Ливия выбрала свободу, а получила рабство

Ливия выбрала свободу, а получила рабство

Военная интервенция НАТО в Ливию 2011 года вполне обоснованно заслужила место в истории как обвинительный приговор западной внешней политике и военному альянсу, после распада Советского Союза применявшемуся как военная составляющая этой внешней политики. Уничтожение Ливии навсегда останется несмываемым пятном на репутации тех стран и руководителей, кто несёт за это ответственность.

Но теперь, когда раскрылось, что люди продаются в Ливии, как рабы (да, вы верно прочитали; в 2017 году работорговля жива и бьёт по Ливии), катастрофическое бедствие, обрушившееся на страну, было доведено до точки, когда трудно представить возможность её восстановления — и определённо не сопоставимой с прошлым статусом высокоразвитого государства, который в 2010 году за год до «революции» присвоили Ливии в ООН.

Ещё в 2011 году было просто невозможно представить, что Соединённое Королевство, США и Франция проигнорируют уроки Ирака, случившиеся всего девятью годами ранее, в 2003-м. Но они были проигнорированы, и проявилось их хищническое стремление установить контроль над регионом, раскинувшимся поверх океана нефти, невзирая на человеческие жертвы и воцарившиеся бедствия и хаос, привнесённые столь специфической одержимостью.

Когда летом 2011 года бывший премьер-министр Соединённого Королевства Дэвид Кэмерон  в компании французского партнёра Николя Саркози явился в Бенгази, чтобы понежиться в лучах славы отгремевшей в стране победоносной «революции», он сделал это под впечатлением веры в успешность установления своего наследия, как лидера на глобальной арене. Подобно своему предшественнику Блэру он победил в войне и теперь был намерен принять участие в разделе политических и геополитических трофеев.

Кэмерон бросил в толпу:

«Ваш город был источником вдохновения для всего мира, ведь вы сбросили диктатора и выбрали свободу».

Обдумывая бессмысленное хвастовство бывшего премьер-министра Соединённого Королевства, я вспомнил о недавнем разговоре с водителем такси, который вёз меня домой в квартиру в шотландском Эдинбурге. Во время разговора он поведал, что сам из Ливии, а далее стал пояснять, что был вынужден бежать из страны после того, как в 2011 году его семья была убита свободолюбивыми революционерами Кэмерона. До «революции» и кампании натовских бомбардировок в Ливии он был инженером-нефтяником и имел диплом доктора наук. А теперь он по десять часов в день водит такси в заснеженной Шотландии.

Уничтожение Ливии руками НАТО по наущению Соединённого Королевства, США и Франции было преступлением погрязшей в ханжестве и лицемерии западной идеологии, по которой мир во всём его многообразии спрессован в гигантскую шахматную доску, где страны вроде Ливии давно стали простыми фигурами, которые можно передвигать и менять по своей прихоти и в своих интересах — интересах, враждебных населению стран, считающихся созревшими для смены режима.

Слово «экстремист», вероятно, слишком часто мелькает в нашем лексиконе, но оно полностью подходит для описания милитаристского неоконовского лобби, которое оказывает чрезмерное влияние на западную внешнюю политику. Мы говорим о классе богатых, привилегированных и получивших дорогостоящее образование мужчинах и женщинах, склонных «очистить мир» во имя демократии.  Конечным результатом стала череда стран, дестабилизированных и перевернутых вверх дном, причём жизнь их граждан мимоходом изменилась в корне.

Бесконечные войны и смены режимов остаются их убеждением, подталкивающим их всё дальше в бесконечный омут одного бедствия за другим, а они как Бекетт, после провала повторяют попытки, проваливаясь всё больше.

В 2011 году народ Ливии стал жертвой грубой попытки Запада перехватить импульс «Арабской весны» в тот самый момент, когда она подходила к концу. Скорость ей распространения и массовая поддержка в Тунисе и Египте, где «Арабская весна» преуспела в свержении двух про-западных диктатур Бен Али и Хосни Мубарака, застала врасплох Вашингтон и его союзников.

 Ливия — то место, где они решили попытаться возглавить это движение. Они сделали это, мотивированные не желанием помочь демократическим переменам в стране, но чтобы гарантировать после её окончания защищённость долгосрочных и прибыльных контрактов на добычу нефти и экономических связей, налаженных правительством Каддафи. Такова была их мотивация, а результат спустя шесть лет — несостоявшееся государство, в котором сегодня процветает работорговля.

Вашингтон и Европа никогда не были источником стабильности на Ближнем Востоке или в Северной Африке. Наоборот, их присутствие и двойные стандарты лишь  подвергали людей этой части мира беспрестанным страданиям и отчаянию.

Это именно то, о чём говорил Ганди:

«Какая разница для мёртвых, сирот и бездомных, во имя чего творятся произвол и разрушения — во имя тоталитаризма или во имя священной демократии и либерализма?»

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Иран зажат между имперским психом и европейскими трусами

Администрация Трампа в одностороннем порядке смошенничала по многостороннему, одобренному ООН  СВПД, или иранскому ядерному договору. пП всему миру она ввела противозаконную, финансовую и энергет...

Подробнее...

Война с Ираном: Америку заставляют раскрыть карты

Администрация Трампа вновь наглядно продемонстрировала, что в молодой и турбулентный XXI век «международные законы» и «национальный суверенитет» уже относятся к сфере благих, но мёртвых намерений....

Подробнее...

Ветеран Госдепартамента США: Ирак меня просто опустошил

Не так давно я разговаривал со студентами колледжа, которые, как я понял, учились в пятом классе, когда я сел на борт, направлявшийся в Ирак. Теперь на уроках истории они изучают нечто, вроде «Возможн...

Подробнее...

На горизонте — война с Ираном?

«Ястребы» обретают влияние Я скажу вам, когда кошмар, который постоянный автор  TomDispatch Боб Дрейфус столь красноречиво описывает, впервые произвёл на меня сильное впечатление. Я говорю о воз...

Подробнее...

В эпоху устроенных США испытаний и невзгод Иран обращается на Восток

В прошлую пятницу в 40 годовщину Исламской революции верховный лидер Аятолла Хаменеи сделал попытку выразить геополитическую позицию Ирана в простых терминах: «У нас хорошие отношения со всеми странам...

Подробнее...

Google+