Мир, в котором никто не прислушивается к единственной мировой супердержаве

Величайший афронт для Дяди Сэма на Большом Ближнем Востоке

Обама у карты

Что делать, если единственная супердержава на планете высказывает – раз за разом – свою волю и обнаруживает, что её никто не слушает? Едва ли десятилетие назад эта проблема казалась бы придуманной для какой-то фантастической Земли из другого измерения. Сейчас это всё более точное описание политической жизни на нашей планете, особенно на Большом Ближнем Востоке.

В будущем, та неприличная поспешность, с которой Барак Обама попытался найти убежище под зонтиком, раскрытым его российским коллегой Владимиром Путиным во время кризиса с сирийским химическим оружием, будут рассматривать как переломный момент, когда речь будет идти об убывающей мощи Америки в этом регионе. В этих странах, метко названных «дугой нестабильности» от китайской границы до Северной Африки, которые президент Джордж Буш и его соратники-неоконы мечтали тщательно умиротворить, нестабильность разрастается. Всё меньше стран, будь то враги или союзники, и даже ранее раболепствующие, считаются с некогда грозной силой последней мировой супердержавы. Список неповинующихся фигур – от египетских генералов до саудовских принцев, от иракских шиитских лидеров до израильских политиков – всё длиннее.

В последние годы эти признаки потери влияния всё множатся и множатся. К примеру, в августе 2011 года президент Сирии Башар аль-Асад проигнорировал недвусмысленный призыв к нему Барака Обамы «уйти». Ничего не произошло даже после того, как некий высокопоставленный представитель администрации настаивал: «Мы убеждены, что Асад скоро уйдёт». Как гласит древняя пословица, «если бы желания были лошадьми, все нищие ездили бы верхом».

Аналогично, в марте 2010 года Обама лично устроил получасовой разнос президенту Афганистана Хамиду Карзаю – политику, которого на этот пост поставил Вашингтон, – за коррупционность и административную недееспособность его правительства. Разнос сопровождался предупреждением, что, если это не прекратится, последует сокращение американской помощи. Вместо этого через месяц администрация Обамы оказала Карзаю тёплый приём во время визита в Вашингтон, едва прошептав что-то о взяточничестве и жестоком управлении, которые, тем не менее, продолжаются и по сей день.

В мае 2009 года во время встречи с израильским премьер-министром Беньямином Нетоньяху президент Обама потребовал остановить расширение еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан и в оккупированном Восточном Иерусалиме. В сваре, которая последовала вслед за этим, единственная супердержава потерпела фиаско, и расширение поселений продолжилось.

Обама разочарован

Это всего лишь несколько из множества примеров падения авторитета Америки в ближневосточном регионе; процесс шёл полным ходом ещё до того, как Обама пришёл в январе 2009 года в Овальный кабинет. На протяжении нескольких лет становилось всё более очевидным, что войны Вашингтона в Афганистане и Ираке, а также ряд более мелких военных кампаний в глобальной войне с террором, были обречены. В своей инаугурационной речи Обама поклялся, что Соединённые Штаты сейчас «готовы возглавить мир». Это было предсказание, которое оказалось катастрофически неверным на Большом Ближнем Востоке.

Афганистан и Пакистан

Подвергшийся вторжению и оккупации Афганистан должен был стать отправной точкой второго этапа триумфального шествия к уникальному превосходству Дяди Сэма. Первая фаза закончилась в декабре 1991 года титаническим крушением его партнёра по глобальному безумию – то есть взаимно гарантированному уничтожению мира – крушением Советского Союза. Десятилетие спустя Вашингтон вознамерился уничтожить разнообразные «террористические» структуры в почти 80 странах и добиться смены режимов в странах «оси зла» (Ирак, Иран, Северная Корея). Одержав победу над «Империей Зла» Советов, Вашингтон не чувствовал большей уверенности, когда речь шла о достижении этой сравнительно скромной цели.

Вначале до некоторого времени приоритет дали союзнику и марионеточному государству Пакистану, главному действующему лицу в создании афганского Талибана в 1990-х. Однако, к большому огорчению политиков в Вашингтоне, власти Пакистана, военные и гражданские, оказались мастерами выжимать все соки из Америки (которая неизбежно оказалась зависимой от этой страны при ведении афганской войны), не давая почти ничего взамен.

Сегодня разрушающаяся экономика Пакистана находится в таком плачевном состоянии, что его правительство может продолжить существование только за счёт подачек от США и рефинансируемых кредитов от МВФ. Поскольку договорённость с МВФ зависит от одобрения Вашингтона, казалось логичным, что администрация Обамы сможет заставить Исламабад склониться перед своим диктатом. Однако пакистанские лидеры редко упускают шанс подчеркнуть импотенцию американкой дипломатии, если есть возможность заслужить некоторое уважение со стороны собственных граждан, большинство которых питают отрицательные чувства к США.

Примером этого являются дерзкие акции Хафиза Мухаммада Саеда, отца-основателя Лашкар е-Таиба (Армия Чистых, или ЛеТ), внесённой Госдепом США и ООН в список террористических организаций после её участия в теракте 2008 г. в Мумбаи, во время которого погибло 166 человек, включая 6 американцев. В апреле 2012 г. Госдепартамент объявил награду в 10 млн. долларов за информацию, которая поможет арестовать и признать виновным Саеда. Бородатый 62-летний боевик тут же созвал пресс-конференцию и заявил: «Вот он я. Америка должна вручить эти деньги мне».

Он продолжает действовать из укреплённого комплекса в Лахоре, столицы Пенджаба. «Я передвигаюсь как обычный человек – это мой стиль», – заявил он Диклену Уолшу из Нью-Йорк Таймс в феврале. Он собирает многолюдные митинги по всей стране и является желанным гостем на пакистанском ТВ. По данным представителей разведки, находящимся в этой стране, боевики его организации участвуют в нападениях на силы НАТО и индийские дипломатические объекты в Афганистане.

В августе, когда Саед возглавлял широко освещавшийся в прессе парад в честь Дня независимости Пакистана под защитой местной полиции, всё, что посол США в Исламабаде мог беспомощно сказать, звучало так: «Мы по-прежнему озабочены движениями и поступками этого человека. Мы призываем правительство Пакистана применить санкции против этого человека».

Намного более тревожной для Вашингтона была важнейшая роль, которую пакистанский Талибан, связанный с Аль-Каидой и также внесённый в список террористических организаций Госдепартамента США, играл в результатах всеобщих выборов, прошедших в Пакистане в мае. Организация угрожала проведением терактов во время общественных митингов, а также против кандидатов правящей Пакистанской народной партии (ПНП), так как её членство в ней открыто для немусульман. Это связывало партии руки в преимущественно сельском обществе, где, в отсутствие достоверных опросов общественного мнения, размах и частота проведения общественных митингов считается главнейшим показателем силы партии. Итог: сокрушительная победа оппозиционной Пакистанской Мусульманской Лиги, возглавляемой Навазом Шарифом, что драматически сократило представительство ПНП в Национальной Ассамблее.

В середине сентября премьер-министр Шариф отплатил за эту поддержку, обеспечив межпартийный консенсус в Национальной Ассамблее за мирные переговоры с пакистанским Талибаном без всяких предварительных условий. Вслед за этим полевые командиры повысили ставки, настаивая, чтобы его правительство сначала выработало политику с целью прекратить продолжающуюся против них кампанию США по применению дронов в зоне племён, на приграничных территориях Пакистана.

Наваз Шариф

Это заставило правительство Шарифа заявить, что оно поднимет вопрос о применении американцами дронов на Генеральной Ассамблее ООН. Этот шаг, скорее всего, совпадёт с докладом Бена Эммерсона, специального представителя ООН по вопросам прав человека и борьбы с терроризмом об атаках американских беспилотников в Пакистане, Афганистане, Йемене и Сомали, который будет представлен на Генеральной Ассамблее в октябре. Эммерсон уже охарактеризовал эту кампанию по применению беспилотников как нарушение суверенитета Пакистана.

Кроме того, игнорируя неодобрение Вашингтона, о котором оно был поставлено в известность, правительство Шарифа начало выпускать заключённых, афганских талибов – и одного из них «очень ценного», пользуясь лексиконом Белого дома – из тюрем, с целью способствовать тому, что оно называет «примирением» в Афганистане. Пока, однако, нет никаких признаков того, что Мухаммад Омар, верховный лидер афганских талибов (по широко распространённому убеждению, находящийся под тайной защитой Пакистана) готов к переговорам с правительством Карзая, которого он регулярно осуждает как американскую марионетку.

В начале августа в своём ежегодном обращении на Ид аль-Фитр (Ураза-байрам), Омар был настроен откровенно воинственно. «Что касается фарса так называемых выборов 2014 года, наш благочестивый народ не захочет ими себя утомлять, и не будет в них участвовать», – сказал он. После этого он призвал к дальнейшей борьбе против сил НАТО, возглавляемых США и против их афганских союзников и убеждал силы безопасности Кабула обратить своё оружие против иностранных солдат, правительственных чиновников и афганцев, сотрудничающих с военными, которыми руководят США.

Между тем администрация Обамы оказывает давление на Карзая, требуя, чтобы он подписал соглашение, которое, среди прочего, позволило бы Пентагону сохранить значительное «присутствие» в Афганистане под рубрикой «обучение афганских военных» после вывода американских боевых сил и солдат других стран НАТО к декабрю 2014 года. До настоящего момента, несмотря на свою зависимость от Вашингтона в смысле своего политического выживания, Карзай от этого уклоняется.

Здесь Вашингтон следует знакомой дорожкой. В Ираке и администрация Буша, и администрация Обамы пытались достичь соглашения с правительством, которому США помогли прийти к власти, оставить после своего ухода от 10 до 20 тысяч военных инструкторов и военнослужащих из специальных сил. Этого сделать не удалось, когда про-Тегеранский шиитский премьер-министр Ноури аль-Малики упрямо отказался.

В наши дни, несмотря на неоднократные жалобы и требования, правительство Малики продолжает разрешать переброску иранского оружия через свою территорию и воздушное пространство сирийскому режиму президента Башара аль-Асада. В конце августа во время кризиса с сирийским химическим оружием, Ирак даже заявил, что он не позволит, чтобы его воздушное пространство использовалось для военных ударов по Сирии.

Сокращение «Коалиции желающих»

В полемической статье в Нью-Йорк Таймс 11 сентября российский президент Владимир Путин писал о плане президента Обамы начать военный удар по Дамаску. «Тревожно, что это военное вмешательство во внутренний конфликт стало обычным делом для Соединённых Штатов… Миллионы людей в мире всё больше рассматривают Америку не как модель демократии, но как полагающуюся исключительно на грубую силу, сколачивающую коалиции под лозунгом «кто не с нами, тот против нас».

А всего несколькими днями ранее президенту Обаме не удалось сформировать «коалицию желающих» по сирийской проблеме на саммите G20 в Санкт-Петербурге, сумев привлечь только 10 членов. Те, кто выступил против военного удара против Сирии без мандата Совбеза ООН, включали объединённую силу 5 держав БРИКС – Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки – наряду с Индонезией, самой густонаселённой мусульманской страной мира, и Аргентиной.

За неделю до этого британский парламент заблокировал шаги по вступлению в операцию против Сирии под предводительством США. При виде британского «пуделя», ускользнувшего с поводка Вашингтона – беспрецедентный акт за последнее время – Обама растерялся.

В отчаянии он обратился к Конгрессу, где, за тысячи миль от Большого Ближнего Востока, к нему прислушалось только меньшинство. Реагируя на преобладающие настроения своих избирателей и опросы общественного мнения, показывающие, что на удивление немногие американцы считают, что атака на Сирию – в интересах США, законодатели начали организовываться, чтобы нанести Обаме сокрушительное поражение. И только тогда, после спонтанного высказывания Госсекретаря Джона Керри, на котором его поймала Москва, Обама отправился на телевидение и согласился с основными пунктами предложенного Путиным плана по химическому оружию в Сирии.

Поворотная сделка подчёркивает упадок США

Несомненно, сирийская договорённость, заключённая в Женеве между Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, – в пользу Кремля. Она твёрдо отодвинула американскую атаку на задний план. Она выдвигает Совбез ООН, ранее прятавшийся под юбкой обамовского Белого дома, на первый план как основной орган, реализующий и контролирующий договорённость. В ходе этого было подчёркнуто сохраняющееся влияние России как постоянного члена Совбеза, обладающего правом вето. Кроме того, Москве удалось обезопасить режим Асада от разрушения его военной мощи, которое последовало бы вследствие ударов Пентагона. При этом Россия дала возможность Асаду сохранить преимущество его сил на сегодняшнем театре военных действий. В целом, сирийские мятежники и Вашингтон – в абсолютном проигрыше.

В числе других проигравших оказались Турция, Саудовская Аравия и Иордания. На противоположной стороне уравнения выстроились Иран и военные правители Египта, хотя и по совершенно противоположным причинам. Для Тегерана Сирия под управлением Асада, членом алавитского ответвления шиитского ислама, является стержнем оси сопротивления Израилю. Для генералов в Каире демоном являются Братья-мусульмане, сирийский филиал которых – основной враг Асада.

Свергнув Мухамеда Мурси, первого демократически избранного руководителя за долгую историю Египта, генералы сейчас усердно пытаются искоренить само Братство, старейшую политическую партию в регионе. После своего переворота 3 июля, они успокоились, когда Обама, хотя и возмущённый их действиями, тщательно избегал употребления слова «переворот», которое могло привести к приостановке помощи, как это и предусмотрено американским Законом об иностранной помощи. А вот в марте 2012 года его администрация приостановила оказание помощи Мали, когда, в результате кровавого переворота военные свергли демократически избранного президента Амаду Туре.

Если у Обамы и были долгие размышления по поводу его египетской политики, «марафон телефонных звонков» из Иерусалима, очевидно, обеспечил гарантию, что никаких существенных действий в отношении военной хунты предпринято не будет.

Израильский премьер-министр Беньямин Нетоньяху, министр обороны Моше Яалон и советник по национальной безопасности Иаков Амидрор подключили своих американских коллег – Керри, Чака Хейгела и Сьюзан Райс – в разговорах по телефону убеждая их не замораживать 1.3 млрд. долларов военной помощи режиму, пришедшему к власти после Мурси.

К радости генералов в Каире, израильское лобби в Вашингтоне по-прежнему не теряет силы. Майкл Б.Орен, посол Израиля в Вашингтоне, среди прочих настойчиво агитировал за непрекращающийся поток американской помощи. «Израиль ведёт почти безнадёжную дипломатическую битву в Вашингтоне», – писал Алекс Фишман, ведущий израильский колумнист из «Едиот Ахронот» 25 августа.

Это происходило всего 10 дней спустя после того как военные египетского министерства внутренних дел убили более 1 000 сторонников Мурси во время разгона двух лагерей протестующих в Каире, где сторонники Мурси устроили мирные сидячие забастовки. Обама отреагировал заявлением: «Наше традиционное сотрудничество не может продолжаться по-прежнему, когда убивают мирных граждан на улицах и когда попираются их права». Но всё, что он сделал – отменил предстоящие ежегодные совместные военные учения с Египтом.

Очевидное бессилие Вашингтона перед ещё одним государством-сателлитом с экономикой, находящейся в состоянии свободного падения, подчёркивается откровением, что с момента свержения Мурси министр обороны Хейгел 15 раз говорил с египетским министром обороны генералом Абдулом Фаттахом эль-Сиси, организатором переворота, умоляя его «изменить курс» – увы, тщётно – что стало повторением вашингтонского опыта с Карзаем, руководством Пакистана и Асадом.

Угроза прекращения Вашингтоном военной помощи Египту была тут же встречена в штыки его давним союзником в регионе – Саудовской Аравией. В жесте, откровенно направленном против желаний США, саудовский министр иностранных дел Сауд аль-Фейсал публично заявил, что его страна заполнит любые появившиеся бреши в финансировании, если США и ЕС прекратят помощь Каиру. С учётом того, что Саудовская Аравия имеет профицит бюджета в размере 103 млрд. долларов за прошлый год, его слова имеют вес.

Через неделю после переворота в Каире три богатых нефтью страны – Саудовская Аравия, Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты – каждое из которых зависит от Пентагона в обеспечении внешней безопасности – закачали 12 млрд. долларов в пустую египетскую казну. Таким способом эти три автократические монархии поощрили хунту отвергнуть просьбы Вашингтона вернуться к демократии.

Запустив блиц-кампанию националистической пропаганды и раздувая ксенофобию среди египтян, генералы пошли дальше в демонстрации того, что они ни во что не ставят Дядю Сэма. Они даже придумали дикие теории о том, как Вашингтон вступил в сговор с Братьями-мусульманами. В настоящее время эта версия усиленно раскручивается через официальные СМИ и дружественные им частные издания.

В конце августа, например, контролируемая государством газета Аль-Ахрам, ссылаясь на «источники в спецслужбах», опубликовала сенсационную редакционную статью на первой полосе, за подписью своего главного редактора Абдель Насер Салама. В ней утверждается, что власти раскрыли заговор, к которому была причастна посол США Энн Паттерсон, о том, что лидер Братьев-мусульман Харата эль-Шатера (к настоящему моменту он арестован), «37 террористов» и 200 джихадистов из Сектора Газа проникли на Синайский полуостров через тайные туннели между двумя территориями, чтобы создать там хаос. Это должно было стать преамбулой к отделению Верхнего Египта и объявлению его независимым от Каира. В ответ посол Паттерсон не сумела сделать ничего более, чем послать ноту протеста Саламе. Подобные слухи становятся зёрнами для мельницы слухов и домыслов среди египтян и превращают фантазии в факты в сознании публики.

Кто в начале нового века мог представить, что спустя каких-то десять лет официальный рупор невесть откуда взявшегося военного диктатора в Египте, марионеточном государстве Дяди Сэма на протяжении четверти века, будет иметь наглость возводить на Вашингтон напраслину подобным образом, и это в то время, когда его щедрая помощь продолжает поступать бесперебойно? Если вам нужен показатель ослабления американского влияния на Большом Ближнем Востоке, – этого достаточно.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Соединённым Штатам нужен контроль над провинцией Анбар и её окрестностями — Ирак и Сирия воспрепятствуют этому

В пустыне между Ираком и Сирией Соединённые Штаты раскидывают свою сеть, а Саудовская Аравия и Иордания стремятся создать военные базы и силовые структуры, обеспечивающие основное влияние в регионе на...

Подробнее...

Экстравагантный саудовский вояж Трампа как средство от внутренних неудач

Президент Трамп прибыл в Саудовскую Аравию в субботу всего через несколько часов после того, как американские бомбардировщики атаковали воюющих на стороне Асада  солдат милиционной армии, которые...

Подробнее...

Борьба за власть в Саудовской Аравии может дестабилизировать весь Ближний Восток

Политическая нестабильность в Саудовской Аравии нарастает по мере того, как король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд начинает перестраивать саудовское правительство, выводя персоны из длинного списка чле...

Подробнее...

Если вы захватите Восточную Сирию, я заберу вон тот порт в Йемене

Уйдут ли США из Сирии, если это воспрепятствует появлению российского флота в Йемене? Вопрос кажется странным, но если Россия преуспеет в переговорах в Йемене, то вскоре его придётся задать....

Подробнее...

Разделённая Эрдоганом Турция станет добычей врагов

Критики утверждают, что открыто жульнический турецкий референдум завершает парламентскую демократию в стране и даёт президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия. ...

Подробнее...

Google+