По мосту из Евразии в НАТОстан

По мосту из Евразии в НАТОстан

Из Азии отвратительный кризис в Европе выглядит и воспринимается как события в далёкой галактике. Так что пока я возвращался из Срединного Царства в опустошённое жёсткими мерами экономии вялое сборище калек, также известное под названием НАТОстан, я решил остановиться на полпути, в Городе Городов – немного поразмыслить.

Стамбул, 31 декабря.

У меня не было иных планов, кроме как связать будущее (Евразийский век) с прошлым («Рушащейся мечтой о ЕС) с помощью любого Богом Города Городов – Константинополя, нового Рима.  Я – всего лишь странствующий евразийский пилигрим, впитывающий потоки, идущие с Балкан и древнего славного Трейса, от Чёрного до Мраморного морей через Босфор, и с хаотичной плодовитой периферии, где мерцающие башни соседствуют с нищими хижинами.

Стамбул

Утро погрузило меня куда-то между мифом и историей, в оглушающую тишину многовекового каменного сна. Стамбул надо читать, как манускрипт – за пределами методологических хитростей и стилистического орнамента. Жан Кокто писал, что Константинополь был городом, рождённым в роскоши, городом крови, закатов и огня. Казанова писал, что поскольку Константинополь возник у моря, плененный видом Византии, он сразу же заявил «Это место мировой империи». Итак, он эффектно покинул место старой империи, Рима, навсегда.

Привыкай к мосту                     

Турция при партии АКР позиционирует себя исходным перекрёстком между Востоком и Западом. Итак, когда я отправился в паломничество, я не мог не вспомнить, как в разгар «прекрасной эпохи»* немцы и русские планировали железную дорогу от Берлина до Москвы, а заканчивалась бы она и на Сибирском побережье Тихого Океана, и в Пекине. И теперь Пекин стремится реализовать мечту, как часть широкого проекта Нового Шёлкового пути – расширенную версию Транссибирской скоростной магистрали, одновременно с транс-центрально-азиатской скоростной железной дорогой, а ключевым узлом станет Стамбул.

Поскольку в итоге я перешёл мост над Босфором, я видел массу кемалистов в кризисе, и, возможно, немногих скрытых джихадистов. Оттоманская империя за более чем шесть столетий кристаллизовала единство суннитов Средиземноморья и умму Ближнего Востока в противовес Персидской шиитской империи, наследуя и усваивая организационные традиции Византии и сохраняя мудрый баланс между верой и этнической принадлежностью, используя институт сообщества – миллет – и уважая привилегии не-мусульманских подданных – дхимми.

Фрагментация этой многонациональной, многокультурной империи привела к процессу модернизации и секуляризации, что роковым образом породило реакцию фундаментализма; именно в этом основа необратимой нестабильности и насилия, которое сегодня характеризует весь регион; это нечто, что Пентагон с определённой долей принятия желаемого за действительное характеризует, как «дугу нестабильности».

Всё, от палестинской трагедии до Ирака, от плутократов-ваххабитов Персидского Залива до фальшивого халифата под названием SIS/ISIL/Daesh проявляет себя как осколки  Первой Мировой Войны, от увлечения западными державами до уничтожения любой ценой оттоманского имперского опыта наднационального правления. Именно «Запад» создал эту «дугу нестабильности» – не менее столетия назад.

Слава неоосманизма

На этот раз я отправлялся не в Азию. Наоборот Азия подошла ко мне на европейском берегу, когда я встретил в полдень своего друга Кан Емритана, который живёт на азиатской стороне, в Эминону. А затем он  стал моим Вергилием, ведя меня от лучших, столетних заведений, где наслаждаются черноморской рыбой, к лучшей пахлаве в Каракой Гуллооглу; от лучших видов европейского Стамбула до улочек, напоминающих Париж; от гостиницы Great London – которую сами турки называют «Бюйюк Лондра» и которая служила убежищеv иностранному корреспонденту Эрнесту Хемингую, освещавшему греко-турецкую войну в 1922-м – к совершеннейшей драгоценности, богатой армянской церкви, спрятанной на рыбном базаре.

Мы пробудили тени русских белогвардейцев начала 1920-х и проследили за путём Гурджеффа, тайного эзотерика и мистика, который был адептом братства дервишей Накшбанди в Бухаре. Хотя никаких встреч с вращающимися дервишами не случилось; в 1924-м Кемаль Ататюрк со своими светскими реформами жёстко их преследовал, и они выжили лишь в «Музее оттоманской литературы Диван», как классическая оттоманская поэзия.

Естественно, наша основная тема разговоров касалась  президента Эрдогана, которого Эмритан называет Султаном Китча. Слишком много намёков, от исламских традиций до исламского османизма, всё пропитано ностальгией об имперском Золотом Веке. И правя надо всем, партия АКР – как чудовище спекулятивного рэкета реальной недвижимости; в конце концов, «стремление к урбанизации», как и в Китае, но только в турецком стиле, означает урбанизацию нижней части среднего класса из сельских областей Анатолии – политической основы консервативного ислама.

Президент Эрдоган, которого Эмритан называет Султаном Китча

Эрдоган, яростный критик исламофобии, неистовствующей сегодня на Западе, предупреждает о «столкновении цивилизаций» после убийств в «Шарли Эбдо» в Париже. Он говорит дело, ведь сама идея была изложена этноцентриком, ксенофобом и расистом, бывшим членом Совета Национальной Безопасности США Самуэлем Хантингтоном – и с учётом многочисленных свободных высказываний после событий 9/11: сомневаешься – вини Ислам.

Мое паломничество началось у Собора Святой Софии перед самым рассветом, а закончилось ночью на площади Таксим – теперь недружелюбной цементной площадью, враждебной любому возможному повторению «Окупай Стамбул». В 1934-м Кемаль хотел превратить Святую Софию в музей великой Византии и османских традиций. Святая София вернётся к тому, что станет мечетью, как только восстановят Студийский монастырь, который сам был мечетью с 1453-го до 1920-го.**

Это могло бы стать ещё одним показателем нео-исламской волны, – или наглядным примером того, что Зигмунт Бомен называл «регионализацией политики» – светская политика, переформированная религиозной убеждённостью.

Как бы то ни было, Султан должен восторжествовать и получить желаемое. Он уже перевернул НАТО вверх тормашками – отвергая альянс, созданный для борьбы с СССР и продолжающий налетать на Россию, заключив значительное соглашение о турецком трубопроводе с Москвой. А теперь Сбербанк хочет её финансировать – наряду с третьим по величине аэропортом Стамбула и АЭС  Аккую.

«Турецкий Поток» наглядно продемонстрировал, как Турция прямо придерживается своего пути, чтобы стать основным перекрёстком между Евразией и НАТОстаном – на собственных условиях. И Город Городов просто обязан оставаться – чем же ещё – драгоценностью нео-османской короны.

Трубопровод

Примечания:

* – период с 1880 г. и до первой мировой войны во Франции).

** – Греческая община Стамбула насчитывает сейчас около 3 тыс. человек, хотя до погрома, происшедшего в сентябре 1955 года, в ней было более 100 тыс. Тогда в ответ на взрыв во дворе турецкого консульства в Салониках по всей Турции прокатились антигреческие беспорядки. В Стамбуле были разграблены и опустошены 73 из 83 православных церквей, большую часть из них сожгли. Сейчас отношения турок к грекам более или менее нормализовались, но греческая община практически не имеет политического веса и голоса.


В этой рубрике

Иран зажат между имперским психом и европейскими трусами

Администрация Трампа в одностороннем порядке смошенничала по многостороннему, одобренному ООН  СВПД, или иранскому ядерному договору. По всему миру она ввела противозаконную, финансовую и энергет...

Подробнее...

Война с Ираном: Америку заставляют раскрыть карты

Администрация Трампа вновь наглядно продемонстрировала, что в молодой и турбулентный XXI век «международные законы» и «национальный суверенитет» уже относятся к сфере благих, но мёртвых намерений....

Подробнее...

Ветеран Госдепартамента США: Ирак меня просто опустошил

Не так давно я разговаривал со студентами колледжа, которые, как я понял, учились в пятом классе, когда я сел на борт, направлявшийся в Ирак. Теперь на уроках истории они изучают нечто, вроде «Возможн...

Подробнее...

На горизонте — война с Ираном?

«Ястребы» обретают влияние Я скажу вам, когда кошмар, который постоянный автор  TomDispatch Боб Дрейфус столь красноречиво описывает, впервые произвёл на меня сильное впечатление. Я говорю о воз...

Подробнее...

В эпоху устроенных США испытаний и невзгод Иран обращается на Восток

В прошлую пятницу в 40 годовщину Исламской революции верховный лидер Аятолла Хаменеи сделал попытку выразить геополитическую позицию Ирана в простых терминах: «У нас хорошие отношения со всеми странам...

Подробнее...

Google+