Британия отказывается осознавать то, как на самом деле действуют террористы

Британия отказывается осознавать то, как на самом деле действуют террористы

Правительство консерваторов во время избирательной кампании по большей части избежало обвинений в неумении прекратить террористические атаки. Оно апеллировало к общественной солидарности британцев, пренебрегая теми, кто совершал жестокости; прекрасно обоснованная позиция, к тому же она с удобством  позволяет консерваторам осуждать любую критику, призывающую к расколу нации во времена кризиса. 

Когда Джереми Корбин справедливо указал, что британская политика смены режима в Ираке, Сирии и Ливии разрушила государственную власть и обеспечила прибежище для Аль-Каиды и ИГИЛ*, его стали яростно обвинять в том, что он пытается преуменьшить вину террористов. Никто твёрдо не обвинил британскую внешнюю политику, которая усилила террористов, дав им пространство для действий.

Большая ошибка британской антитеррористической стратегии — делать вид, что терроризм  крайних салафито-джихадистских движений можно сдержать и уничтожить в границах Британии. Вдохновляющие идеи и организация террористических атак исходит с Ближнего Востока, в частности, из районов базирования ИГИЛ в Сирии, Ираке и Ливии. Их террористические атаки не закончатся, пока эти чудовищные но эффективные движения будут продолжать существовать. Иными словами, контртеррористическая работа внутри Британии ведётся намного слабее, чем это необходимо.

Атаки в Лондоне и Манчестере очень похожи на примеры учебника ИГИЛ — минимальные человеческие ресурсы при максимальном эффекте. Общая направленность — необходимо  удаление и минимум непрофессиональных военных умений со стороны убийц, а отсутствие стрелкового оружия не даёт возможности предвидеть эти атаки. Отслеживать  передвижение небольшого количества оружия обычно легче, чем передвижение большого количества людей.

У британского правительства есть заинтересованность в том, чтобы рисовать терроризм как, по сути, выросшие внутри мусульманского сообщества раковые клетки. Западные правительства в целом любят делать вид, что их политические грубые просчёты, в частности, военные интервенции на Ближнем Востоке, начиная с 2001 года, вовсе не подготовили почву для образования Аль-Каиды и ИГИЛ. Это позволяет им поддерживать хорошие отношения с авторитарными суннитскими государствами вроде Саудовской Аравии, Турции и Пакистана, которые печально известны своей поддержкой салафито-джихадистских движений. Возлагая вину за терроризм на нечто общее и неопределённое, вроде «радикализации» и «экстремизма» позволяет избежать конкретного указания на финансируемый саудовцами ваххабизм, сделавший 1,6 миллиарда мусульман-суннитов, четверть мирового населения, сегодня намного более восприимчивыми к движениям типа Аль-Каиды, чем это было 60 лет тому назад.

Намеренная слепота в отношении весьма конкретных мест и людей — суннитские государства, ваххабизм, Саудовская Аравия, сирийская и ливийская вооружённая оппозиция — вот основная причина того, почему «Война с Террором» начиная с событий 9/11 проваливается. Вместо этого целью стали обширные культурные процессы внутри мусульманских сообществ: президент Буш вторгся в Ирак, который не имел никакого отношения к Аль-Каиде, а сегодня президент Трамп объявляет Иран источником терроризма в тот самый момент, когда боевики ИГИЛ убивают людей в Тегеране. В Британии главным памятником подобному политически удобному отсутствию реализма стала плохо продуманная и совершенно неэффективная программа «Предотвращение». По ней не только невозможно найти террористов, она им активно помогает, указывая службам безопасности и полиции ложное направление поиска. И ещё она не даёт никому пытаться улучшить отношения между британским государством и 2,8 миллионами мусульман в Соединённом Королевстве, создавая настрой общей подозрительности и преследований.

По Закону 2015 года о контртерроризме и безопасности те, кто работает в государственных организациях  — учителя, врачи, социальные работники — обязаны сообщать о признаках симпатий к террористам среди тех, с кем они работают, пусть даже никто не знает, что это за признаки. Пагубные последствия этого  объяснила — с массой поразительных подтверждающих свидетельств — Карма Набулки в недавней статье о программе «Предотвращение»  под названием «Не ходите к врачу» в  London Review of Books. Она рассказывает историю сирийских беженцев, мужчины и его жены, отправивших своего маленького сына, практически не говорящего по-английски, в детский сад. Из-за недавнего травмирующего опыта в Сирии, большую часть времени он рисовал самолёты, сбрасывающие бомбы. От сотрудников детского сада можно было бы ожидать, что они успокоят маленькую жертву войны, но вместо этого они вызвали полицию. А полиция отправилась встретиться с родителями и допросить их по отдельности, выкрикивая вопросы, например: «Сколько раз в день вы молитесь? Вы поддерживаете президента Асада? Кого вы поддерживаете? На чьей вы стороне?».

Если бы ИГИЛ или Аль-Каиду попросили  придумать программу, меньше всего  препятствующую их нападениям и максимально нацеленную на то, чтобы отправить полицию в погоню за недостижимым, они бы затруднились придумать что-то более полезное в этом плане, чем программа предотвращения и Закон о контртерроризме и безопасности. Огромное большинство британцев и понятия не имеют, как определить потенциального террориста, точно так же, как и их предки 400 лет назад не имели представления о том, как определить ведьму. В обоих случаях психология одна и та же, и Закон 2015 года по сути представляет собой хартию сумасшедших, по которой пять процентов британского населения считаются в широком смысле подозрительными. Набулси пишет, что запрос в полицию о Свободе Информации «раскрыл, что более 80% их сообщений об отдельных лицах, подозреваемых в экстремизме, были отвергнуты, как безосновательные».

Правительство может убеждать легковерных, что превращение всех госслужащих в потенциальных информаторов даёт массу полезной информации. На самом же деле это служит закупорке системы массой бесполезной и ошибочной информации. В редких случаях находятся крупицы чего-то ценного, с большой вероятностью, что они не будут замечены.

Избыток информации объясняет, почему многие, кто говорит, что они сообщали о по-настоящему подозрительном поведении, выясняли впоследствии, что их проигнорировали. Зачастую  действия были очень явными и демонстративными, например, устроивший взрыв в Манчестере Салман Абеди кричал в мечети на проповедника, критиковавшего ИГИЛ. Кроме того, он был связан с экстремистской джихадистской Ливийской Исламской боевой группой. Один из трёх убийц на Лондонском мосту и на рынке Боро, Курам Батт, даже высказывал свои про-игиловские* взгляды на телевидении, а ещё один из этой троицы, итальянец марокканского происхождения Юсеф Захба, задерживался итальянской полицией в аэропорту Болоньи по подозрению в попытке отправиться воевать на стороне ИГИЛ или Аль-Каиды в Сирии. Но ни один из них не был задержан полицией.

В большинстве случаев потенциальных террористов не надо было выслеживать, они слишком явно демонстрировали свои симпатии к ИГИЛ. Навязчивое представление правительства, что террористы — отдельные личности, «радикализованные» Интернетом и не принадлежащие ни к какой сети, просто неверно. Доктор Питер Нейманн из Международного Центра исследований радикализма в Королевском колледже Лондона говорит, что «количество случаев, когда люди были радикализованы исключительно через Интернет — минимальное, несущественное, крошечное».

Абсурдные  действия, вроде программы предотвращения, маскируют тот факт, что террористы, вроде членов ИГИЛ и Аль-Каиды, тесно связаны между собой главным образом участием или симпатиями к  джихадистской вооружённой оппозиции в ливийской и сирийской войнах. «Если начать соединять точки между собой, — говорит профессор Нейманн, — то огромное количество тех в Британии, кто отправился в Сирию, были друг с другом связаны, они уже знали друг друга». Вопреки принятому и официальному представлению, заговоры террористов не так уж изменились со времен Брута, Кассия и их дружков, задумавших убийство Юлия Цезаря.

Примечание:

* — Организации, запрещённые в РФ.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Джихад 2.0: разработка следующего кошмара

Направляясь прямиком на минное поле Давайте начнём с того, что на недавнем саммите 28 руководителей ЕС обсуждали Восточные Балканы и винили — что ж ещё-то — «российскую агрессию» на заднем дворе ЕС. ...

Подробнее...

Европейские руководители: закрываясь от реальности

Нежелание глав государств видеть последствия политики, которую они навязали всему европейскому континенту, представляет собой потрясающий новый уровень лицемерия. Почему гражданам Европы необх...

Подробнее...

Греция, совершающая самоубийство

Поздно вечером в четверг 18 мая 2017 года, парламент Греции проголосовал за введение очередного раунда разрушительных условий Тройки (Еврокомиссия, МВФ, ЕЦБ) выделения дополнительного кредитного пакет...

Подробнее...

Чудесатее и чудесатее

В заголовки немецких газет ворвалась история, достойная пера автора детективов. Началась она, когда полиция в аэропорту Вены в Австрии арестовала младшего лейтенанта немецкого Бундесвера, когда он дос...

Подробнее...

Эммануэль Клинтон против Марин Ле Трамп

Вот счёт жертв новейшего геополитического землетрясения, потрясающего Запад: Социалистическая партия Франции приказала долго жить. Традиционные правые — в коме. Тех, кого принято называть левыми радик...

Подробнее...

Google+