Чешская республика и изящное искусство сотрудничества

Чехи приветствуют дорогих американских солдат!

Чехи приветствуют дорогих американских солдат!

Американский военный конвой вскоре будет проходить по чешской территории, от Балтики и Польши к своей постоянной базе в Германии.

Это само по себе достаточно плохо. Чехам не стоило позволить проходить этому конвою. Провоцирование России и всё большее сближение с фашистской Империей – постыдное и трусливое действие.

Но они не были бы чехами, если бы пошли ещё дальше: если бы не довели сотрудничество с нынешними хозяевами до абсолютно ненормальной, глупой и просто кафкианской крайности.

Несколько чешских групп теперь используют социальные СМИ, чтобы заранее организовать то, что называется «пышным приветствием» американцев. В планы входят прилавки с холодным пивом Pilsner вкупе с громкими приветствиями, а равно и «выражение солидарности» с главой и странами-членами НАТО.

Есть несколько запланированный инициатив, самая звонкая из которых называется «Приветствие американской армии».

«Форум Свобода», организованный журналистом Павлом Сафром, заявляет:

«В тот момент, когда будет проходить американский конвой, и где есть опасность постыдных акций про-российских экстремистов, будут установлены посты. Мы называем их «контрольно-пропускные пункты», они будут похожи на военные. Там чешские сторонники армии США и будут собираться в поддержку наших союзников».

Про-американские и про-НАТОвские элементы направляют предупреждение тем, кто осмелится протестовать против американского военного присутствия на чешской территории – они могут столкнуться с последствиями, включая и физические нападения.

* * *

Что это, больное и патетическое целование задницы? Конечно, но не с неба же оно свалилось.

У чехов долгая история гротескного сотрудничества. Они известны вспышками «отложенного гнева» в отношении тех, кому фатально и избыточно служили в прошлом.

В современной истории чехи были надёжными и решительными союзниками нацистской Германии. Солдат «Третьего Рейха» масса чехов приветствовала с энтузиазмом, размахивая свастиками и в Праге, и повсюду. Чешские рабочие, одни из самых опытных в Европе, начали производить оружие для немецкой армии с первых же дней оккупации. В свою очередь немцы оставили чешское население наедине с самим собой, и даже вынуждали банки списывать их кредиты на жилье.

Во время Второй Мировой фактически не было никакого сопротивления нацистам, а убийство рейхсгубернатора Рейнхарда Гейдриха чешскими десантниками в 1942-м было спланировано и организовано из Лондона.

Пока немцы сгоняли чешских евреев и депортировали их в концлагеря, чешский народ занимался ликвидацией собственных граждан-цыган с полного благословения немцев, и почти без помощи. Немцев не волновало участие в этом. Они знали, что чехи – расисты и верны любому хозяину, им доверяли управление концентрационными лагерями уничтожения цыган, в частности в деревне Лети.

Всего за несколько дней до окончания войны, когда победа союзников стала неизбежной, чехи начали свое «восстание», и Советской армии пришлось ускорить движение к Праге. За освобождение страны 150 000 советских солдат отдали свои жизни.

После войны чехи депортировали, буквально выкинув, миллионы представителей немецкого меньшинства с границ региона. Бесчисленное количество женщин было изнасиловано, дома ограблены, люди – убиты. Чем более бесстыдно чехи сотрудничали с нацистами, тем более мстительны они оказались после войны!

Те жуткие деревни и городки, оставшиеся пустыми после депортации немецких семей в итоге были заселены цыганами, насильственно привезёнными из Восточной и Южной Европы (поскольку после войны осталось недостаточно чешских цыган).

Какая история! Но даже несчастные и подвергшиеся пыткам цыгане, которые сумели пережить Вторую Мировую войну, или те, кто был позже привезён на чешскую землю и вынужден был осесть на переднем крае холодной войны, вскоре почувствовало жестокую дискриминацию, их унижали и вынуждали «ассимилироваться». Дискриминация – а на самом деле это был апартеид в чешском стиле – практикуется до сих пор по всей стране.

В какой-то момент вокруг поселения цыган даже строили стену – весьма похожую на ту, что ныне разделяет поселения в Израиле (государство Израиль и его расистская политика поддерживается от всего сердца, ею в Чешской Республике открыто восхищаются). Большая часть детей цыган вынуждены посещать «специальные школы» для отсталых детей.

Но вернемся в те дни после Второй Мировой Войны! После войны к власти пришла Коммунистическая партия, и дела пошли лучше. Многие чехи и словаки с энтузиазмом приняли новую систему, и Чехословакия, исторически один их моторов европейской промышленности и знаний, отправилась в крайне увлекательное путешествие. Она начала поддерживать угнетённые нации по всему миру, занимаясь образованием людей и требуя окончания колониализма. Она дала стипендии десяткам тысяч студентов из Азии, Африки и с Ближнего Востока. Она построила сталелитейные заводы и сахарные. Впервые в истории чехи отказались от своей эгоистичной сути и встали на сторону угнетённых.

Чехословацкая Социалистическая Республика! Она могла собой гордится. Ею вдруг стали уважать и восхищаться во всём мире!

Но было ли это достигнуто «добровольно»?

До и после 1968-го во время так называемой «Пражской весны» или «социализма с человеческим лицом» направление, в котором шла страна начало подвергаться внутренней критике.

Советский Союз запаниковал, убеждённый, что Чехословакия может уйти с его орбиты в ближайшем будущем. Советы при поддержке других восточно-европейских стран, осуществили вторжение.

Это была, вероятно, самая бескровная оккупация в истории человечества, всего с несколькими жертвами, главным образом случайными. Но и это оспаривают. Энтузиазм чешского и словацкого народа был разрушен, ведь страна чувствовала себя униженной, испытавшей крах и внезапно заполненной советскими войсками.

О чём, конечно же, умалчивает западная пропаганда (и нынешняя чешская), так это то, что 1968-й случился отнюдь не вне исторического и политического контекста. Союзники – США, Франция, Советский Союз и Британия – решили в конце Второй Мировой Войны, что Чехословакия будет в орбите Советов. Определённо, не в одиночку Советский Союз принимал такое решение.

США и Британия совершили несравнимо большие жестокие преступления, чтобы удержать многие страны в своей «сфере влияния».

Чтобы предотвратить Западную Германию, Францию, Италию, Грецию и другие страны от избрания в парламенты сторонников коммунистических партий (и ухода с западной орбиты) после Второй Мировой Войны, разведывательные агентства США и Британии «наняли» бесчисленные нацистские кадры, которые начали запугивать, убивать и пытать политиков и активистов левого крыла.

Этим нацистским преступникам позже позволили уехать, некоторым – со значительным награбленным у еврейских жертв золотом в чемоданах. Их переправили в Южную Америку, в частности – в Парагвай, Аргентину и Чили, да и повсюду. Я говорил с несколькими из них пару десятков лет назад, в Асунсьоне. Они гордились своим прошлым и открыто рассказывали, что они совершали.

Если бы США и Британия потерпели неудачу в попытке сломать хребет западноевропейским левым, сторонники коммунистических партий выиграли бы выборы. Такой сценарий был неприемлем и для Вашингтона, и для Лондона. Чтобы воспрепятствовать этому, была организована кровавая бойня. А затем, конечно же, самые жуткие репрессии, приберегли для Греции и Турции.

Террор, использованный странами западного блока против левых, был несравнимо более жутким, чем действия, предпринятые Советским Союзом в Венгрии и Чехословакии.

В какой-то момент именно Чехословакия предоставила политическое убежище многим западноевропейским диссидентам, бежавшим, в частности, из Греции.

Но у западной и чешской пропаганды избирательная память!

* * *

После событий 1968-го многие чехи уехали на Запад. Несколько месяцев после вторжения границы оставались открытыми, – ещё одна «любезность» со стороны Советского Союза.

В «оккупированной» Чехословакии совершенно ничего из дикости, регулярно происходящей после оккупации Западом какой-нибудь территории и организованным им переворотом, не было: никаких эскадронов смерти, убивающих оппозицию, массовых изнасилований, зверских пыток, исчезновений…

Но западная пропаганда взялась за работу практически сразу же. 1968-й стал символом, бесконечным плачем и антикоммунистической догмой.

Чешское и словацкое население бомбардировали день и ночь продуманной и мощной пропагандой, промывая мозги, используя для этого несколько созданных именно для этого радиостанций, вроде «Радио Свободная Европа», «Голоса Америки» и «Би-би-си» (чешская и словацкая редакции). Ушаты пропаганды выливались на публику на немецком языке с телестанций в Австрии и Западной Германии.

«Чем больше пропаганды распространял Запад, тем больше они обвиняли в пропагандистской лжи чешские и словацкие государственные СМИ, – объяснял Милан Кохоут во время моего недавнего визита в Прагу. Знаменитый исполнитель и профессор факультета философии университета Западной Богемии в Пилзене, Кохоут был подписантом «Хартии77», основного диссидентского движения в 70-е и 80-е, но позже сменил взгляды и стал нападать на западный неолиберализм и империализм. – На самом деле, оглядываясь назад, чешские коммунистические СМИ были очень правы в том, что писали о западном империализме, колониализме и капитализме».

Даже после оккупации 1968-го Москва позволила уровню жизни в Чехословакии оставаться существенно выше, чем в самом Советском Союзе, – нечто немыслимое в странах, колонизированных или оккупированных Западом.

Но всё же чехи злились. Они мечтали о присоединении к Западу. Строили равноправие, но это совсем не то, о чём они мечтали. Интернационализм был крайне чуждой концепцией для европейцев, и чехи не были исключением.

Многие чехи ненавидели не только концепцию Советского Союза, но и весь русский народ. Несколько лет тому назад я слышал ненавистнические речи против русских даже от издателей «А2», прогрессивного интеллектуального журнала.

Как рассказывал мой дядя, настоящий коммунист и инженер, работавший на строительстве объектов тяжёлой промышленности в нескольких «развивающихся странах» вроде Сирии, Ливана и Ирака:

«В наших бригадах были некоторые чехи, верившие в социальную справедливость и интернационализм, но большинство работало только за деньги. Помните, что, в сущности, чехи настроены расистски и непредсказуемы. На Ближнем Востоке, который я всегда так любил, они строили промышленные объекты, а на самом деле ненавидели арабов. В то же время, ненавидя их, они подкладывали своих жён под местных за деньги».

Расположенная в Азии и Европе, многонациональная и постоянно подвергающаяся нападениям Запада Россия – определённо не идеальный «колонизатор» для нации с манией превосходства белой расы и величия «европейской культуры».

Русских считают «низшей», азиатской нацией, непригодной для управления  западной, европейской, и, следовательно, «цивилизованной» страной – идея вполне искренне выраженная в романе Джозефа Скворецки «Трусы».

* * *

После 1968 -горусские солдаты не смешивались с местными, они оставались в своих казармах. Они не обижали и не насиловали чешских женщин (в отличие от чехов во время Первой Мировой, когда их бесчеловечные «легионы» оккупировали значительную часть Транссибирской магистрали, мародерствуя, убивая и насилуя в деревнях и городах вдоль всей железной дороги).

Но, несмотря на ненависть, чехи были готовы делать то, что у них всегда получалось лучше всего – сотрудничать.

Кроме тех немногих подписантов упомянутой уже «Хартии77», вряд ли была оппозиция, достойная упоминания. И чехи, и словаки продолжали стекаться во всевозможные клубы сотрудничества, включая и «Клуб чехословацко-советской дружбы».

Сотни тысяч стали осведомителями, донося друг на друга в тайную полицию STB. Они шпионили друг за другом точно так же, как делали это во времена Австро-Венгерской Империи и немецкой оккупации. Так же и теперь.

«Почему они так ненавидят русских?», – спросил я Милана.

«Да потому, что целовали задницы с таким усердием, – ответил он. – Это же просто стыдно, как вели себя чехи, когда ответственность нёс Советский Союз. Никто не просил их доходить до таких крайностей. А поскольку они не способны ненавидеть и высмеивать самих себя, теперь они во всем винят русских и коммунизм».

* * *

Пока я не спеша шёл к Замку Вышеград, иранец подошёл к двум женщинам с колясками. Он был хорошо одет, улыбался, в руках держал туристическую карту. «Не могли бы вы помочь мне найти Вышеград?» – попросил он очень вежливо, на сносном английском.

Обе женщины отмахнулись от него, как от комара.

Они оставили его стоять посреди дороги, ужасно обиженного, со слезами на глазах.

Я подбежал к нему. Я показал, как пройти к замку. Он поблагодарил меня и затем спросил:

«Почему они так обошлись со мной?».

«Хотите отредактированный ответ, или вам надо знать правду?»

«Правду», – настойчиво попросил он.

«Потому, что они – чертовы расисты, – ответил я. – Потому что они думают, что вы мусульманин, а это в их обществе нечто совершенно ужасное. Потому, что они думают, что вы – араб и не видят разницы между арабами, иранцами и пакистанцами. Они презирают всех, у кого тёмная кожа».

«А вы сам – чех?», – спросил он.

«Нет, – ответил я. – Моя мама наполовину китаянка, наполовину русская. Но мне не повезло, я тут провел несколько лет в детстве. Когда я был маленьким школьником они избивали меня, как собаку, после каждого урока. За то, что у меня «азиатская мама», за «азиатские уши», за то, что родился в России. Словно я мог выбрать, где родиться».

Без сомнения, моя краткая биография заставила его почувствовать себя лучше. Мы пожали друг другу руки. Я приобнял его за плечи и посоветовал, чтобы он придерживался хорошо освещённых улиц, особенно после наступления темноты. Я вернулся в отель, где встретился с издателем Broken Books, где недавно была переведена и опубликована моя дискуссия с Ноамом Хомски: «Западный терроризм: от Хиросимы до военных действий с применением беспилотников».

Питер, издатель, многое смог добавить на эту тему: «В Оломуче, городе, где я живу и преподаю, нет ни единого мусульманина, но зато все настроены анти-исламски. В этой стране люди знают о мире очень мало, но у них у всех своё твердое мнение. Студентам промывает мозги западная пропаганда, но они хоть что-то знают. Но если вы отправитесь в сельскую местность – там просто беда. Как в моей семье. Они никогда не видели ни одного мусульманина, но ненавидят их и ненавидят ислам».

* * *

Чехи до последнего ждали, чтобы начать свою «Бархатную революцию». Они убедились, что не будет никакого риска. Тут всегда так. Затем они заполнили улицы всех основных городов, звеня ключами и требуя «свободы». К тому моменту в Советском Союзе уже всё было закончено, как и во всех странах Восточного блока.

Вашингтон и НАТО одурачили Горбачева, и несовершенная и смешанная группа социалистических стран рухнула от давления, веса и обмана Запада. А благодаря этой группе потерпел поражение фашизм и был разгромлен колониализм.

Западная Европа и Северная Америка – банда стран, которые грабили весь мир столетиями, убивая сотни миллионов невинных людей на всех континентах – кричали «Победа свободы и демократии. Берлинская Стена пала!»

Западу было, что праздновать. Восточный блок – последний серьёзный соперник, сдерживающий наступление их полного, диктаторского и чудовищного контроля над планетой, рушился, разбитый западной пропагандой, движениями диссидентов, финансируемых из Вашингтона и Лондона и подготовленными Западом моджахедами в Афганистане.

Отныне будет продолжаться непрерывное побоище, истинное наслаждение для нео-колониалистов, заваруха без ограничений и без противников: в Ираке и Афганистане, Пакистане, Палестине, Кашмире, Папуа, Демократической Республике Конго, Сирии, Сомали, Судане, Мали, Украине – повсюду, где Империя готова грабить и проводить эксперименты на людях.

В последующие годы в результате коллапса «Восточного блока» десятки миллионов погибли, став жертвами западного террора, не имеющего противника.

Чехи воспользовались шансом! С каждым звоном ключей послание становилось яснее и яснее: «К черту мир и эту дурацкую цель – справедливость! Мы вернулись! Мы – европейцы! Мы хотим быть частью империи, правой рукой угнетателя! Избавьте нас от сумасшедших, мечтающих о лучшем мире. Мы хотим дома побольше и машины получше, не важно кто за них будет платить. Мы хотим к новым хозяевам, истинным хозяевам мира – в Империю!».

Вскоре после этого десятки тысяч западных либералов наводнили Прагу. Секс был легкодоступен, и пиво – дёшево. И вот это имело значение. Прага стала синонимом бесчисленных связей на одну ночь, а поздней ночью – и загаженных улиц после бесчисленных пинт пива.

* * *

После «Бархатной революции» чехи более чем когда-либо в прошлом, даже во времена нацистов, были склонны заняться прежним. Они изо всех сил стали сотрудничать с Империей.

Чешские политики начали нападать на Кубу и Чили, поддерживали нападение на Ирак и Афганистан. Они вошли в НАТО и отправили войска повсюду, где Империя решила развязать террор. Они сблизились весьма тесно с Израилем.

Чехословакия распалась. Промышленный мотор, который обеспечивал развивающийся мир ноу-хау при строительстве заводов и электростанций, исчез вскоре после «Бархатной революции» при постыдном «Бархатном разводе». Возникло два государства – Чешская и Словацкая республики. С людьми никто не советовался, всё было сделано у них за спиной и очень быстро – антиконституционный, недемократический хирургически точный удар политиков-националистов.

И Вацлав Гавел, президент Чехии, любимый символ западных либералов, был слишком занят, принимая бурные овации в Вашингтоне, катаясь на велосипеде с религиозным фанатиком и бывшим агентом ЦРУ Далай-ламой, превознося «западные ценности» и поддерживая вторжения США и акты терроризма. Происходя из одной из богатейших семей Праги, Гавел вернул при «реституции» бесчисленные поместья и собственность своей семьи в буквальном смысле выкинув на улицу сотни людей.

Ах, эти реституции: чешские аристократы и церковь захватывали дома и квартиры бедноты по всей стране. Семьи чешских бизнесменов и буржуа возвращались и грабили всё, до чего могли дотянуться – мародёрство и, да, истинная контрреволюция!

Затем появились «законы о люстрации», утверждавшие, что те, кто сотрудничал в советские времена, не могут работать в государственных структурах. И это в разгар чешского сотрудничества с Европой, с фашистским Западом! Какой стыд, Чешская республика – какой позор!

Избавляясь от коммунистов, новые хозяева земли начали продавать чешскую промышленность, когда-то одну из самых мощных на Земле. Западные компании начали покупать всё – от АЭС до заводов по производству электропоездов – чтобы их разрушить, избавиться от конкуренции. «Сименс» уничтожил производство вагонов для электропоездов. LET прекратил производство гражданских самолетов, а «Фольксваген» купил огромные заводы Шкоды. Промышленность страны вскоре съёжилась до отвёрточной сборки.

Кампания массовой приватизации была быстрой и непрозрачной, и грязной. Цель была ясна – создать новую буржуазию как можно быстрее и за счёт чешского народа, и перераспределить богатства – от социалистической собственности в руки частных лиц.

Вообразите только: всей нации десятилетиями говорилось, что выстраивается социалистическое братство, всё принадлежит всем. Затем за несколько месяцев заводы, фермы, компании попали в руки новых капиталистов (которые разбогатели буквально за ночь и ничего не сделали для получения привилегий), а затем всё было продано иностранцам.

* * *

Прага тоже была продана и изнасилована. Когда-то один из красивейших культурных городов на Земле, Прага теперь напоминает какой-то туристический заповедник, вроде Патайи, конечно же, в обрамлении славной архитектуры в стиле готики и барокко.

Улицы Праги застроены жутко безвкусными стеклянными магазинами,  жалкими сувенирными прилавками, несколькими «музеями пыток» (ох, как же европейцы любят смотреть на пытки!). Старейшее здание оперы в городе, где когда проходила премьера «Дона Жуана» Моцарта, теперь даёт британскую популярную пьесу. Знаменитый во всем мире Латерна Магика растеряла артистический лоск и превратилась в ловушку для туристов. А Музей Жана Садека, одного из величайших европейских фотографов, закрылся, и на его месте открылся новый сверкающий салон тайского массажа.

Почти никто в старом городе не живёт. Реституция вышвырнула из домов  большую часть семей и отдельных жителей. Оставшиеся не могут осилить астрономические цены.

Я остановил пожилую даму недалеко от площади в Старом городе.

«Да, пока я живу тут, – объяснила она. – Но это просто чудо. Мне позволили остаться в моей прежней квартире. Своего рода благотворительность. Но у меня никаких прав и новый хозяин выкинет меня в любой момент. Тут больше почти никто не живёт. Тут нет магазинов, основных служб. Всё для туристов и компаний. Я езжу на метро до продуктового магазина».

То, что было гордостью социалистической Праги – метро, дворец культуры, музеи, театры, кинотеатры – всё уничтожено, покрыто граффити, закрыто.

Говорить на чешском языке – значит получить ужасное обслуживание. Я попытался в отеле, но меня проигнорировали, даже оскорбили. Я перешёл на английский и получил улучшенный номер и любящие улыбки. То же самое произошло в фашистской Индонезии, подчинённой Западу. Я говорю на их языке, но если я захочу, чтобы ко мне относились с уважением – надо пользоваться английским.

И надо всем этим царит Вацлав Гавел. Его огромный постер-портрет висит на фасаде Национального Музея. Надпись «Гавел навеки». После смерти лукавый чешский коллаборационист был буквально возведён в святые.

* * *

Моника Хорени, издатель левой чешской ежедневной «Хал новини», подвела итог взаимодействию чехов с Империей:

«Во время так называемой «Бархатной революции» бывший президент Вацлав Гавел, любимец американских политиков, получил обещание, что оба военных альянса – Варшавский Договор и НАТО – перестанут существовать. Ему пообещали мир без гонки вооружений и войн – просто утопическая мечта. Наши граждане ему поверили. Конечно, после того, как он и его люди захватили власть, обещания сошли на нет – внезапно оказалось достаточно разрушить Варшавский Договор. НАТО осталось, и Чешская республика присоединилась к нему в марте 1999-го, и политики даже не дали себе труда спросить граждан.

Вацлав Гавел и другие заложили основание коллаборационизма Чешской республики с США. Через несколько дней после присоединения к НАТО Чешская республика участвовала в постыдной бомбёжке дружественной славянской страны – Югославии. Она позволила самолётам НАТО использовать свое воздушное пространство. Я до сих пор чувствую стыд, что моя страна принадлежит пакту, возглавляемому США – страной, ответственной за наращивание напряжённости в мире, за провоцирование других стран, за вторжения, за смерть по всему миру, а теперь ещё и за создание ДАИШ. Только Коммунистическая партия открыто требовала, чтобы Чешская республика покинула НАТО.

Я понимаю так: те, кто защищает членство в НАТО и его действия, также несут ответственность за расширение конфликтов в мире. Нынешнее проявление коллаборационизма в том, что всё чешское правительство – все министры правого крыла и социал-демократической партии – согласно с провокационным прохождением американской военной колонны по Чешской республике, что будет происходить между 29 марта и 1 апреля.

К сожалению, часть чешского общества тоже сотрудничает.

Никто в своем уме не может понять, почему колонна передвигается не по железной дороге – почему она провоцирует своим присутствием в наших городах. Это просто демонстрация силы – точно, как описывали представители США.

Для меня важно, сколько именно иностранных баз у США вне собственной территории – несколько сотен. А у русских – всего 2 или 3. Разве отсюда не очевидно, кто именно – глобальный агрессор?»

* * *

Гуляя по Праге, я пребывал в депрессии. Я видел нищих, стоящих на коленях перед чешской полицией.

Я слышал истории о бездомных, депортируемых в пригороды.

Я встречал плохое настроение, безнадежность, полное отсутствие оптимизма, куда бы я ни пошёл.

Страна ограблена, а люди выстраиваются, чтобы аплодировать ворам.

«Должно быть, это единственная страна на земле, где студенты требуют введения платы за наставничество», – пояснил мне мой издатель.

Почему же тут всё кувырком? Откуда такой цинизм, отсутствие гордости? Я никогда этого не понимал.

Много лет тому назад, во время югославской войны, я вернулся в Чешскую республику, всего на несколько месяцев. И тогда, ещё раз, страна меня умственно сломала.

Я дошёл до того, что каждый вечер пил с тогдашним послом Аргентины в Чешской республике, прекрасным романистом и мыслителем Абелем Поузом. Мы крепко налегали на винные запасы посольства, зачастую валяясь на толстом ковре, обсуждая Кафку, Хазека и западный империализм и колониализм.

Абель почти на 30 лет старше меня, и испытывал жуткую боль – он только что потерял любимого сына. Я тоже многое потерял.

Тогда-то он рассказал мне историю, которую писал –  историю, которая уже опубликована, как книга - Los Cuadernos de Praga:

Будучи послом Аргентины, он преуспел, и убедил чешскую тайную полицию раскрыть файлы о его великом патриоте – Эрнесто Че Гевара. Между неудачной кампанией в Конго и завершающим роковым сражением в Боливии, «Че» провел несколько месяцев в Чехословакии. Больной, он был инфицирован паразитами, и его лечили чешские доктора, в те годы – одни из лучших в мире. Но чешская тайная полиция не могла понять, как воспринимать этого великого революционера. Они «защищали» его и одновременно шпионили за ним. Другом он был или врагом? Они считали – и то, и другое.

Я был в шоке. И Поуз тоже был в шоке.

Чехи сотрудничали, делая вид, что они – наибольшие революционеры и сторонники освободительной борьбы во всём мире. Но глубоко внутри они не чувствуют преданности; у них не было верности.

«Я чувствовал себя преданным, – сказал Поуз. – Че приехал сюда, он им доверял всем своим большим сердцем. А им никогда доверять нельзя».

* * *

Я попросил Милана Кохоута, великого исполнителя, бывшего друга Вацлава Гавела и его приятеля-диссидента, поставить короткую пьесу-протест у возмутительного «Мемориала жертвам коммунизма» в Праге. Прежде, чем мы отправились, я переименовал это место в «Монумент чешского коллаборационизма с западным империализмом».

Монумент расположен всего в двух минутах ходьбы от Дворца Правосудия. Перед дворцом несколько камней.

«Это от памятника советским солдатам, погибшим при освобождении Праги от нацистов в 1945-м, – объяснил Милан. – Тут ещё был советский танк. После Бархатной революции монумент был осквернён – танк раскрасили в розовый цвет. Это было сделано официально. Затем, через несколько лет, танк убрали. Теперь, как видишь, не осталось ничего. «Всего лишь» 150 000 советских людей погибли, освобождая Прагу. Не стоит упоминания, верно?».

Мы прошли к «Мемориалу жертвам коммунизма». Это весьма странное место и произведение крайне дурного искусства: распадающийся обнажённый мужчина с наполовину поднятым пенисом. А сразу за монументом – стена из колючей проволоки. Это не что-то символическое, просто для защиты государственной собственности.

Даже судя по этому пропагандистскому явлению, за весь долгий период чешского коммунизма всего было убито 248 человек. Если сравнить с некоторыми западными нападениями, которые вообще не удостоились монумента (на Западе), то: 2-3 миллиона убитых во время антикоммунистического переворота в Индонезии, 8 миллионов – в Демократической Республике Конго, и почти 8 миллионов в Индокитае.

Милан начал представление, сначала поставив несколько символов западного потребительства – пустые пачки из-под сигарет, стаканчики из-под кофе и прочий мусор.

Мы сумели спровоцировать крики и сторонников, и протестующих.

После этого мы почувствовали себя немного лучше, очень немного.

Но всё же, американский конвой уже готов войти в Чешскую Республику.

А страна висит в вакууме, бесцельно, бессмысленно и напрасно, распространяя ядовитую пропаганду и ложь.

И внезапно я ощутил страшную печаль, ведь это была не просто горечь, которую я чувствовал к этой земле, не только горечь и отвращение…. Многое я чувствовал… но эта страна и я вдруг встали лицом к лицу, по разные стороны баррикады, готовые и неизбежному решающему поединку.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Спустя шесть месяцев битва олигархов и Макрона против «жёлтых жилетов» продолжается и будет продолжаться

Это битва, в которой французы победят — мы ещё не знаем когда, но определённо победят — это авангардная битва западного мира, находящегося в полном упадке, поскольку их элиты больше не способны граб...

Подробнее...

Близится развязка Брексита

На той неделе, соответственно начавшейся 1 апреля, Брексит после двухлетней комедии ошибок скатился до фарса. На самом деле всё зашло дальше фарса и стало более похожим на своего рода шекспировскую тр...

Подробнее...

Отвратительное наследие Терезы Мей уничтожит Соглашение Страстной Пятницы

Как-то немецкий генерал заметил, что делит офицеров, стремящихся получить повышение, на четыре категории: умные и ленивые; умные и трудолюбивые; глупые и ленивые; глупые и трудолюбивые....

Подробнее...

Во имя Господа, проваливайте!

Я не часто пишу два поста в один день, но махинаторы в британской Палате общин снова заставили меня взяться за перо....

Подробнее...

Как победить иммиграцию: способ демонстрирует итальянец Сальвини

Право же,  я не ожидал, что самое многообещающее развитие западно-европейской политики проявится в Италии. Кто мог предсказать, что необычное правительство, пришедшее в июне 2018 года — неловкий ...

Подробнее...

Google+