Возможна ли независимая Европа?

Возможна ли независимая Европа?

В стене дисциплинированного европейского послушания Соединённым Штатам неожиданно открылась значительная трещина. Я не только о возможных долгосрочных последствиях в американо-европейских отношениях в связи с решением Британии покинуть Европейский Союз.

Но и о невероятном ударе по информационной войне Вашингтона против Москвы, нанесённом министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, который десять дней назад совершенно потрясающе обвинил НАТО в «подстрекательстве к войне» с Россией.

Со времён извращения администрацией Буша событий русско-грузинской войны 2008 года, вину за которую ЕС возложил на Грузию, западному населению постоянно сообщали, что Россия - «угроза» для Запада и виновна в «агрессии». Это достигло пика в фальшивом сценарии событий на Украине, когда явные свидетельства соучастия Запада в насильственном государственном перевороте пропадали из сообщений корпоративных СМИ, а помощь России жителям Восточной Украины, сопротивляющимся перевороту представлялась, как российское «вторжение».

Кампания дезинформации достигла и вершин поп-культуры, в том числе и на Евровидении и допинговых скандалах в спорте, стремясь обеспечить широкую народную поддержку намерениям США в отношении России.

Сюжет российской «агрессии», основанный во многом на умалчивании и лжи, прокладывает Соединённым Штатам путь к размещению систем ПРО с наступательными возможностями в Румынии и проведению масштабных военных учений НАТО в составе 31 000 войскового контингента у границ России. Впервые за 75 лет немецкие войска следуют по стопам нацистского вторжения в Советский Союз.

Планы США в отношении России

США присматриваются к России после ухода Путина, в которой дружественный Уолл-Стриту руководитель, вроде Бориса Ельцина, вновь открыл бы страну эксплуататорам с Запада. Но Владимир Путин — не Ельцин, для США он оказался твёрдым орешком. Образ действий Вашингтона — постоянные провокации и обвинения оппонента до тех пор, пока он не решит постоять за себя, как сделала путинская Россия, а затем обвинить в «агрессии» и атаковать в целях «самообороны».

Таким образом, Вашингтон выстраивает народную поддержку и сопротивление иной трактовке событий. К несчастью, это отнюдь не новый прием в американском плане действий. «Государственные лица будут придумывать дешёвую ложь, возлагая вину на ту страну, на которую нападают, и все будут удовлетворены  этими бессовестными фальшивками, будут усердно их изучать и отказываться проверять любые опровержения; таким образом они всё больше и больше будут убеждать себя что война вот-вот начнётся, и будут благодарить Бога за хороший сон после этого гротескного процесса самообмана», писал Марк Твен.

И вот, внезапно, после многих лет безотказной антироссийской кампании, которой без колебаний поверили сотни миллионов жителей Запада, на прошлой неделе выходит Штайнмайер и выпаливает самую важную правду о России, многие десятки лет не произносимую западными официальными лицами.

«Что мы не должны теперь делать, так это и далее нагнетать ситуацию, бряцая оружием и подстрекая к войне, — оглушительно заявил Штайнмайер газете  Bild am Sontag. — Кто бы не верил в то, что символический танковый парад на восточных границах альянса принесёт безопасность, тот ошибается».

Вместо этого Штайнмайер призвал к диалогу с Москвой. «Нам благоразумно советуют не создавать предлогов к возобновлению старой конфронтации», сказал он, отметив, что было бы «пагубно искать лишь военные решения и вести политику сдерживания».

Придерживаясь этой стратегии, американские корпоративные СМИ фактически игнорировали замечания, которые должны были бы оказаться на первых полосах газет.  New York Times  не сообщила о заявлении Штайнмайера, но два дня спустя оно появилось в «Рейтер», но только он-лайн, за чем последовало неприятие американскими военными его замечаний.

Генерал НАТО: Россия — не угроза

Всего через день после появления высказываний Штайнмайера в Bild, генерал Петр Павел, председатель военного комитета НАТО, взорвал ещё одну бомбу. Павел заявил на пресс-конференции в Брюсселе, что Россия — не угроза для Запада. «Целью НАТО не является создание военного барьера против широкомасштабной агрессии России, поскольку такая агрессия не стоит в планах, и никакие разведывательные данные подобного не подтверждают», сказал он.

Что? Что случилось с «агрессией» России и российской «угрозой»? Что же тогда означают все опасения, ежедневно выливающиеся на головы западных граждан? Это всё ложь? Два экстраординарных официальных признания Штайнмайером , министром иностранных дел самой влиятельной страны Европы, и действующим генералом НАТО, ответственным за военный комитет, и оба раскрывают, что западные политики ежедневно действительно повторяют ложь; это — ложь, о чём они говорят частным образом, но никогда раньше публично не осмеливались и заикнуться.

Два года тому назад я был на не очень значимом брифинге с европейским послом в ООН в Нью-Йорке, и едва мог поверить своим ушам, когда он сказал, что российская угроза Восточной Европе — «просто реклама», задуманная, чтобы обеспечить НАТО «повод для существования». Но тот же посол официально на встречах в Совете Безопасности неистово нападал на Россию!

А ведь «реклама» не просто призвана спасти НАТО. Кампания распространения страха питает американскую и европейскую военную промышленность и, что самое важное, оказывает давление на российское правительство, которое США хотят свергнуть.

Неужели эти заявления были сделаны из-за раздражения от понимания, что российская угроза — пустая реклама? Или из искренней озабоченности, что ситуация может выйти из-под контроля при безрассудных и погрязших в иллюзиях руководителях в Вашингтоне, ведущих дело к «горячей войне» с Россией со всем, что ей сопутствует?

Ни один из этих двоих не повергся взысканию за сказанное. Неужели это признак перемен в официальном мышлении Германии? Будут ли прислушиваться к немецким бизнесменам, которые вели дела с Россией и выступали против санкций в отношении Москвы из-за Украины (к которым Германию вынудили США)?

Были ли слова Штайнмайера мятежом, или Германия действительно размышляет о сопротивлении Вашингтону в вопросе санкций и смены режима в Москве? Неужели немецкое правительство наконец-то действует в интересах Германии? Подобный шаг вызвал бы европейское сопротивление Соединённым Штатам, невиданное с тех пор, как Шарль Де Голль в 1966 году вытащил Францию из НАТО, чтобы сохранить французскую независимость.

В прошлый раз европейские правительства разошлись с Вашингтоном по значимому вопросу в 2003-м из-за возглавляемого американцами вторжения в Ирак. Тогда Франция и Германия в Совете Безопасности ООН присоединились к России, блокировав одобрение. Британия поддержала США. Но затем, несколько месяцев спустя Франция и Германия проголосовали за резолюцию, которая, по сути, попустительствовала вторжению.

Это дело европейского общества

Главным представляется немецкое общественное мнение о России. В ноябре прошлого года я летел из Санкт-Петербурга в Берлин и обсуждал этот вопрос со многими хорошо образованными немцами.

Впервые я побывал в России в 1995 году, двадцать лет назад. Это были времена ельцинской и джефри-саксовской России, неограниченного нео-либерального капиталистического альянса Уолл-Стрита с олигархами, грабившими страну, оставляя миллионы русских в нищете. У вокзалов я видел палаточные лагеря бездомных с массой костров. Полицейские останавливали водителей, чтобы получить взятку. Я убегал от двоих мужчин, намеревавшихся меня ограбить, пока не потерял их из виду на станции метро. Такую Россию и хотят снова увидеть вашингтонские неоконы и жулики и пираты с Уолл-Стрит.

Россия, которую я увидел спустя 20 лет в Санкт-Петербурге и Москве, стала опрятной и процветающей, современной, как любой крупный европейский город. Это свидетельствует о сопротивлении России американским попыткам восстановить свой политический и экономический контроль. Россия — капиталистическая страна, но очень своеобразная. Она полностью осознает американские махинации, затеянные для того, чтобы негативно повлиять на неё.

Опросы немецкого общественного мнения показывают, что большая часть немцев хочет улучшения отношений с Россией и считает США, как крупную угрозу войны. И всё же трижды немецкие избиратели давали мандат проамериканской право-центристке Ангеле Меркель сформировать коалиционное правительство.

В Берлине я встретился с несколькими немцами-либералами, образованными и полностью осознающими, в отличие от большинства американцев, как США злоупотребляли своим влиянием после Второй Мировой. Но когда я спросил их, почему 70 лет спустя после Второй Мировой и 25 лет после окончания холодной войны в Германии остаются американские военные базы, и от кого американцы их защищают, всеобщий ответ был — от России.

История показывает, что европейские страхи перед Россией раздуты неимоверно. Германия и другие западные страны за последние 200 лет трижды вторгались в Россию: Франция в 1812-м, США, Британия и Франция в 1918-м, во время Гражданской войны в России, и Германия в 1941-м. Подобного, кроме вторжения Российской Империи в Восточную Пруссию после объявления войны в 1914 году, более не было.

В своих воспоминаниях Гарри Трумэн признавал, что ложные страхи в отношении России были «трагедией и позором нашего времени». Это было во время холодной войны, с которой ему пришлось иметь дело частично с целью восстановления послевоенной экономики США с помощью военных расходов. Джордж Кеннан, официальный представитель Госдепартамента, предлагавший не военное сдерживание Советского Союза, ещё в 1947 году пришёл к выводу, что шаги Советов в Восточной Европе были оборонительными и не представляли никакой угрозы. В 1990-х Кеннан осуждал расширение НАТО к границам России.

Со своими богатыми природными ресурсами Россия многие столетия считалась для Запада крупным «призом», и до сих пор для управляемого неоконами Вашингтона таковой и остаётся. Но Германия, в частности, всегда получала выгоды от торговли с Россией, и ей нет нужды присоединяться к имперскому проекту США.

Решение британских избирателей спустя несколько дней после экстраординарного заявления Штайнмайера, возможно, возвещает о значительных переменах в Европе, которая, быть может, приближается к историческому объединению в своих отношениях с США. Растущие анти-евросоюзовские настроения распространяются по всему континенту, включая и призывы к аналогичным референдумам в ещё нескольких странах.

Британские избиратели, очевидно, заглянули вглубь пустой рекламы российской «угрозы», поскольку большинство не купилось на тактику устрашения британского премьер-министра Дэвида Кэмерона перед голосование — что Брексит усложнит «борьбу против российской агрессии».

Британию называли вашингтонским «троянским конём» в ЕС. Идея в том, что без Британии ЕС был бы более свободен в выборе собственного курса. Но как разъяснил Александр Меркурис, Обама в обход Лондона обратился со своими требованиями напрямую к канцлеру Германии Ангеле Меркель. И всё же без голоса Британии в ЕС — хотя, что более важно, это не касается НАТО — появляется больше пространства для более независимых голосов в Европе.

«Меня тревожит, что у нас будет меньше влияния — в будущем у нас не будет столь сильного влияния на ответ Европы злоупотреблениям Путина, ядерным амбициям Ирана или внешнюю политику ЕС и политику в сфере безопасности, — заявил The New York Times Питер Уэстмакотт, до января посол Британии в США. — И мы в меньшей степени будет способны обеспечить дружественный настрой к Соединённым Штатам».

Если немецкие руководители придут к выводу, что США толкают Европу к гибельной войне с Россией, не увидим ли мы в Берлине своего Шарля Де Голля? По-видимому, Меркель этого не понимает. Через три дня после заявления Штайнмайера она благосклонно заявила на пресс-конференции, что предпочтёт увеличить расходы Германии в НАТО, чтобы противостоять российским «угрозам».

Вместо этого потребуется бунт проснувшихся граждан как против ЕС, так и против избранных европейских правительств, отказывающихся подстраиваться под Вашингтон, — главным образом потому, что в их классовых интересах выгодно действовать в ущерб большинству.

Будущее ЕС

Европейская социал-демократия, вероятно, лучшая социальная и политическая система, когда-либо разработанная на планете, возможно, и лучшая из возможных для человечества. Европа могла бы стать моделью для мира, как нейтральная сила, приверженная социальной справедливости. Еще в 1988 году Жак Делор, тогдашний президент Европейской Комиссии, обещал британскому Конгрессу Профсоюзов, что ЕС будет «социальным рынком».

Вместо этого ЕС позволил себе продаться неизбранным и неподотчётным неолиберальным технократам, которые теперь  верховодят в Брюсселе. Европейские избиратели, вероятно, не совсем понимают последствий: избранные неолиберальные национальные правительства  рабски следуют внешнеполитическим приказам из Вашингтона. Но Брексит показывает, что эти избиратели начинают разбираться в ситуации. Единство — это прекрасно, но руководители ЕС отказываются признавать, что оно должно идти на пользу всем европейцам.

Лиссабонский Договор ЕС — единственная конституция в мире, в которой прописана неолиберальная политика. Если его не реформировать — а высокомерие лидеров Евросоюза говорит о том, что этого не будет сделано — то населению Европы придется сократить или демонтировать ЕС дальнейшими референдумами. Это дало бы освобожденным европейским народам шанс избрать анти-неолиберальные национальные правительства, несущие ответственность перед избирателями, которые, помимо прочего, могут выбрать внешнюю политику, независимую от Вашингтона.

Опасность в том, что чувства правого толка, которые во многом подталкивают движения в Европе против истеблишмента (и США), могут привести к избранию правительств, которые ещё больше сблизятся с Вашингтоном, и будут вести ещё более жёсткую неолиберальную политику.

Этот риск надо принимать в расчёт, в надежде, что левые и правые, настроенные против истеблишмента, смогут объединиться вокруг общих интересов, чтобы положить конец «элитарному» Европейскому проекту.


В этой рубрике

Глупые, глупые, глупые англичане

Я сидел в кафе на Фолс Роуд в настроенном предельно националистически Белфасте, когда вошла репортёр местного радио, искавшая местных жителей с целью взять интервью относительно влияния Брексита на Се...

Подробнее...

Пейнтбольный стратег Британии

Пейнтбол — это спорт, в котором игроки стараются попасть друг в друга, стреляя маленькими круглыми шариками, наполненными желеобразной краской. Обычно стреляют ими из пистолета со сжатым воздухом или ...

Подробнее...

Как Брексит взорвал иммиграционные табу Запада

Трудно уследить за дебатами по Брекситу. Сегодняшняя британская политика состоит немного в другом: жёсткий и мягкий Брексит, ограничение обратных тенденций, осложнения с Шотландией, ещё более напряжён...

Подробнее...

Совпадение?

4 марта 2018 года британский/русский двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были обнаружены парализованными на скамейке в Солсбери. Британское правительство утверждает, что на них воздействовал...

Подробнее...

Европа в огне

23-26мая пройдут выборы в Европейский парламент. Вероятно, они изменят лицо Европы более чем что-либо ещё со времён основания ЕС. И это отнюдь не дикое предположение. ...

Подробнее...

Google+