Обречённая на провал

Стратегия Обамы в отношении ИГИЛ

Стратегия Обамы в отношении ИГИЛ
"У меня всё под контролем!"

Весной 1956 года видный американский колумнист Джозеф Элсоп, наслаждавшийся возможностью свободно общаться с мировыми лидерами по всему миру, проехал по странам Ближнего Востока в ходе обширной журналистской командировки. Он записал многочисленные интервью с лидером Египта Гамалем Абделем Насером. Он посетил Саудовскую Аравию и присутствовал на обеде с королём Саудом во дворце в Джидде. Он посетил Кувейт, который показался ему «какой-то огромной нефтяной скважиной с нахлобученным сверху небольшим городком».

 

Он совершил насыщенные репортажами поездки в Ирак, Иорданию, Ливан и Израиль.

Через десять недель он вернулся в Вашингтон и опубликовал серию колонок о том, что он видел в регионе и поразивших его впечатлениях.

«Картина зловещая, – писал он. – Если сегодняшние тенденции не будут каким-то образом обращены вспять, свободный мир в итоге должен ожидать ближневосточной катастрофы примерно такого же масштаба, как роковая потеря Китая, отданного коммунистам».

Как у «ястреба» холодной войны, глубокой озабоченностью Эслопа было вторжение в регион Советов, которому способствовал антизападный пыл Насера. Это очень далеко от сегодняшних проблем Запада в регионе, но лежавшие тогда в основе страсть и ненависть не сильно отличаются от тех, что наблюдаются сегодня.  То же ощущение надвигающегося хаоса и то же чувство беспомощности перед его лицом.

Репортажи Эслопа получили широкую известность и признание. Журнал «Тайм» писал, что его «яркий дар зарубежного обозревателя позволяет точно уловить краски, события, историю и личности, чтобы придать  ситуации биение жизни». Однако Исайя Берлин, известный британский интеллектуал,   упрекнул своего приятеля тем, что, по его мнению, было недостатком этих репортажей. Он сказал, что если бы его попросили разработать ближневосточную политику для Британии и Америки на основе колонок Эслопа, он бы не смог этого сделать.

«За какую политику вы выступаете?»

Берлин был прав. Но то, что Эслоп держал в уме, – политический курс, связанный с незаметными действиями. Как он писал ещё одному своему другу, «ключевые шаги в Саудовской Аравии и в других странах должны будут принимать вид тайных операций». Идея посылать в этот неспокойный регион войска или прибегать к инструментам военной мощи просто не выдерживала критики.

И она по-прежнему её не выдерживает. Президент Обама заслуживает уважения за признание того, что исламистское движение, называющее себя «Исламским государством» (известное также как ИГ или ИГИЛ), представляет серьёзную угрозу региону и глобальной стабильности. Оно высоко мотивировано, объединено центральным командованием и направляемо серьёзной и мощной стратегией. Его цель – разрушить государства Арабского Востока – искусственно  состряпанные Западом столетие назад по своему усмотрению – и применить свои ресурсы для нападения на все страны, посягающие на Ислам, включая Соединённые Штаты, государства Европы, Россию и Китай. Кроме того, мировые цены на нефть устанавливаются в странах Персидского залива, как раз в той центральной точке, в которой ИГИЛ хочет доминировать ради власти и прибыли.

Тем не менее, подход Обамы к этой угрозе – кампания бомбардировок, организованная руководством Соединённых Штатов – обречён на провал, даже после того, как она приведёт, что неизбежно случится, к тому, что он клянётся не допустить – к вводу в регион американских сухопутных войск для противостояния экспансии ИГИЛ. Обама не в состоянии постичь мудрость американской ближневосточной политики 1950-х, в то время проанализированную Эслопом и другими.  Обама по-прежнему тонет в трясине того же  мышления, которое родилось в 2003 году при Джордже У.Буше с вторжением в Ирак, и с тех пор порождает разрастающийся хаос в регионе.

Чтобы понять, почему Обама, несмотря на актуальность этой миссии, потерпит неудачу, полезно понять некоторые фундаментальные реалии этого региона и его отношения с Западом. Эти реалии недавно с впечатляющей остротой были изложены бывшим сотрудником дипломатической службы США и послом Чейзом У.Фрименом в замечаниях к 23-й ежегодной конференции арабских и американских политиков. Ниже приводятся некоторые проницательные наблюдения из этой речи.

Во-первых, ИГИЛ представляет собой «анормальный культ в Исламе», а это означает, что данная проблема может быть решена только внутри самого Ислама. Цивилизации, как правило, не допускают, чтобы другие цивилизации вторгались на их территорию для урегулирования их внутренних споров. А когда они не в силах этому воспрепятствовать, это, конечно, им не нравится. Фримен пишет, что вторжение под руководством Запада – не только неадекватная реакция, но и «безбожно контпродуктивный ответ».  Доктрина ИГИЛ не может быть достоверно опровергнута не-мусульманами. «Арабское религиозное участие и моральное руководство имеет важнейшее значение в сдерживании и победе» над ИГИЛ.

Когда Соединённые Штаты берут на себя инициативу в этой борьбе, возникают две проблемы.  Первая состоит в том, что военное вторжение задевает чувства миллионов мусульман, которые отшатываются от зрелища опустошения чужеземными войсками их земель и уничтожения населения. Это попросту помогает ИГИЛ в его усилиях рекрутировать новых бойцов для своего дела. К примеру, ведение войны в регионе с помощью американских беспилотников, как пишет Фримен, «не столько обезглавила антиамериканский терроризм в регионе, сколько позволило ему пустить метастазы».

Другая проблема состоит в том, с региональных игроков снимается ответственность за свою защиту от ИГИЛ и за то, чтобы подняться над  своими дрязгами и менее актуальными стратегическими целями. «Американская политика, – пишет Фримен, – должна побуждать страны Ближнего Востока к разработке эффективных политических, экономических и военных стратегий для защиты  и продвижения их собственных интересов, а не к стремлению к тому, чтобы кто-то за них брал на себя эту ответственность». Но сейчас, вместо того, чтобы натолкнуться на  согласованное противостояние Ближнего Востока, ИГИЛ «получил подарок в виде противника, разделённого антагонистическими противоречиями и категорически отказывающегося помогать другим наладить временные союзы».

Второй принцип, рассматриваемый Фрименом, сосредоточен на правильной идентификации врага. Фримен ясно даёт понять, что таким врагом, несомненно, является движение ИГИЛ, поскольку оно собирает все силы для разрушения остатков стабильности в регионе. Без мусульманского руководства и стратегического видения, как он пишет,

«Существующая политическая география арабского мира… столкнётся с последовательным разрушением и окончательным крахом. Государства будут снесены, им на смену придут полевые командиры, как уже происходит в Ираке и Сирии. Вырождающиеся и извращённые формы Ислама будут угрожать взять верх над преобладающими религиозными заповедями шиитов и суннитов».

С другой стороны, Иран не только не представляет такой угрозы, но и считает ИГИЛ врагом. То же самое верно и в отношении сирийского Башра аль-Асада, который пытается противостоять возглавляемому в основном ИГИЛ мятежу, стремящемуся сокрушить его режим. Но, в то время как  администрация Обамы старательно работает над тем, чтобы достичь анти-ядерной договорённости с Ираном, кое-кто в Соединённых Штатах стремится саботировать эти переговоры для того, чтобы напряжённость между двумя странами росла.  И хотя Обама инициировал бомбёжки ИГИЛ в Сирии, он по-прежнему считает Асада врагом Америки.

Похоже на то, как если бы Обама выступил с новым афоризмом,  синтезирующим важный элемент своей внешней политики:

«Враг моего врага – мой враг». 

Трудно увидеть, как это может иметь хоть какой-то смысл в любом контексте.

Фримен убеждён, что Соединённые Штаты должны начать работать с государствами исламского мира, которые могут выступить как цивилизационные лидеры  региона, в полном смысле слова объединив страны перед настоящим риском распространения ИГИЛ, и содействовать шагам, направленным на сглаживание мелких внутрицивилизационных склок. Иран, не относящийся к арабскому миру, не может играть эту роль, хотя он может значительно помочь в борьбе против ИГИЛ. Потенциальные лидеры – Египет и Турция.

«Но оба –  проблематичны».

Египет поглощён внутренней борьбой против «Братьев-мусульман» и палестинского движения ХАМАС. Турция зациклена на свержении Асада и противодействии курдским группировкам, усиливающим проблемы её внутреннего терроризма. И всё же ИГИЛ угрожает обеим странам, а склонность Соединённых Штатов брать на себя лидерство в далеко лежащих регионах по большей части позволяет этим странам игнорировать истинную природу угрозы.  Это ещё одна причина для Америки проводить политику, «осмысленную, ограниченную и взвешенную, чтобы избежать облегчения первоочередной ответственности региональные игроков по защите самих себя».

Удастся ли с помощью подобного осмысленного, ограниченного и взвешенного подхода переломить ситуацию с ИГИЛ в регионе? Нет другого способа ответить  на этот вопрос, кроме как взять этот подход в качестве экспериментальной основы. Но сегодняшние методы – с использованием половинчатых бомбардировок  под американским руководством – не может работать и, вероятно, будет затягивать  Америку в очередную трясину. Наверное, пришло время обратиться к мудрости 1950-х и американской стратегии времён холодной войны – более лёгкой поступи, большему мастерству, дипломатическому изяществу и незаметным действиям, когда они необходимы.

 


В этой рубрике

Турция возвращает себе лидерство среди мусульман

Декларация стамбульской Организации исламского сотрудничества (ОИС), объявившая Восточный Иерусалим столицей палестинского государства, стала знаковым событием.  Турецкая инициатива о созыве внео...

Подробнее...

Насколько иерусалимский вопрос на руку Ирану, Турции (и России)

Как и ожидалось, Иран жёстко отреагировал на решение Соединённых Штатов признать Иерусалим столицей Израиля. ...

Подробнее...

Ливия выбрала свободу, а получила рабство

Военная интервенция НАТО в Ливию 2011 года вполне обоснованно заслужила место в истории как обвинительный приговор западной внешней политике и военному альянсу, после распада Советского Союза применяв...

Подробнее...

Кушнеру не по силам принести мир на Ближний Восток

Тайный октябрьский визит Джареда Кушнера в Саудовскую Аравию по-прежнему вызывает жаркие споры. Зять президента, подобно рыцарю, похоже, решил во что бы то ни стало отыскать «Святой Грааль», то есть м...

Подробнее...

В афганскую бездну (снова)

Любимый наркотик Вашингтона – война с террором Сегодня вы читаете статью историка и постоянного автора  TomDispatch Альфреда МакКоя, автора недавно вышедшей книги «В тени американского века: Под...

Подробнее...

Google+