Запретные зоны Германии. Часть 1

Северный Рейн — Вестфалия

Северный Рейн — Вестфалия
  • «В Берлине или на севере Дуйсбурга есть районы, где коллеги не осмеливаются остановиться, когда едут на машине — поскольку знают, что их окружат 40 или 50 мужчин». Эти нападения приравниваются к «умышленному вызову властям государства — нападения, в которых преступники выражают своё презрение к нашему обществу» - Райнер Вендт, президент немецкого союза полицейских.
  • «Когда-то Дуйсбург-Марксло был популярным местом жительства и поездок за покупками. Теперь кланы предъявляют претензии на владение улицами. Полиция бессильна. Упадок района просто кошмарный» — телеканал N24.
  • Полиция утверждает, что встревожена жестокостью и агрессивностью кланов, которые рассматривают совершение преступлений, как развлечение. Если полиция рискует вмешиваться, на противостояние ей мобилизуются сотни членов клана.
  • 17-страничный доклад, подготовленный для парламента земли Северный Рейн-Вестфалия, раскрывает, как ливанские кланы в Дуйсбурге делят определённые районы, чтобы вести преступную деятельность, вроде грабежей, наркоторговли и вымогательства.
  • «Дальнейший сбор данных не разрешен законом. И внутренне, и внешне необходимо избегать любой классификации, которую можно было бы использовать для принижения человека. В этом отношении использование термина «семейный клан» запрещено с полицейской точки зрения» — Ральф Джагер, министр внутренних дел земли Северный Рейн-Вестфалия.
  • Два полицейских остановили водителя, который проехал на красный свет. Водитель выскочил из машины и убежал. Когда полиция его поймала, против полицейских вышло более 50 мигрантов. 15-летний подросток напал на полицейского со спины и начал его душить, доведя до потери сознания.

Дуйсбург

Массовая, неконтролируемая иммиграция из Африки, Азии и стран Ближнего Востока превратила некоторые части Германии в зоны, куда не войти — районы беззакония, где государство, по сути, потеряло контроль над ситуацией, и куда коренные немцы, в том числе и полиция, всё более опасаются заходить.

Немецкие власти категорически отрицают существование подобных зон, но конфиденциальные отчеты полиции, свидетельства полицейских с мест и эпизодические свидетельства местных жителей — всё это подтверждает, что часть крупных немецких городов деградировала до гнёзд беззакония, где преступники-мигранты вырвали из рук немецкой полиции контроль над улицами.

Наблюдатели говорят, что проблемы усугубляет правительство Германии, которое разместило в этих районах тысячи беженцев и лиц, пытающихся получить политическое убежище.

Газета Bild и журнал Focus, помимо прочих, нашли (здесь, здесь и здесь) более 40 «проблемных зон» (Problemviertel) по всей Германии. Это районы с высокой концентрацией мигрантов, высоким уровнем безработицы и хронической зависимостью от социальной помощи, вкупе с городским упадком. Эти районы стали инкубаторами анархии.

В статье под заголовком «Доклад о гетто Германии» Bild рисует эти районы, как «разрастающиеся гетто, параллельные общества и районы, куда нет входа». В их числе: Берлин-Ньюколн, Бремерхавен-Лех/Бремен-Хахтинг, Кёльн-Хорвейлер, Дартмунд-Норштадт, Дуйсбург-Марксло, Эссен-Альтенессен, Гамбург-Эёделшатдт, Кайзерслаутерн-Астернвег, Маннхайм-Нескарштадт Вест и Пфорцхайм-Остштадт.

Проблема зон, куда нет входа, особенно сильна в земле Северный Рейн-Вестфалия, наиболее населённой земле Германии. По данным Rheinische Post, среди проблемных районов СРВ:

Аахен, Билефельд, Бохум, Боттроп, Дорстен, Дуйсбург, Дюссельдорф, Эссен, Еускирхен, Гельзенкирхен-Зюйд, Гладбек, Хаген, Намм, Хейнсберг, Херн, Изерлон, Клеве, Кёльн, Липпе, Люденсхайд, Марл, Меттман, Минден, Мёнхенгладбах, Мюнстер, Нёйсс, Оберхаузен, Реклингхаузен, Ремсхайд, Рейн-Эрфт-Крейс, Рейн-Сиг-Крейс, Золинген, Угга, Виттен и Вюпперталь.

В Дуйсбурге раскручивающаяся спираль жестоких преступлений, совершённых мигрантами с Ближнего Востока и с Балкан, превратившая часть города для полиции в де-факто «запретные зоны» — сведения о подобном конфиденциальном докладе полиции просочились в Der Spiegel.

В докладе, составленном в штаб-квартире полиции земли Северный Рейн-Вестфалия, предупреждают, что правительство теряет контроль над проблемными районами, и что способность полиции установить общественный порядок «нельзя гарантировать в долгосрочном плане».

Дуйбург с населением около 500 000 человек стал пристанищем приблизительно 60 000 главным образом мусульман-турок, что превратило его в один из самых исламизированных городов Германии. Однако в недавние годы в Дуйсбург потоком ехали болгары и румыны (в том числе синти и румынские «цыгане»), что создало непостоянные этно-религиозные объединения.

По Der Spiegel:

«Существуют районы, где банды иммигрантов захватили полный контроль над целыми улицами. Коренные жители и бизнесмены запуганы и молчат. Люди, пользующиеся вечером и ночью трамваями, описывают свой жизненный опыт, как «жизнь в кошмаре». Полицейские, особенно полицейские-женщины, подвергаются «высокому уровню агрессии и неуважения».

«В среднесрочной перспективе ничего не изменится. Причины тому таковы: высокий уровень безработицы, отсутствие перспектив найти рабочее место для неквалифицированных иммигрантов на немецком рынке труда и напряжённые этнические отношения среди мигрантов...

Эксперты уже некоторое время предупреждают, что проблемные районы могут перерасти в зоны, куда нет входа. Президент немецкого союза полицейских Райнер Вендт много лет сказал назад в интервью  Spiegel Online: «В Берлине или на севере Дуйсберга есть районы, где коллеги не осмеливаются остановить машину — поскольку знают, что их окружат 40 или 50 мужчин». Эти  нападения приравниваются к «умышленному вызову властям государства — нападения, в которых преступники выражают свое презрение к нашему обществу» — Райнер Вендт, президент немецкого союза полицейских».

Марксло

Район Дуйсбурга Марксло, один из самых проблемных в Германии, описывают, как «памятник германской провальной интеграционной политике». Более половины из его  20 000 обитателей — мигранты. Они приехали из 90 различных стран. Более половины жителей Марксло живут на социальные пособия.

В материале «Дуйсбург-Марксло: Как немецкие районы становятся запретными зонами», телевидение N24 описывает упадок района:

«Когда-то Дуйсбург-Марксло было популярным местом жительства и поездок за покупками. Теперь же права на улицы предъявляют кланы. Полиция бессильна. Упадок района просто кошмарный.

Полиция входит в некоторые части Марксло только усиленными отрядами. Необходимо несколько патрульных машин, чтобы отреагировать даже на обычные столкновения машин. Слишком часто их окружает агрессивная толпа, в них плюют и угрожают. В прошлом году полиция выезжала в Марксло более 600 раз на четырех или более патрульных машинах. Этим летом район скатился в спираль насилия ещё больше. Семейные кланы предъявляют права на целые улицы. Граждане едва отваживаются выйти ночью на улицу. При малейших проблемах вспыхивает насилие».

 В просочившемся в сеть полицейском докладе раскрывается, что улицы Марксло контролируют ливанские кланы, не признающие власти немецкой полиции. Они захватили улицы, чтобы вести противозаконную деятельность. Новые мигранты из Болгарии и Румынии только добавили проблем. По данным Die Welt, улицы Марксло служат невидимыми границами между этническими группами. Жители говорят о «курдской дороге» или «румынской дороге».

Полиция говорит, что встревожена жестокостью и агрессивностью кланов, которые считают преступления развлечением. Если полиция осмеливается вмешаться, для противостояния ей мобилизуются сотни членов клана. Местная жительница в интервью радио Deutschlandfunk сказала, что боится за свою безопасность: «После наступления темноты я бы тут не стояла, ведь тут происходит масса конфликтов между иностранцами, особенно ливанцами и турками».

Ночью жители-румыны танцуют на улице, акустическая система в машине гремит громкой музыкой

Rheinische Post недавно опубликовала серию фото под заголовком «На улицах Марксло ночью». Подпись под фото: «Обычные граждане ночью на улицах не появляются, Марксло, кажется, вымирает». Ещё подпись: «Ночью жители-румыны танцуют на улице, акустическая система в машине гремит громкой музыкой».

17-страничный доклад для парламента СРВ раскрывает, как ливанские кланы в Дуйсбурге делят определённые районы с целью ведения преступной деятельности, вроде грабежа, наркоторговли и вымогательства. Эти группы не признают властные полномочия полиции. Их члены — мужчины в возрасте от 15 до 25 , и «почти 100%» из них известны полиции. Самые распространённые преступления — изнасилования, кражи и грабежи.

В докладе описывается ситуация в районе Дуйсбурга Лаар, где распоряжаются две крупные ливанские семьи.

«Улицы на деле считаются отдельной территорией. Посторонние подвергаются физическому насилию, их грабят и над ними издеваются. Опыт показывает, что ливанские кланы «могут мобилизовать несколько сотен человек за очень короткий период времени с помощью телефонных звонков».

На вызове

Питер Бисенбах из оппозиционных Христианских Демократов сказал: «Если это не запретная зона, то я не знаю, что это такое». Он призвал к официальному расследованию, чтобы определить истинную величину преступных кланов в СРВ.

Министр внутренних дел СРВ Ральф Джагер из партии Социал-Демократов, отверг запрос, поскольку подобное исследование было бы политически некорректным:

«Дальнейший сбор данных не разрешен законом. И внутренне, и внешне необходимо избегать любой классификации, которую можно было бы использовать для принижения человека. В этом отношении использование термина «семейный клан» запрещено с полицейской точки зрения».

В близлежащем Гельзенкирхене курдский и ливанский кланы соперничают за контроль городских улиц, некоторые улицы стали зонами беззакония и всё больше выходят из-под контроля немецких властей. В одном случае полиция, патрулировавшая южную часть города, внезапно подверглась нападению окружившей её клановой группировки численностью 60 человек.

В другом полицейские остановили водителя, который проехал на красный свет. Водитель выскочил из машины и убежал. Когда полиция его поймала, против полицейских вышло более 50 мигрантов. 15-летний подросток напал на полицейского со спины и начал его душить, доведя до потери сознания. Чтобы восстановить порядок, потребовалось крупное полицейское подкрепление и перечный газ.

В своем заявлении полиция Гельсенкирхена предупреждает:

«К сожалению, в Гельсенкирхене полицейские и другие аварийные службы всё чаще становятся объектами враждебности, оскорблений и даже силовых нападений».

На аварии

Высшие полицейские чины Гельсенкирхена недавно провели тайную встречу с представителями трёх арабских кланов в попытке «культивировать социальный мир между немцами и ливанцами». Судя по полицейскому отчёту о встрече, просочившемуся в местные СМИ, кланы проинформировали главу полиции Ральфа Фельдмана, что «полиция не может победить в войне с ливанцами, поскольку мы превосходим её численно». Члены клана добавили:

«Это относится ко всему Гельсенкирхену, если мы так решим».

Когда Фельдман возразил, что разместит полицейские подкрепления, чтобы разрушить их противозаконную деятельность, члены клана рассмеялись ему в лицо и сказали, что «у правительства не хватит денег, чтобы разместить необходимое для противодействия ливанцам количество полицейских». Судя по полицейскому отчёту, немецкие власти не питают иллюзий относительно реального баланса власти: «Полиция потерпела бы поражение».

Местный политик Грегор Голланд призвал лучше оснащать полицию, чтобы противостоять подобному развитию событий:

«Раз преступные параллельные сообщества начинают одерживать верх, надо лучше оснащать нашу полицию — на постоянной основе».

Ещё один просочившийся полицейский отчёт раскрывает, что кланы представляют собой «исполнительную ветвь существующей параллельной узаконенной системы разрешения проблем между крупными курдскими и ливанскими семействами в районе западного Рура». Эти кланы «презирают полицию и немецкие суды» и «решают вопросы на своих собственных условиях».

Frankfurter Neue Presse в статье под заголовком «Соседи в СРВ: запретные зоны и параллельные сообщества» сообщает, что курдские, ливанские и румынские кланы разделили районы Гельсенкирхена Бисмарк, Роттхаузен и Ункендорф и территорию вокруг центрального вокзала. В этих районах кланы «заявляют свои права на отдельные улицы». Это муниципалитеты с высоким процентом иностранцев и мигрантов. Из-за массовой безработицы среди молодёжи эти районы стали очагами безнадёжности и ужаса, которые среди коренного немецкого населения давно ликвидированы.

В интервью  Focus Арнольд Пликетт, глава полицейского союза в земле Северный Рейн-Вестфалия, предупреждает о возникновении запретных зон в Кёльне, Дортмунде, Дуйсбурге и Эссене.

«Несколько соперничающих группировок рокеров, равно как и ливанские, турецкие, румынские и болгарские кланы воюют за доминирование на улицах», сказал он. «Они вводят свои собственные правила, тут полиции уже нечего больше сказать».

Выступая на Deutschlandradio Kultur, Пликетт добавил: «Даже при мельчайших транспортных происшествиях, проверке документов, полицию зачастую окружают большие группы молодёжи из мигрантов. Обычными стали непосредственные физические контакты, оскорбления и физические нападения».

6 октября более 400 жителей района Альтенессен в Эссене встречались с местными политиками на показанном по телевидению «собрании в городском конференц-зале», чтобы обсудить раскручивающуюся спираль насилия и преступности. Местные жители жаловались, что полиция зачастую отказывается отвечать на просьбы о помощи, и умоляли городских чиновников восстановить порядок. Один из жителей сказал:

«Я тут родился, но больше не чувствую себя тут в безопасности».

Городские чиновники решительно отвергли жалобы. Мэр Томас Куфен сказал: «Альтенессен — не запретная зона, люди тут просто рассержены». Глава полиции Франк Рихтер добавил:

«Я до смерти устал слушать о запретных зонах в Эссене». Он настаивал, что Эссен и Альтенессен совершенно безопасны.

Полицейский на месте убийства в Эссене 9 апреля 2016. Убийство было частью междоусобной вражды внутри ливанского клана.

Фото: Полицейский на месте убийства в Эссене 9 апреля 2016. Убийство было частью междоусобной вражды внутри ливанского клана.

В интервью Der Westen комиссара полиции Оснабрюка Бернарда Виттхаута спросили: «Существуют ли городские районы — например, в Руре — и кварталы, представляющие собой «запретные зоны», то есть полиция больше не может поддерживать там безопасность?». Он ответил:

«Каждый полицейский комиссариат и министр внутренних дел будет это отрицать. Но, конечно же, мы знаем, куда мы можем прибыть на полицейской машине, а куда, даже в самом начале, только на бронетранспортёре. Причина в том, что наши коллеги больше не могут чувствовать себя в безопасности в парном патруле, они опасаются сами стать жертвами преступлений. Мы знаем, что такие районы существуют. И хуже того: в этих районах преступления больше не приводят в итоге к обвинениям. Они остаются безнаказанными. Только в самых вопиющих случаях мы в полиции что-то о них узнаём. Власть государства в этой обстановке полностью отсутствует».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Британия отказывается осознавать то, как на самом деле действуют террористы

Правительство консерваторов во время избирательной кампании по большей части избежало обвинений в неумении прекратить террористические атаки. Оно апеллировало к общественной солидарности британцев, пр...

Подробнее...

Джихад 2.0: разработка следующего кошмара

Направляясь прямиком на минное поле Давайте начнём с того, что на недавнем саммите 28 руководителей ЕС обсуждали Восточные Балканы и винили — что ж ещё-то — «российскую агрессию» на заднем дворе ЕС. ...

Подробнее...

Европейские руководители: закрываясь от реальности

Нежелание глав государств видеть последствия политики, которую они навязали всему европейскому континенту, представляет собой потрясающий новый уровень лицемерия. Почему гражданам Европы необх...

Подробнее...

Греция, совершающая самоубийство

Поздно вечером в четверг 18 мая 2017 года, парламент Греции проголосовал за введение очередного раунда разрушительных условий Тройки (Еврокомиссия, МВФ, ЕЦБ) выделения дополнительного кредитного пакет...

Подробнее...

Чудесатее и чудесатее

В заголовки немецких газет ворвалась история, достойная пера автора детективов. Началась она, когда полиция в аэропорту Вены в Австрии арестовала младшего лейтенанта немецкого Бундесвера, когда он дос...

Подробнее...

Google+