Трясина афганской войны

Провинция Гильменд, Афганистан, 2010 год. (Тайлер Хикс / The New York Times).
Провинция Гильменд, Афганистан, 2010 год. (Тайлер Хикс / The New York Times).

Восемь лет назад президент Обама пообещал постепенно свернуть войну в Ираке и удвоить усилия по борьбе с талибами в Афганистане. 

«На посту президента я сделаю главным приоритетом борьбу против Аль-Каиды и Талибана, как и должно быть, — заявил он в предвыборной речи. — Это война, в которой мы обязаны победить».

 

Прочный мир, вещал господин Обама, будет зависеть не только от победы над талибами, но и от помощи «афганцам заново сделать более привлекательной их экономику». И добавил: «Мы не можем лишить Афганистан будущего из-за наркотерроризма».

Сегодня, на исходе его президентского срока, эти цели ещё больше отдалились, поскольку начатая Америкой самая долгая война деградирует в медлительную, безнравственную, грязную  и утомительную затею.  Тем не менее, несмотря на столь беспощадную реальность, в ходе предвыборной кампании этого года не замечено никаких заслуживающих внимания дебатов вокруг политики в Афганистане.  Ни Дональд Трамп, ни Хиллари Клинтон не обрисовали своё  видение изменения политического курса или выхода из находящейся в плачевном состоянии военной кампании.

Война в Афганистане обошлась американским налогоплательщикам в более чем 800 миллиардов долларов — в числе которых и 115 миллиардов, потраченных на «усилия по восстановлению», — что с поправкой на инфляцию превышает расходы Соединённых Штатов на план Маршалла.  Афганское правительство по-прежнему безвольно, коррумпировано и взбаламученным внутренним соперничеством.  Процент потерь в афганских войсках неприемлем.  Экономика в беспорядке.  Возрождающиеся отряды талибов захватывают всё больше сельскохозяйственных районов и устраивают жестокие нападения в центре Кабула, столицы государства.  Невзирая на несколько миллиардов долларов международных инвестиций в инициативы по борьбе с наркотиками, торговля опиумом остаётся одним из столпов экономики и основным источником дохода боевиков.

«Сомнительно, что афганские вооружённые силы в ближайшем будущем смогут победить талибов, — заметил один высокопоставленный чиновник из администрации, на условиях анонимности оценивая кампанию Белого дома. — Неясно также, получат ли талибы какие-либо существенные стратегические приобретения или будут ли в состоянии захватить и удержать стратегически важные районы.  Это очень неприятный, очень дорогостоящий тупик».

Существующая стратегия администрации заставляет Соединённые Штаты в обозримом будущем сохранять в Афганистане воинский контингент численностью около 8 400 человек и ежегодно субсидировать афганские силы безопасности несколькими миллиардами долларов.  Намерение состояло в том, чтобы убедить талибов сесть за стол переговоров, разбив их на поле боя, — перспектива, сегодня кажущаяся отдалённой.

Следующий американский президент может поддаться искушению позаимствовать политику Обамы, надеясь на лучшее (и готовясь к худшему).  Это будет ошибкой.  Как минимум, следующая администрация должна досконально оценить войну, решительно поставив фундаментальные вопросы.

Один из таких вопросов ­— являются ли повстанческое движение афганских талибов, которое никогда не стремилось действовать вне пределов региона — врагом Вашингтона, с которым он должен продолжать борьбу.  Американские войска начали сражаться с талибами в 2001 году, поскольку группировка предоставила прибежище Аль-Каиде, базировавшейся там во время планирования терактов 11 сентября.  И хотя сеть Аль-Каиды большей частью была разгромлена, талибы оказались необычайно живучими.

Ещё один вопрос заключается в том, что именно способно привести конфликт к концу — либо через разрешение афганским вооружённым силам разгромить талибов либо через приведение их в стан политических единомышленников — и действительно ли это то, чего Соединённые Штаты реально способны достичь.

Обсуждение этого будет нелёгким.  Опрометчивый вывод войск из Афганистана в краткосрочной перспективе вполне может иметь гибельные последствия в виде усиление процесса массового исхода беженцев и расширения площади неуправляемых государством территорий, где экстремистские группы смогут снова подчинять афганцев тирании и замышлять нападения на страны Запада.

Но американским налогоплательщикам и афганцам, вынесшим десятилетия войны, нужен план получше, чем вымощенная благими намерениями нынешняя политика — когда желаемое принимается за действительное и постоянно ухудшаются результаты.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Экстравагантный саудовский вояж Трампа как средство от внутренних неудач

Президент Трамп прибыл в Саудовскую Аравию в субботу всего через несколько часов после того, как американские бомбардировщики атаковали воюющих на стороне Асада  солдат милиционной армии, которые...

Подробнее...

Борьба за власть в Саудовской Аравии может дестабилизировать весь Ближний Восток

Политическая нестабильность в Саудовской Аравии нарастает по мере того, как король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд начинает перестраивать саудовское правительство, выводя персоны из длинного списка чле...

Подробнее...

Если вы захватите Восточную Сирию, я заберу вон тот порт в Йемене

Уйдут ли США из Сирии, если это воспрепятствует появлению российского флота в Йемене? Вопрос кажется странным, но если Россия преуспеет в переговорах в Йемене, то вскоре его придётся задать....

Подробнее...

Разделённая Эрдоганом Турция станет добычей врагов

Критики утверждают, что открыто жульнический турецкий референдум завершает парламентскую демократию в стране и даёт президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия. ...

Подробнее...

Конец демократии в Турции?

В последние дни перед тем, как 16 апреля турки на референдуме проголосуют давать ли президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия и по сути покончить с парламентским правлением, настроени...

Подробнее...

Google+