Европейская твердыня воюет против беженцев

Запечатать границы

Запечатать границы

«Спасательные суда? Я бы использовала вертолёты, чтобы остановить мигрантов. – Вот так фантастически продажная газетчица принадлежащего Руперту Мёрдоку издания The Sun Кэти Хопкинс внесла свою лепту в дебаты о мигрантах в Европе.

 – Уж будьте уверены, эти мигранты, – как тараканы. Всё это несколько напоминает Эфиопию и Боба Гелдорфа примерно в 1984-м году».*

Гибель почти тысячи направлявшихся в ЕС мигрантов у итальянского острова Лампедуза спровоцировала различную реакцию и показала, что эти люди по сути вовсе не были живучими тараканами. Что шокировало гуманистов («в Средиземноморье создано массовое захоронение» заявила Лорис Де Филиппи, президент итальянского отделения «Врачей без границ»), взволновало обеспокоенных безопасностью и смутило бесцветных бюрократов.

В заявлении Европейской Комиссии требовалось, чтобы новая миграционная политика была принята к середине мая: «Что нам нужно – немедленные действия, чтобы предотвратить будущие смерти, равно как и всеобъемлющий подход к лучшему управлению миграцией во всех аспектах». В прошлом году настроенный критично немецкий президент Иоахим Гаук предложил, чтобы «общая европейская политика по беженцам гарантировала, что каждый беженец сможет воспользоваться своим правом: не получать отказа без того, чтобы его выслушали, и воспользоваться защитой от судебного преследования».

Общая политика – а именно её в Европе нет. Морган Йоханссон, министр юстиции и миграции Швеции, утверждает, что «ещё больше европейских стран должны взять на себя ответственность за ситуацию с беженцами». Но страны, несущие основную тяжесть прибытия большого количества человеческого груза охладевают к этому – только в Италию в 2014-м прибыло 170 000 беженцев. Страны, находящиеся под ложным впечатлением, что у них есть проблемы с беженцами, вроде Британии, настаивают на обеспечении сущего минимума, по данным Европейского агентства по пограничному контролю ЕС Frontex. Британский Хоум Оффис подозрительно молчалив по поводу смертей в море.

Гуманитарные мотивы не популярны. Хотя проявление великодушия кое-где и поощряется, «язык действия» предлагает закрыть внешние границы ЕС. Как и в случае наркотика для наркомана, расширение масштаба миссий спасений считается потворством. Взять для примера, Италию – она в пошлом году перечеркнула свою программу поиска и спасения Mare Nostrum, видя, что другие европейские страны не смогли внести свой вклад по текущим расходам в размере $9.7 миллионов в месяц. Принятая взамен программа Тритон представляет собой гораздо более ограниченный компромисс и не может выполнять свои защитные функции.

В матрицу внешней политики проникает тень респектабельного расизма и предубеждения. Если некоторые официальные лица ЕС настаивают на мудрости и гуманности поисково-спасательных операций, другие концентрируются на разводных мостах и отталкивании. Популисты проникают в истеблишмент, и их послания находят отклик.

Единственное, что не рассматривается – волнующая идея либерализации границ. По словам Адама Дэвидсона, много пишущего на тему развенчивания «мифа о том, что иммигранты крадут рабочие места», немногие «требуют того, что, как показывает базовый экономический анализ, стало бы выгодным почти всем нам: резко открыть границы». Вместо этого раздаются настойчивые призывы взять на прицел противозаконное явление, причём премьер-министр Италии Маттео Ренци считает его «нашествием на наш континент». Соответственно, человеческий фактор игнорируется, а «бизнес-модели» становятся мишенями направленной политики.

Есть те, кто признает, что корни этой трагедии берут начало во многих источниках. Мигранты и «непредсказуемые последствия» – неразделимые свойства растущей проблемы, ускоренной из-за искалеченного и полностью несостоятельного ливийского государства. Низложение Каддафи породило мощную катастрофу. В таких условиях незаконный бизнес расцвел пышным цветом.

А в Канберре официальные лица сияют от гордости, считая, что нашли идеальное решение. Которое подразумевает систематическое бездушие и самодовольство правительства, которому нечем больше гордиться: разворот лодок. Европейские комментаторы, в частности британские, отметили австралийский «усиленный морской полицейский кордон».

«Пора стать австралийцами», рявкает Хопкинс. «Австралийцы похожи на британцев, только мужественнее, решительнее, жёстче и с отличными ударными вертолётами».

Для историка Майкла Бёрли ничто, как бы мало не было, не сравнимо со смертью в воде. Возьмите в аренду бедный островок и отправьте судно с человеческим грузом в процессинговый центр. Отбуксируйте их назад. Купите суда у развивающихся стран, чтобы справится с этой задачей. Поклянитесь, что никогда не примете их в Австралии.

По словам отставного австралийского генерал-майора Джима Молана, границу «можно контролировать с пользой для всех, и есть моральное обязательство её контролировать». Таково отношение к редукционным процессам, следующих за фантазией наведения порядка в хаосе, формализованная очередь, которая просто представляет собой форму контроля население. А это попахивает фальшивой моральной пристойностью, игнорированием международных конвенций, таких, как Конвенция о беженцах и Конвенция прав детей. «Человеческая трагедия огромна и её ухудшает отказ европейцев учиться на собственных ошибках и на усилиях других, справлявшихся с подобными проблемами».

Не совсем военные суда, но и это может быть. Беженцев, направляющихся в Австралию, конвоируют в Индонезию. В некоторых случаях беженцев держат в море и подвергают импровизированному «процессингу». И всё это дает не так уж много в отношении контрабандистов, которые продолжают вести свою подлую торговлю, находя альтернативные маршруты. Крепости только поощряют опасный поиск других путей. Этот «дикий» поток, как любит определять Хопкинс, будет навязывать свой естественный курс, даже если будет продолжаться рост количества обитателей могил.

Примечание:

* – Ирландский музыкант Боб Гелдоф выяснил, что одной из причин, по которым африканские народы оказались в страшной опасности, были выплаты по кредитам, которые их страны взяли в западных банках. На каждый пожертвованный в помощь фунт приходилось десять фунтов, которые должны были покинуть эти страны в качестве выплат по долгам. 13 июля 1985 года Гелдоф и Юр организовали Live Aid, грандиозные концерты, одновременно прошедшие на стадионе «Уэмбли» в Лондоне и стадионе имени Джона Фицджеральда Кеннеди в американской Филадельфии. «Би-би-си» освободила свой эфир на 16 часов, концерты транслировались в прямом эфире по телевидению и радио.

Это было самое монументальное шоу в истории, включающее перелет Фила Коллинза на Конкордe из Англии в Америку, что позволило ему выступить в тот день и на Уэмбли и в Филадельфии.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Самоубийство Франции

• «Французскость» исчезает, её замещает некая балканизация анклавов, не общающихся друг с другом… не очень хороший рецепт. • Чем больше французские элиты с их доходами и культурной ленью зарываются в...

Подробнее...

Мы согласны с Маттео Сальвинии в том, что границы Европы надо защищать от вторжения мигрантов

В четверг на  переговорах в Будапеште премьер-министр Виктор Орбан и заместитель премьер-министра Италии и министр внутренних дел Маттео Сальвини договорились о важности сильных национальных госу...

Подробнее...

Борьба с терроризмом по-шведски

По словам официальных лиц в Стокгольме, жителям Швеции нечего бояться боевиков ИГ*, возвращающихся с Ближнего Востока и стремящихся мирно жить в Швеции, не нарушая закон....

Подробнее...

Демократический триумф сепаратистов Каталонии

Испанские всеобщие выборы в Каталонии обернулись потрясающей победой сепаратистов, их лучшим за все времена результатом, достигнутым несмотря на то, что их руководство либо в изгнании, либо стало поли...

Подробнее...

Пожар в Нотр-Даме и разрушение христианской Европы

И часа не прошло после того, как над Нотр-Дамом появились языки пламени — пока никто не дал никакого объяснения — французские власти поспешили заявить, что пожар был «случайностью» и что «поджог иск...

Подробнее...

Google+