Кейси: Я пересёк реку Ла-Плата у Буэнос-Айреса, а теперь нахожусь в отсталой, но очень милой маленькой социалистической стране Уругвае....

Подробнее...

Потопит ли Италия Европу?

Несмотря на политические волнения и появляющиеся риски на глобальном уровне, в еврозоне два года наблюдается сильный экономический рост, по крайней мере по её собственным историческим меркам — и это д...

Подробнее...

Google+