Насколько иерусалимский вопрос на руку Ирану, Турции (и России)

Президент России Владимир Путин со своими коллегами Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Рухани после совместной пресс-конференции в Сочи, Россия, 22 ноября 2017 года. Фото: «Спутник» / Михаил Климентьев.
Президент России Владимир Путин со своими коллегами Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Рухани после совместной пресс-конференции в Сочи, Россия, 22 ноября 2017 года. Фото: «Спутник» / Михаил Климентьев.

Как и ожидалось, Иран жёстко отреагировал на решение Соединённых Штатов признать Иерусалим столицей Израиля.

После пятничной молитвы в нескольких городах Ирана прошли публичные манифестации и последовали заявления президента Хасана Рухани и других политиков высокого ранга.  Примечательно, что командующий Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Мохаммад Али Джафари предупредил: «Аль-Кудс (Иерусалим) станет местом, где будет похоронен сионистский режим».

Последовала и реакция Турции, заставившая заподозрить, что из-под ног уходит земля.  Президент Реджеп Эрдоган использовал редкостные выражения в своём выступлении, назвав Израиль «террористическим» государством.  По целому ряду причин его позиция достаточно важна. Как страна, возглавляющая на данный момент Организацию Исламского Сотрудничества (ОИС), Турция призвала организовать в Стамбуле в среду внеочередную встречу на высшем уровне.  Что даёт Эрдогану определённые козыри.

Обычно ОИС перед Саудовской Аравией рассыпается мелким бесом.  Но сегодня саудовский режим ушёл в глухую оборону. Злые языки на базаре распускают слухи, что король Салман и наследный принц обхаживают Трампа и Джареда Кушнера. Безусловно, базарные сплетни  нашёптывают и Эрдогану.  Признает ли ОИК Иерусалим столицей палестинского государства? Кто знает...

И Иран, и Турция отвергают саму мысль о признании Иерусалима столицей Израиля.  Иран пустил в ход политику «сопротивления», а Эрдоган подчёркивает: «Мы будем и дальше решительно бороться в рамках закона и демократии». Примечательна как разница, так и сходство подходов.

Иран и Турция давно хотели бы покончить с влиянием Саудовской Аравии на мусульманском Ближнем Востоке.  Сегодня, когда вопрос Иерусалима выходит на первый план, саудовцы должны опасаться бросающейся в глаза координации с Израилем или плясок под дудку Трампа.

К тому же Саудовские власти увязли в йеменской трясине, где проливает «мусульманскую кровь». Теперь требования закончить эту войну  станут настойчивее.  В воскресенье Рухани озвучил две предпосылки для нормализации отношений с Саудовской Аравией — прекратить «уступать» Израилю и, во-вторых, прекратить войну в Йемене.

Для Эрдогана вопрос Иерусалима становится ещё одной сценой для продвижения его стратегического неповиновения США.  Безусловно, теперь судебный процесс по дискредитации Эрдогана в федеральном суде Манхэттена становится почти бесполезным.  Если пережать, Эрдоган может дать сдачи, разорвав отношения Турции с Израилем, о чём он уже намекнул.  Что, разумеется, выведет его в кумиры Арабской улицы.

Вне всякого сомнения, ущерб, нанесённый американскому авторитету и способности внушать доверие на Ближнем Востоке, серьёзно повлияет и на сирийскую ситуацию. А потому понятно, почему поздним вечером в понедельник президент Владимир Путин совершил посадку в Анкаре для личной встречи с Эрдоганом.

Эрдоган возмущён тем, что Пентагон продолжает поставлять оружие курдским ополчениям.  Турецкая верхушка открыто угрожает, что преподаст Соединённым Штатам мучительный урок.  Ни Турция, ни Россия (и Иран) не потерпят открытого военного присутствия США в Сирии.  И вполне способны оставить США на переговорах в Астане при пиковом интересе.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров исключил любую перспективу получения США — под любым предлогом — доступа к средиземноморскому побережью Сирии. В пятницу он отрезал: «Никаких планов, касающихся Соединённых Штатов по этому конкретному сирийскому региону (Идлиб) не существует.  Я считаю, что это абсолютно контрпродуктивно». Подводя итог вышесказанному, в конечном счёте Турция, Россия и Иран решат, как долго продлится американское военное присутствие в Сирии.

Соотношение сил, вероятно, изменится сильнее, чем ожидалось, поскольку иерусалимский вопрос фактически ослабляет позиции саудовцев. И парадоксально, что сирийский мирный процесс, видимо, приобретает наибольшие шансы на успех (конечно же, на российско-турецко-иранских условиях).

Эрдоган открыто связывает решение США по Иерусалиму с его политикой в ​​других региональных конфликтах. В воскресенье он сказал: «Происходящее в Ираке и Сирии у всех на виду. В Ливии, Египте и Йемене также серьёзные проблемы. Это решение по Иерусалиму показывает, как некоторые (читай США и Израиль) используют в своих интересах эту ситуацию.  Нам, как мусульманам, нужно быть бдительными».

Арабские государства имеют обыкновение признавать палестинский вопрос только на словах.  Теперь впервые дирижёрская палочка переходит в неарабские (турецко-иранские) руки, а Палестина становится мусульманским, а не арабским вопросом — то, к чему всегда стремился Иран.  Это исторический переход, подчеркивающий ослабление влияния Саудовской Аравии в региональной политике.  Возможно, теперь с точки зрения изоляции Ирана оказывается битой карта межконфессиональной вражды.

В итоге остаётся вопрос, кто действительно может выиграть от решения Трампа по Иерусалиму?  Очевидно, как и в песне Boyzone, всё, что есть у Израиля — слова.  С другой стороны, израильская идея-фикс — ликвидация Ирана — сталкивается с неожиданным противодействием и, возможно, может быть отложена. В столь богатой эмоциональными оттенками ситуации любое вмешательство Израиля в сирийские дела ради противодействия иранскому присутствию становится почти самоубийственным.

Эрдоган пообещал: «Имея согласованный (на саммите ОИС) стратегический план, мы покажем, что реализовать это решение (перемещение посольства США) будет не так легко». Он настроен весьма серьёзно.  Если стратегией действий Соединённых Штатов было принудить саудовцев открыть параллельный трек и подтолкнуть мирный план Джареда Кушнера, то Эрдоган ставит на этой затее крест. Разумеется, Турция, Иран и Катар будут содействовать движению Хамас как подлинному выразителю интересов палестинского народа.

Трамп ненавидит «проигравать». Эрдоган утверждает, что президент Соединённых Штатов потакает своим избирателям-евангелистам. Выведет ли такая тактика Трампа в «победители»? До выборов в США 2020 года —  дистанция  астрономического размера.


В этой рубрике

Как ведущие СМИ теряют репутацию — фальшивые новости об Иране и Египте

«Западные» СМИ любят накидываться на фальшивые новости. Но на самом деле они — самые крупные поставщики таковых....

Подробнее...

Турция возвращает себе лидерство среди мусульман

Декларация стамбульской Организации исламского сотрудничества (ОИС), объявившая Восточный Иерусалим столицей палестинского государства, стала знаковым событием.  Турецкая инициатива о созыве внео...

Подробнее...

Ливия выбрала свободу, а получила рабство

Военная интервенция НАТО в Ливию 2011 года вполне обоснованно заслужила место в истории как обвинительный приговор западной внешней политике и военному альянсу, после распада Советского Союза применяв...

Подробнее...

Кушнеру не по силам принести мир на Ближний Восток

Тайный октябрьский визит Джареда Кушнера в Саудовскую Аравию по-прежнему вызывает жаркие споры. Зять президента, подобно рыцарю, похоже, решил во что бы то ни стало отыскать «Святой Грааль», то есть м...

Подробнее...

В афганскую бездну (снова)

Любимый наркотик Вашингтона – война с террором Сегодня вы читаете статью историка и постоянного автора  TomDispatch Альфреда МакКоя, автора недавно вышедшей книги «В тени американского века: Под...

Подробнее...

Google+