Гангстерство, как внешняя политика: убийства становятся новой нормой

Гангстерство, как внешняя политика

4 ноября 1995 года, когда студент Югал Амир убил израильского премьер-министра  Ицхака Рабина, уходившего с мирного митинга в Тель-Авиве, я был в Израиле. На видео видно, как Амир околачивался у входа на площадь за 40 минут до появления Рабина, когда убийца выхватил пистолет и дважды выстрелил в спину Рабину. 

Его целью было сорвать длительное мирное урегулирование между израильтянами и палестинцами, убив человека, который был наиболее влиятельным сторонником подобного соглашения.

Убийство было всецело осуждено, звучали похвалы в адрес Рабина, как человека и государственного деятеля, но через год премьер-министром был избран Биньямин Нетаньяху, и продвижение к урегулирования остановилось, а затем и двинулось в обратную сторону.

Двадцать пять лет спустя почти день в день произошло другое убийство, на этот раз в Иране — убийство ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, когда он ехал в машине к востоку от Тегерана. На него устроили засаду, и он был убит группой стрелков, предположительно израильтян, которые его застрелили и взорвали бомбу в автомобиле, заблаговременно оставленном на месте нападения.

На этот раз не было никакого международного осуждения действий, которые по разным оценкам представляют собой операцию эскадрона смерти в чужой стране против иностранного гражданина. Это отсутствие последствий имеет место потому, что целью был иранец, и Фахрузаде был обвинён Израилем в том, что он играл ведущую роль  в тайном замысле создать ядерное устройство. Но это обвинения не были доказаны, большая их часть была выдвинута давным-давно, а нынешняя деятельность убитого неизвестна. Однако, очевидно, что «прицельные убийства» руками убийц из других стран становятся по большей части нормой, неким способом стран продемонстрировать свою силу. История со Скрипалями в Солсбери в 2018-м и убийство Джамала Кашогги саудовским эскадроном смерти в Стамбуле в том же году являются тому примерами, как теперь и смерть Фахрузаде.

Это недавнее убийство обосновано главным образом не попыткой сорвать иранскую ядерную программу, а как законная и успешная демонстрация силы государства. «Нью-Йорк Таймс» заметила одобрительно, что «мистер Фахрузаде стал последней жертвой в кампании дерзких тайных нападений, по-видимому, разработанных в целью помучить иранское руководство напоминанием о его слабости». К тому же добавлено, что операция поставила Иран перед мучительным выбором между отмщением и стремлением к возобновлению сотрудничества с США, когда президентом станет Джо Байден, сменив интуитивно настроенного против Ирана Дональда Трампа.

Любое описания этого или иного «целенаправленного убийства» Израилем или кем-то ещё должно нести предупреждение о вреде для здоровья. У любого участвующего есть повод лгать, как это было с не существовавшим ОМП Саддама Хусейна в 2003 году. Любые утечки доверчивым СМИ со стороны разведывательных агентств следует употреблять с большим количеством соли.

Без официального заявления о нападении Израиль направляет Тегерану послание, что «у нас может вскоре и не быть Трампа, но мы можем нанести вам тяжёлый удар». Дальнейший мотив в том, чтобы озлобить Иран в отношении ядерной следки с Америкой, поощрить иранских сторонников жёсткой линии, которые всегда были против соглашения, потенциально спровоцировать саморазрушительную иранскую месть и осложнить Байдену заявление о намерении вернуться к соглашению с Ираном Барака Обамы 2015 года.

Отметим несколько особенностей этого убийства: те, кто подчеркивает чудовищные пробелы в иранской безопасности — это не израильтяне, а иранцы, по общему мнению близкие к КСИР. Они представляют весьма маловероятный сценарий засады десятка убийц, некоторые из которых выскочили из машины, остальные приехали на мотоциклах, и на случай, если они промахнутся, там стоял «фиат», набитый взрывчаткой, готовой детонировать.

Более похоже на правду объяснение, что КСИР, которая несла ответственность за безопасность Фахрузаде, снова не справилась и пытается оправдаться, заявляя, что они столкнулись с превосходящими силами, которым никто не смог бы сопротивляться. Репутация КСИР уже потерпела урон в январе этого года, когда команда управления противовоздушными ракетами КСИР сбила украинский самолёт над Тегераном, когда погибли 176 пассажиров и экипаж лайнера.

Эта роковая ошибка произошла сразу после убийства главы тайных операций КСИР на большей части Ближнего Востока генерала Касема Сулеймани американским беспилотником в аэропорту Багдада 3 января; это ещё один признак того, что финансируемые государством убийства становятся приемлемой международной практикой.

Как это отразится на будущих отношениях США с Ираном? Ядерное соглашения Обамы с Ираном СВПД было его основным дипломатическим достижением. Выход из него в 2018 году и стремление добиться лучших условий от Ирана путём санкций привели к экономической осаде, которая стала наиболее значимой инициативой Трампа на Ближнем Востоке.

Жёсткие экономические действия, подобные этим, нанесли Ирану большой ущерб, но не вынудили его к переговорам, да это было маловероятно, поскольку стратегией Трампа, если что-то столь алогичное и заслуживает такого названия, было принуждение к сдаче позиций или смена режима в Иране.

Байден говорит, что хочет вернуться к СВПД, но только если Иран будет сговорчивым. Есть масса разногласий относительно того, что именно означает сговорчивость, да и возврату к прежнему соглашению будут сопротивляться Израиль, Саудовская Аравия и их анти-иранские союзники, как и большая часть внешнеполитического истеблишмента в Вашингтоне.

Энтузиазм Ирана в отношении соглашения 2015 года тоже угас, поскольку они поняли, что на практике оно не покончило с экономическими санкциями. С тех пор они поняли, что в некоторой степени его можно обойти, тайком продавая нефть по сниженным ценам.

Все недавние администрации США приходили на посты в надежде — а иногда и публично заявляя — что они не позволят втянуть себя в кризис и беспорядочные войны на Ближнем Востоке. Они неизменно терпели поражение, поскольку это регион, где встречаются и сталкиваются политические тектонические плато мира. Это арена, где внешние силы противостоят друг другу непосредственно или марионеточными силами.

«Целенаправленные убийства» отдельных лиц или массовые убийства могут показаться способом сохранения баланса для той страны, которая решила заняться ими. Убийство Ицхака Рабина многое значило для будущего израильтян и палестинцев, но это было действием отдельного фанатика, а не правительства. Немногие другие убийства на Ближнем Востоке  имели столь продолжительное воздействие вопреки кинематографическому видению мира, в котором мистеры Биг, подобно Крестному Отцу или Доктору Нет, являются злобными вдохновителями, чье устранение изменит положение. В реальном мире фигуры, подобные Фахризаде и Сулеймани всегда можно заменить.

Когда-то генералы и политики воображали, что кампании убийств местных лидеров повстанцев в Афганистане и Ираке откроют двери к победе. Но они обнаружили, что «ночные рейды» привели в ярость местные сообщества, а погибших лидеров сменили более разгневанные и более агрессивные. Одна из таких кампаний в Ираке привела к резкому росту нападений на американские войска. Финансируемые государством убийства используют методы гангстеров и дискредитируют и лишают легитимности тех, кто к ним прибегает.


В этой рубрике

Геополитика Сулеймани год спустя

Убийство генерал-майора Касема Сулеймани, командующего силами КУДС КСИР, как и Абу Махди аль-Мухандиса, заместителя командующего иракского ополчения Хашд-аль-Шааб, наведённой лазером ракетой Хеллфайер...

Подробнее...

Не будет никакого иранского «октябрьского сюрприза»

Никакое разработанное Вашингтоном «максимально давление» не способно сорвать решающий поворот этого воскресенья – конец эмбарго ООН на экспорт вооружений в соответствии с решением 2231 СБ ООН, которое...

Подробнее...

Россия пытается заморозить конфликт в Ливии

Правительство Национального согласия с премьер-министром Файезом аль-Сарраджем имеет поддержку группировки Братья Мусульмане[1]. Их главный политический и финансовый спонсор — Катар, а главный военный...

Подробнее...

Не угрожайте афганцам… это приведёт к обратным результатам

Первый заместитель помощника секретаря Бюро по делам Южной и Центральной Азии (SCA) Госдепартамента США Алиса Уэллс 4 апреля обрушилась на афганское правительство и политическую элиту страны — чем зас...

Подробнее...

Односторонний мир

Война, говорил Клаузевиц, есть «взаимодействие», а «не действие живой силы против неживой массы, а всегда столкновение двух живых сил».  Это один из тех моментов, которыми так сложно управлять. Н...

Подробнее...

Google+