Следующая демонстрация силы Россией может произойти в Йемене

Москва может быть эффективным посредником в конфликте

Российские боевые самолёты на авиабазе Хмеймим, Сирия, 18 июня 2016 года.

С момента открытия переговоров по Сирии в Астане в декабре 2016 года западные аналитики уделяют большое внимание новой роли России как посредника в разрешении конфликтов на Ближнем Востоке.

Пристальное изучение действий России как третейского судьи в Сирии вызвало  шквал предсказаний о том, какой из ближневосточных кризисов безопасности станет следующим, в урегулировании которого Москва возьмёт на себя лидирующую дипломатическую роль. Чаще всего в качестве потенциальных театров для российского дипломатического вмешательства обсуждаются Ливия, Катарский кризис и противостояние Саудовской Аравии и Ирана.

В то время как вмешательство в каждый из этих трёх региональных кризисов предоставляет России возможности расширить своё геополитическое влияние на Ближнем Востоке, западные политики уделяют поразительно мало внимания перспективе российского дипломатического вмешательства в Йемене. Это упущение недальновидно. Конфликт в Йемене обладает уникальным сочетанием характеристик, которые очень подходят для российского дипломатического вмешательства в сирийском стиле, и даёт Владимиру Путину возможность малыми усилиями продемонстрировать рычаги своего влияния Москвы на Ближнем Востоке.

Российские политики рассматривают Йемен как привлекательное место для дипломатического вмешательства, потому что они убеждены, что Саудовская Аравия хотела бы прекратить военные действия в Йемене, если ей будут предложены приемлемые условия. Министр иностранных дел Саудовской Аравии Абдель аль-Джубер во время своего недавнего визита в Москву подтвердил это предположение. В ответ на вопрос российских журналистов аль-Джубер настаивал на том, что Саудовская Аравия добивается дипломатического урегулирования в Йемене, которое заставит все воюющие стороны подчиниться принятой в апреле 2015 года резолюции №2216 Совбеза ООН, призывающей к прекращению гражданской войны в Йемене.

Рост антивоенных настроений в правящих кругах Саудовской Аравии можно объяснить ухудшающейся обстановкой в Йемене. Отсутствие крупных стратегических побед в Йемене с момента захвата Адена осенью 2015 года убедило саудовских политиков, что конфликт в Йемене зашёл в непреодолимый тупик. Склонность Саудовской Аравии к тому, чтобы пойти на уступки в Йемене, значительно усилилась с тех пор, как в июне из миссии Совета по сотрудничеству стран Персидского залива вышел Катар, а Объединённые Арабские Эмираты начали наносить удары по «Аль-Исла», ориентированной на Саудовскую Аравию йеменской организации «Братьев-мусульман».

Для достижения надёжного политического урегулирования в Йемене, Эр-Рияд будет нуждаться в координации с внешним посредником в лице великой державы, поскольку региональные игроки, такие как Кувейт и Оман, истощили свои дипломатические возможности. Этот вакуум посредничества — блестящая возможность для России продемонстрировать своё дипломатическое мастерство, оказав содействие в разрешении йеменского конфликта.

Для России основания  взять на себя роль ведущего посредника в Йемене базируются на двух очевидных преимуществах. Во-первых, с начала возглавляемой саудовцами военной интервенции в мае 2015 года Россия установила сотрудничество со всеми ведущими политическими силами в Йемене. В отличие от Соединённых Штатов, которые открыто встали на сторону Саудовской Аравии на ранних стадиях конфликта, Москва немедленно заявила о своей поддержке мирного решения в гражданской войне в Йемене.  В апреле 2015 года Россия осудила саудовские воздушные бомбардировки в Йемене, и высказалась в поддержку введения ООН всестороннего эмбарго на поставку оружия всем воюющим в Йемене группировкам.

Даже несмотря на то, что военная интервенция Саудовской Аравии в Йемене переросла в затяжной конфликт, Россия сохранила позитивные отношения с обеими сторонами, участвующими в гражданской войне.  Чтобы продемонстрировать свою приверженность дипломатическому диалогу с участием всех сторон, Россия по-прежнему держит посольство в удерживаемой хуситами столице Сане и консульство в Адене, столице поддерживаемого саудитами правительства Абд Раббу Мансура Хади. Через эти дипломатические каналы Москва консультировалась с про-саудовскими и про-иранскими группировками по вопросам борьбы с терроризмом и вела неофициальные переговоры по урегулированию военных действий в Йемене.

Кроме того, у обеих основных политические фракций в Йемене появились недавние воспоминания о проявленной Россией по отношению к ним солидарности. В июле Москва сердечно приветствовала назначение про-саудовского дипломата Ахмеда аль-Вахиши в качестве посла Йемена в России. 25 сентября Россия помогла правительству Хади переправить йеменские банкноты в южную часть Йемена, чтобы выплатить зарплату йеменским государственным служащим.

Для умиротворения шиитских формирований в Йемене Москва постоянно давала в ООН отпор критике агрессивных действий хуситов против Саудовской Аравии, и посылала гуманитарную помощь в разрушенные ударами саудовской авиации районы Йемена. Столь сбалансированный подход к конфликту в Йемене укрепил отношения России с йеменскими политическими фракциями всех идеологических направлений и гарантировал, что Россия может стать эффективным посредником в этом конфликте.

Во-вторых, Россия имеет давнюю историю помощи в установлении политической стабильности в Йемене, в период внутригосударственного конфликта. В 1986 году разразилась гражданская война между соперничающими марксисткими фракциями в ориентированной на СССР республике Южный Йемен. Даже несмотря на то, что Советский Союз был замешан в начале этой войны, поскольку он вооружал враждующие группировки Южного Йемена в начале 1980-х, СССР помог стабилизировать Йемен путём ограниченного военного участия и обещания обеспечить экономическую помощь.

Кроме того, Советский Союз оказал глубокое влияние на дипломатические переговоры, которые привели в 1990 году к объединению Йемена. В 1980-е годы СССР способствовал процессу объединения, поддержав умеренных марксистов в Южном Йемене, которые выступали за дипломатические договорённости с Северным Йеменом. Советский Союз установил крепкие дипломатические отношения и с лидером Северного Йемена Али Абдуллой Салехом. Этот союз помог преодолеть религиозный раскол между Южным Йеменом с преобладанием шиитского населения и Северным Йеменом, где преобладают сунниты.

Память об успешном вмешательстве Советской дипломатии в Йемене сильно повышает доверие к России как арбитру в сегодняшнем кризисе. Александр Кузнецов, ведущий эксперт МГИМО по российско-ближневосточным отношениям, рассказал мне в недавнем интервью, что йеменские военные высоко ценят Россию,  поскольку Москва оказывала большую помощь вооружённым силам Южного Йемена во времена Холодной войны.

Положительный опыт переговоров Салеха с Москвой об объединении Йемена помогает объяснить его про-российские настроения во время сегодняшнего кризиса Йемене. В августе 2016 года Салех официально попросил у России помощи в прекращении гражданской войны в Йемене и предложил России полный доступ к военным базам Йемена.

Успешное дипломатическое вмешательство России в Йемене будет иметь, кроме того, много позитивных последствий для геополитической повестки Москвы на Ближнем Востоке. С точки зрения краткосрочной тактической перспективы, прекращение открытого конфликта в Йемене даёт России возможность закрепиться в качестве главной военной державы на Красном море.

С 2009 года представители российской армии выражали интерес к созданию российской военно-морской базы на йеменской земле. Эта военно-морская база облегчила бы доступ России к маршрутам морской торговли в Красном море и предоставила бы Москве форпост в стратегически важном Баб-эль-Мандебском проливе, связывающем Красное море с Аденским заливом. Предложение о строительстве военное базы Москвы почти наверняка с энтузиазмом будет воспринято местными политиками, поскольку анти-американски настроенные силы хуситов контролируют большинство городов Йемена на побережье Красного моря.

Поскольку Соединённые Штаты оказывают значительное влияние на коммерческую деятельность, осуществляемую через Баб-эль-Мандебский пролив, а Китай построил военно-морскую базу в Джибути, создание российской военно-морской базы в Йемене укрепило бы уважение к России как влиятельной силы на Арабском полуострове, такой же, как Вашингтон и Пекин. Международное признание российского влияния на Арабском полуострове усилило бы  восприятие дипломатического влияния Москвы на Ближнем Востоке и способствовало бы устремлениям России по созданию системы коллективной региональной безопасности.

С долгосрочной стратегической точки зрения успешное дипломатическое вмешательство России в Йемене придаст больше доверия посредническим предложениям России в будущем. Несмотря на то, что репутация России как арбитра на Ближнем Востоке неуклонно улучшалась с момента этапного соглашения 2013 года между Москвой и Соединёнными Штатами по уничтожению сирийского химического оружия, критики Кремля в арабском мире утверждают, что Москва цинично использует предложения о посредничестве для продвижения собственных геополитических интересов.

Эти критические аргументы подкрепляются поведением России в ходе переговоров в Астане. Ряд  представителей Саудовской Аравии и Катара рассматривают исключение сирийских оппозиционных движений из переговоров в Астане как подтверждение того, что Россия использует мирный процесс в Астане  просто как дипломатический фронт, чтобы узаконить президента Башара Асада.

Если Россия будет действовать как беспристрастный и эффективный посредник в Йемене, Путин сможет противостоять критике сирийской политики Москвы и усилить уважение к России как арбитру конфликтов в арабском мире. Поскольку Москва выразила интерес к посредничеству в ливийском политическом кризисе, в конфликте Саудовской Аравии и Катара, а также в прокси-войне Саудовской Аравии и Ирана, успешное дипломатическое вмешательство России в Йемене приблизило бы Москву к цели стать незаменимой великой державой на Ближнем Востоке.

Российские политики также уверены, что расширение дипломатического участия Москвы в Йемене поможет России улучшить свой имидж в арабском мире. Как сказал бывший посол в Йемене Вениамин Попов во время нашего недавнего интервью, содействие Москвы дипломатическому диалогу между воюющими йеменскими группировками и предоставление гуманитарной помощи мирному населению Йемена укрепит про-российские настроения на Ближнем Востоке.

Результаты проведённого в 2017 году опроса среди арабской молодёжи подчёркивают, как дипломатическое посредничество может улучшить общественное восприятие России в арабском мире. Согласно опросу, 21% арабской молодёжи считают Россию главным союзником своей страны. Такой уровень поддержки союза с Россией представляет собой серьёзный рост по сравнению с 9% поддержки России в 2016 году и заметно опережает 17%, полученные Соединёнными Штатами.

Данные этого опроса демонстрируют также, что поддержка Вашингтоном военной интервенции Саудовской Аравии в Йемене запятнала репутацию США во многих арабских странах. Следовательно, разумно предположить, что попытки России дистанцироваться от непопулярной стратегии США в Йемене будут способствовать благоприятному восприятию Москвы как арабскими политиками, так и улицей.

Несмотря на то, что в центре внимания западных политиков находится в первую очередь другие места российского посредничества, пристальное изучение геополитических факторов на Ближнем Востоке заставляют предположить, что Йемен — это оптимальный театр для дипломатического вмешательства России. Если Москва расширит своё дипломатическое присутствие в Йемене и достигнет прогресса в направлении прекращения, по-видимому, неразрешимого вооружённого противостояния, роль России как незаменимой державы-посредницы на Ближнем Востоке будет укоренена на многие годы.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Турция возвращает себе лидерство среди мусульман

Декларация стамбульской Организации исламского сотрудничества (ОИС), объявившая Восточный Иерусалим столицей палестинского государства, стала знаковым событием.  Турецкая инициатива о созыве внео...

Подробнее...

Насколько иерусалимский вопрос на руку Ирану, Турции (и России)

Как и ожидалось, Иран жёстко отреагировал на решение Соединённых Штатов признать Иерусалим столицей Израиля. ...

Подробнее...

Ливия выбрала свободу, а получила рабство

Военная интервенция НАТО в Ливию 2011 года вполне обоснованно заслужила место в истории как обвинительный приговор западной внешней политике и военному альянсу, после распада Советского Союза применяв...

Подробнее...

Кушнеру не по силам принести мир на Ближний Восток

Тайный октябрьский визит Джареда Кушнера в Саудовскую Аравию по-прежнему вызывает жаркие споры. Зять президента, подобно рыцарю, похоже, решил во что бы то ни стало отыскать «Святой Грааль», то есть м...

Подробнее...

В афганскую бездну (снова)

Любимый наркотик Вашингтона – война с террором Сегодня вы читаете статью историка и постоянного автора  TomDispatch Альфреда МакКоя, автора недавно вышедшей книги «В тени американского века: Под...

Подробнее...

Google+