Жестокая изоляция: Трамп и искусство обрушения иранского соглашения

Администрации Трампа нужен совершенно иной договор или она выйдет из него в одностороннем порядке. Последствия могут быть очень острыми

Президент США Дональд Трамп выступает на 72-й Генеральной Ассамблее Организации Объединённых Наций 19 сентября 2017 года.Фото: «Рейтер» / Лукас Джексон.
Президент США Дональд Трамп выступает на 72-й Генеральной Ассамблее Организации Объединённых Наций 19 сентября 2017 года.Фото: «Рейтер» / Лукас Джексон.

Вопреки валу интерпретаций встреча в формате 5+1 в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН, на которой оценивалось выполнение иранского ядерного соглашения, прошла не особенно гладко, что подтвердили Asia Times дипломаты.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон был вынужден признать, что Тегеран придерживается соглашения. Но он снова вдалбливал в головы новый американский мем — на этот раз о том, что Иран не выполняет «ожидания».

В ходе напряжённых переговоров Тиллерсон — впервые — встретился с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом. По крайней мере, взрыва не последовало.

«Не было никаких воплей, — сказал он позже. — Мы не кидались друг в друга башмаками. Гневного тона и вовсе не присутствовало».

Глава внешней политики ЕС Федерика Могерини — не самая яркая персона из присутствовавших в зале — была вынуждена подчеркнуть, что, без сомнения, условия соглашения выполняются. Она даже предостерегла, что «все государства-члены полагают его  обязанным к выполнению. Международное сообщество не может позволить демонтаж соглашения, которое работает и приносит результаты».

Россия и Китай не будут пересматривать соглашений — это окончательно. И страны Евросоюза из группы Р5+1[1] — Франция, Соединённое королевство и Германия — тоже будут его придерживаться, что подтвердила сама же Могерини.

К настоящему моменту даже обитающим на тающих ледовых полях Арктики медведям известно, что президент Трамп добавил драматизма, заявив, что он «решил». Никто не знает, что он там решил, даже Тиллерсон. И тем не менее даже командующий американским стратегическим командованием генерал Джон Хайтен признал, «факты доказывают, что Иран действует в соответствии с соглашением, которое мы подписали согласно Совместному всеобъемлющему плану действий (JCPOA)».

А произошло вот что: администрация Трампа изменила суть соглашения с технического, ориентированного на решение ядерной проблемы, на иное, охватывающее геополитическое влияние Ирана в Сирии, Ираке и Йемене, равно как и ракетную программу и операции в киберпространстве, то есть все те не относящиеся к ядерному вопросы, которые, как подчеркнула сама же Могерини, лежат «вне рамок» Совместного всеобъемлющего плана действий.

Я следил за ядерными переговорами в Вене в течение 2015 года для Asia Times. Ещё тогда американская делегация делала всё возможное, чтобы включить в перечень вопросов баллистические ракеты, против чего аргументированно возражали другие стороны, в частности Россия и Китай.

Итак, в сущности, администрация Трампа желает добиться совершенно иного соглашения или выйдет из существующего в одностороннем порядке. Технически это означает шаг против резолюции Совета Безопасности ООН, опирающейся на международное право.

Так что там насчёт «пути умеренности»?

Хассан Роухани

С трибуны ООН президент Ирана Хассан Роухани представил взвешенную, элегантную, культурную и в то же время язвительную речь, совершенно  опровергающую утверждения Трампа реальными фактами. Общим настроем был «путь умеренности». Редкостный перл: «Умеренность представляет собой синергию идей, а не танец с саблями». Контраст был разителен, манихейская доктрина Трампа была обнажена.

Роухани не переставал указывать, что соглашение могло бы стать «новой моделью в международных отношениях» — основой для рассмотрения, например, случая с своенравной КНДР. Канцлер Германии Ангела Меркель озвучила своё согласие. Но теперь Роухани вынужден подчёркивать, что реакция Тегерана на возможное аннулирование сделки Соединёнными Штатами будет зависеть от того, как поведут себя европейцы.

Новый король-солнце, президент Франции Эммануэль Макрон, с лёгкостью вступил в перепалку, представ в образе посредника между Вашингтоном и другими членами группы Р5+1. Но на деле Макрон рекламирует новые «основы» — ограничения на баллистические ракеты, последующее соглашение, которое применялось бы после 2025 года, а «открытая дискуссия с Ираном о нынешней ситуации в регионе» — эквивалентна введению изменения правил администрацией Трампа.

Если Трамп решит, что США выйдут из соглашения с Ираном, то по вполне официальному заявлению Тегерана он останется приверженным соглашению до тех пор, пока в его рамках остаются другие члены Р5+1 — а они остаются. Проблема возникнет, когда впоследствии администрация Трампа при поддержке Капитолийского холма пойдёт по неизбежному пути дополнительного вала санкций против Ирана — с вероятными возмутительными последствиями.

Пока ясно, что ни «РК» — стратегическое партнёрство России и Китая — ни европейцы не будут изолировать Иран. Для «РК» в частности, всё дело в положении Ирана как ключевого узла во взаимно пересекающихся «Инициативе Пояса и Пути» и Транспортного коридора Север-Юг, будущего полного членства Ирана в ШОС и даже, возможно, БРИКС+, и его способности стать будущим поставщиком природного газа в Европу. Более того, Роухани постоянно подчёркивает: что бы ни произошло, Тегеран никогда не будет стремиться к созданию ядерного оружия.

Судьбоносное решение Трампа в реальных условиях показывает, как он будет вести дело с Северной Кореей. Выход из соглашения с Ираном направит безошибочное послание Пхеньяну и усложнит усилия «РК» по снижению напряжённости ситуации. КНДР совершенно не склонна даже рассматривать факт переговоров с «полной сочувствия  нацией», которая отказывается жить в рамках многосторонних обязательств.

Все эти громкие, но пустые слова Соединённых Штатов в итоге означают только одно: ещё одну мульти-триллион-долларовую войну в Юго-восточной Азии, в которой невозможно победить, войну всего лишь ради потворства мечтаниям разношёрстных диванных генералов с Кольцевой.

Примечание:

1 — Группа в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции — пяти постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединённых Наций (СБ ООН) — и Германии, объединивших усилия для предотвращения использования иранской ядерной программы в военных целях.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Момент истины для иранской стратегии Трампа

Дипломатия — это жонглирование, бесконечные усилия удержать все шары в воздухе. Бывают моменты, когда уронить один шар, чтобы удержать в воздухе другие, может показаться разумным действием — а в други...

Подробнее...

Дела и делишки: в Доме Сауда назревают проблемы

От редакции: Статья вышла до визита короля Саудовской Аравии в Москву и представляет интерес для понимания происходящих в саудовской политике изменений....

Подробнее...

Западное лицемерие в отношении курдов

29 сентября по «Би-би-си» сообщили, что «в понедельник жители северного Ирака подавляющим большинством проголосовали в пользу независимости курдского региона на вызвавшем разногласия референдуме. Коми...

Подробнее...

Что курдский референдум означает для будущего Ирака

10 апреля 2003 года я ехал по дороге к западу от Киркука, ожидая, что город захвачен курдской пешмергой; я опасался, что можем приехать туда до того, как иракская армия  уйдёт или будет разбита. ...

Подробнее...

Анти-иранская истерия по-американски

Бьют барабаны войны... опять Вы не могли такого предположить, верно? Прямо перед визитом президента США в Саудовскую Аравию, поистине деспотическую землю с экстремистской идеологией и отсутствием вы...

Подробнее...

Google+