Испанский лабиринт

Испанский лабиринт

Поскольку в Испании пришло к власти возглавляемое социалистами, правительство, новый назначенный премьер-министр Педро Санчез столкнулся, по меньшей мере, с двумя обескураживающими задачами: расчисткой разрушений, причиненных многими годами навязанной Европейским Союзом суровой экономии, и разрешением Каталонского кризиса, усиленного жёсткой реакцией Мадрида прошлой осенью на референдум о независимости. К несчастью, список достижений его партии не сказать, чтобы был безукоризненным по обеим проблемам.

 

Лидер Социалистической Рабочей Партии Санчез объединил партии в Каталонии и Баскском регионе плюс левистскую партию «Подемос» с целью свержения долгое время занимающего пост премьер-министра Мариано Рахоя из Народной Партии. Но подходит ли для этой работы телегеничный  бывший профессор экономики, и бросит ли его партия вызов экономической программе влиятельной «тройки» ЕС — МВФ, ЕЦБ и Европейской Комиссии?

Ответ на оба вопроса вряд ли очевиден, и во многих пересекающихся течениях и быстринах испанская политика всё ещё напоминает классическое исследование Гражданской войны пера Джеральда Бреннана— «Испанский лабиринт».

Хотя проблемой, свергнувшей Рахой, была коррупция — массовая схема откатов, которая обогащала десятки членов Народной Партии высокого ранга — его партия к выборам 2015 года уже ослабла, и он был вынужден полагаться на партию «Сидаданос» из Каталонии, чтобы остаться во власти. Короче говоря, его падение было лишь вопросом времени.

Санчез обещал обратиться к «насущным социальным нуждам» испанцев, хотя высказывался очень расплывчато относительно того, что это означает на самом деле. Но Испания переживает тяжёлые времена. Хотя экономический рост вернулся на уровень 2013 года, безработица по-прежнему составляет 16, 1%, а среди молодежи — все 35%. Рахой заслуживает похвалы за разворот экономики от массированного финансового кризиса 2008 года, но имеется немного свидетельств того, что это произошло благодаря сокращениям бюджета и мерам жёсткой экономии. Двумя основными движущими силами роста были дешёвая нефть и слабая валюта.

Рост количества рабочих мест был кратковременным  и происходил главным образом за счёт временных работ с низкой оплатой и небольшими льготами. Однако это особенность экономики не одной только Испании. Из 5,2 миллионов рабочих мест, созданных в ЕС между 2013-м и 2016-м годами, около 2,1 миллиона были кратковременными, «мини» работами, что было особенно тяжело для молодёжи. Многие продолжают жить вместе со своими стареющим  родителями, а около 400 000 человек эмигрировало в другие европейские страны.

Образование, здравоохранение и инфраструктура — всё разрушалось при странных сокращениях бюджета, и Санчезу придётся обратиться к этим проблемам. Однако список достижений его партии в экономике ещё более центристский, чем у социал-демократов, и СПР по сути признает нео-либеральную мантру налоговых сокращений, устранение государственного регулирования экономики и приватизации. Именно премьер-министр СПР Жозе Запарето в 2010 году сократил бюджет более чем на $17 миллиардов, заморозил пенсии, сократил финансирование детского здравоохранения и социального обеспечения пожилых людей и провёл законодательство, облегчающее увольнение рабочих.

Гнев в отношении социалистов из-за роста безработицы в 2011-м привёл к власти Рахоя и НП. СПР так и не восстановилась после того фиаско, потеряв избирателей, число которых сократилось с 44% до 24,9% на сегодняшний день. У них всего 84 депутата в парламенте, всего на 14 больше, чем у «Подемос».

Когда лидер «Подемос» Пабло Излесиас предложил сформировать левое правительство, Санчез отказался от этого предложения и вместо этого назначил в кабинет только представителей СПР. Однако ему придется полагаться на поддержку сторонников левых, чтобы остаться у власти, и нет никаких гарантий, что так и будет, если только социалисты не отступят от центризма и не начнут отходить от мер жёсткой экономии.

Санчез предпочитает смесь левизны и центризма. Он был смещён с поста руководителя партии в прошлом году правым крылом СПР, когда задумался о формировании единого левого фронта. Именно рядовые члены партии, разъярённые тем, что социалисты правого крыла дали возможность Рахою сформировать правительство меньшинства, вернули его к власти.  Пока что Санчез не желает рассматривать некий альянс левых партий, который оказался столь успешным в Португалии.

Новому правительству потребуется поддержка двух каталонских партий, а это вряд ли будет лёгкой задачей. Каталонцы только что избрали правительство, поддерживающее независимость, хотя президент Квим Торра призвал к «переговорам».

Нынешний Каталонский кризис был спровоцирован, когда Рахой торпедировал соглашение 2006 года между испанским правительством и правительством Каталонии, которое давало провинции больший местный контроль финансирования и признавало уникальность каталонской культуры. С подачи НП Конституционный Суд отверг соглашение и перевёл обсуждение из политической сферы в законодательную.

В то время идея независимости в Каталонии мало кого привлекала, но отказ Рахоя даже обсуждать проблему перевел её в положение основной. «Стремление к независимости до 2010 года в Каталонии привлекало явное меньшинство, но численность её сторонников резко выросла», свидетельствует Томас Хэррингтон, профессор Испанских исследований в Тринити-Колледже.

Каталонцы начали продавливать референдум о независимости — почти 80% поддерживали его проведение — хотя первоначально вопрос не рассматривался, как ни к чему не обязывающий. Даже при том, что «Подемос» не поддерживала идею независимости, она поддержала базовое демократическое право каталонцев проголосовать по этому вопросу. Однако СПР была так же твердолоба в данном вопросе, как и Рахой и НП. Социалисты не только не поддержали право каталонцев проголосовать, они поддержали жёсткие меры Рахоя в отношении провинции, хотя и осудили насилие в отношении граждан, пытавшихся проголосовать во время октябрьского референдума.

Около 2,3 миллиона каталонцев из 5,3 миллионов зарегистрированных избирателей пришли на участки и подавляющим большинством поддержали независимость, несмотря на то, что Рахой отправил почти 10 000 бойцов Национальной Полиции и Гражданской Гвардии в провинцию, чтобы захватить избирательные участки, избивать избирателей и нанести травмы более, чем 850 пострадавшим. Официальные обвинения предъявлены более чем 700 мэрам и избранным официальным лицам, а руководство Каталонии сегодня либо в тюрьме, либо в бегах.  Хотя Санчез и сказал, что репрессии были «печальным днем для демократии», но ему придётся многое объяснять правительству Каталонии.

В отличие от Рахоя, Санчез говорит, что хочет диалога с каталонцами, хотя при этом добавляет, что намерен придерживаться конституции Испании, которая не позволяет выхода из состава государства.

Каталонское общество глубоко расколото. Большие города выступают скорее против независимости, как и многие профсоюзы. Левые в этом вопросе расколоты, но многие молодые люди независимость поддерживают. Как указывает Тобиас Бак в Financial Times, «молодое поколение, учившееся в Каталонии и имевшее меньше контактов с остальной Испанией, чем их родители, оказалось среди самых восторженных сторонников независимости».

Так же очевидно, что жестокость нападения Рахоя сдвинула людей в этом направлении, хотя опросы показали, что у сторонников независимости ещё нет большинства. Но по сути это не имеет значения. Когда почти половина населения хочет чего-то, то к этому надо обращаться, и если Бак прав в отношении демографии, то время Мадрида заканчивается.

Существуют и другие серьёзные конституционные проблемы, с которыми надо работать. Сельские районы имеют огромное преимущество перед городами. Хотя в Мадриде представителя избирают 125 000 избирателей, в некоторых сельских районах он представляет всего 38 000 человек. И ещё существует необходимость обратиться к драконовским законам Рахоя в отношении свободы слова и собраний.

Насколько будет стабильно правительство Санчеза пока неясно. Он должен удержать за собой басков и каталонцев и сделать достаточно в экономике, чтобы обеспечить себе поддержку «Подемос».

НП понесла серьёзные потери, в правая партия «Сидаданос» — единственная, которая голосовала против резолюции о недоверии — будет стремиться заполнить вакуум. «Сидаданос» называет себя «центристской», но её экономическая политика такова, как и НП, она неистово выступает против сепаратизма. Она плохо себя проявила на последних выборах и на региональных выборах в Галисии и Баскском регионе. Она хорошо прошла недавние каталонские выборы, но только потому, что НР провалилась и её избиратели перешли к «Сидаданос».

Санчез должен признать, что каталонская проблема — политическая, а не юридическая, и что сила ничего не решает. Как однажды отметил министр иностранных дел Наполеона Бонапарта Талейран, «со штыками можно делать все что угодно, только сидеть на них неудобно», сформулировав трюизм, что репрессии в долгосрочном плане не работают.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Европейские руководители утратили волю к защите западной цивилизации

Западный мир погиб бы более 1000 лет тому назад, если бы его лидеры и граждане не заняли отважной позиции перед лицом иностранных вторжений. Сегодня не менее опасные захватчики, чем в прошлом, преуспе...

Подробнее...

Дуг Кейси о грядущем столкновении культур

Джоэль Боуман: Добрый день, Дуг. Где ты сейчас? Дуг Кейси: Я пересёк реку Ла-Плата у Буэнос-Айреса, а теперь нахожусь в отсталой, но очень милой маленькой социалистической стране Уругвае....

Подробнее...

Потопит ли Италия Европу?

Несмотря на политические волнения и появляющиеся риски на глобальном уровне, в еврозоне два года наблюдается сильный экономический рост, по крайней мере по её собственным историческим меркам — и это д...

Подробнее...

Неизбежная деиндустриализация Европы

Министры ЕС договорились ввести обязательные сокращения выбросов углекислого газа к 2030 на 35%. Немецкая автомобильная промышленность не будет способна это сделать. Telegraph сообщает, что суд Берли...

Подробнее...

Британия: дебаты по антисемитизму

Есть ли у британской Лейбористской партии и её лидера, Джереми Корбина, «проблема антисемитизма» или левое крыло партии стало мишенью для израильского правительства из-за поддержки растущих бойкота и ...

Подробнее...

Google+