В отношениях США с ближневосточными союзниками прорезалась напряжённость

В отношениях США с ближневосточными союзниками прорезалась напряжённость

Новая и неожиданная напряжённость в отношениях Вашингтона и двух его ближайших союзников на Ближнем Востоке – Саудовской Аравией и Турцией – подчеркнула сложную проблему, с которой администрация президента Барака Обамы столкнулась во всё более ненадёжных и турбулентных водах региона.

Если нео-консерваторы, многие республиканцы и прочие ястребы заявляют, что сложности Вашингтона на Ближнем Востоке возникли из-за желания (главным образом) Обамы ослабить связи с регионом и провала агрессивной защиты – если необходимо и военными методами – интересов Вашингтона, то другие утверждают, что силы, высвобожденные вторжением 2003 года в Ирак, и так называемая Арабская Весна переформатировали регион так, что он вышел из-под контроля Вашингтона.

«При всей неизмеримой военной мощи у американцев больше нет возможностей формировать тенденции на Ближнем Востоке, – считает Чаз Фриман-мл., высокого ранга бывший сотрудник министерства иностранных дел, служивший послом в Рияде во время войны в Заливе. – Иллюзии имперского всемогущества живучи».

Помимо других тенденций, «региональные актеры удваивают усилия найти внешние силы, которые бы их поддержали, – заявил он во вторник на арабо-американской конференции политических деятелей. – Это может вызвать пугающие геополитические преобразования».

Официальные лица США были захвачены врасплох, когда – с горечью осуждая провал попыток США эффективно вмешаться в идущую в Сирии гражданскую войну, равно как и в давно тлеющий израильско-палестинский конфликт – Саудовская Аравия объявила об отказе от места в Совете Безопасности ООН, на которое только что впервые была избрана Генеральной Ассамблеей.

Впечатлений добавил размещённый во вторник на первой странице «Уолл-Стрит Джорнал» отчёт о встрече неназванных европейских дипломатов и главы саудовской разведки принца Бандара Бин Султана аль-Сауда в Джедде, на которой бывший посол Рияда в Вашингтоне, как сообщается, заявил, что решение бойкотировать Совет Безопасности было «сигналом для США, а не ООН».

Бандар, по источникам журнала, заявил, что не только планирует снизить уровень сотрудничества с Вашингтоном в области вооружений и подготовки сирийских повстанцев, Рияд к тому же намерен дистанцироваться от США, в том числе и развивая военное сотрудничество с другими странами, которые, по-видимому, предоставляют больший приоритет саудовской обороне и другим интересам.

На вопрос относительно этих утверждений во вторник в Лондоне, где прошла встреча с партнёрами из 10 других стран, составляющих коалицию «Друзей Сирии», Госсекретарь США Джон Керри заявил, что совсем недавно провёл серию встреч с министром иностранных дел Саудовской Аравии принцем Сауд аль-Фейзалом, на которых было достигнуто согласие по Сирии и другим проблемам, и что у него есть «большая уверенность» в том, что две страны «продолжат оставаться близкими и важными друзьями и союзниками, как было и раньше».

Тем не менее, хотя слова Бандара могут оказаться больше лаем, чем укусом – и пока ещё ничего не вышло из его столь разрекламированной «тайной» встречи с президентом России Владимиром Путиным в июле, где по сообщениям, он предлагал крупную сделку по вооружениям в обмен на ослабление поддержки Москвой президента Сирии Башара аль-Асада – сложно не заметить тот факт, что Вашингтон и Рияд всё больше расходятся по целому ряду других вопросов.

В круг этих вопросов входят саудовская поддержка продолжающихся репрессий оппозиционных движений в Бахрейне и Египте и провал более активных мер против частного финансирования саудовцами ветвей аль-Каиды в Сирии и Ираке, не говоря уже об угрожающей возможности разрядки между Вашингтоном и Тегераном, которая – как явно опасается Рияд – может в итоге восстановить Иран на дореволюционной, поддержанной США, позиции первенства в регионе.

Между тем, на турецком фронте Вашингтон явно застигнут врасплох рядом событий, которые скорее всего, осложнят отношения с его единственным преимущественно мусульманским союзником по НАТО, если этого осложнения уже не произошло.

Колумнист «Вашингтон Пост» с хорошими связями Дэвид Игнатиус на прошлой неделе сообщал, что глава разведки Анкары умышленно раскрыл личности 10 иранцев, которые шпионили за своими иранскими коллегами в интересах Израиля, тем самым эффектно оборвав давние и тесные связи разведок двух былых союзников, которые начали выходить из колеи из-за военного нападения Израиля на Газу в 2008-2009 годах.
(Турецкая пресса во вторник сообщила, что в ответ на мнимое разоблачение Вашингтон отменил поставку Анкаре беспилотников «Predator».)

Хотя Анкара отрицает сказанное Игнатиусом, но это только прибавило подозрений; ведь несмотря на историческое соперничество Турции с Ираном, её мощную поддержку повстанцев, стремящихся сбросить ближайшего арабского союзника, президента Сирии Башара аль-Асада, и личные усилия Обамы поправить отношения между Турцией и Ираном, премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган по-прежнему благосклоннее настроен к Тегерану, нежели к Тель-Авиву.

Более того, сообщение появилось вслед за удивительным заявлением Турции в прошлом месяце о том, что она предпочла для строительства новой системы ПРО дальнего радиуса действия китайскую компанию – а та находилась под санкциями США из-за продажи военного снаряжения Ирану, ни больше, ни меньше – конкурентам из США и Европы, несмотря на то, что китайская система будет несовместима с существующим оборудованием НАТО.

Даже бывалые защитники Эрдогана и его исламистской партии АКР от атак нео-консерваторов и, совсем недавно, мощного израильского лобби, признали, что последние события заставляют предположить глубокие проблемы в американо-турецком альянсе.

«Учитывая сообщения из Турции, как может администрация Обамы продолжать рекламировать Турцию в качестве «примерного партнера» или рассматривать её в качестве союзника?, – писал Стивен Кук, специалист по Турции Совета по внешним связям, возглавляемого Майклом Коплоу. – Мы перешли черту обоснованных разногласий и дошли до той точки, когда Турция очень ясно и очень активно стала работать на разрушение американских замыслов на Ближнем Востоке по целому ряду проблем».

Нестабильность, которая теперь характеризует региональную геополитику – и сложности, с которыми столкнулся Вашингтон, пытаясь управлять – можно проиллюстрировать всё более запутывающимися взаимоотношениями между Турцией и Саудовской Аравией.

Они едины, по крайней мере до сих пор, в том, что Асад должен уйти, но Рияд поддерживает существование военного режима в Египте миллиардами долларов помощи, а Эрдоган продолжает требовать реставрации свергнутого президента Мохаммеда Мурси и покончить с репрессиями в отношении братьев-мусульман, международного движения, которое региональные монархии считают смертельной угрозой.

И если Рияд и его союзники в Заливе, вроде Израиля, всё больше тревожатся из-за ослабления напряжённости между Вашингтоном и Тегераном, то Анкара, которая вместе с Бразилией безуспешно пыталась посредничать по ядерному вопросу в 2010 году, по-видимому, намного более спокойна в отношении перспектив, явно желая восстановить полномасштабные коммерческие связи с восточным соседом.

И пока большая часть сдвигов, которые ныне происходят в регионе, подталкивается местными силами более, чем когда-либо после коллапса Оттоманской Империи, внешние силы очевидно видят главные возможности в том, чтобы заполнить любые оставшиеся пробелы, внося вклад в новую многополярность.

«Простой мир колониальных стран и сверхдержав-соперников давно исчез, – согласно Фриману. – Мнение, что кто-то либо «с нами, либо против нас» – потеряло на современном Ближнем Востоке свою актуальность. Ни одно правительство региона не готово ныне вверять своё будущее иностранцам, а ещё менее – какой-то одной иностранной державе. Соответственно, роль великих внешних сил меняется, усложняется, находится в динамике и становится ассиметричной, а не остаётся всеобъемлющей, исключительной, неизменной и постоянной».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Восстановление Сирии — без сирийской нефти

Сравните американский грабёж с активным участием России, Ирана и Турции в политической ситуации с целью нормализации в Сирии. То, что произошло в среду в Женеве в смысле окончательного мира в Сирии, ...

Подробнее...

Пересматривая четверной выигрыш в Сирии

В недавней статье «Дорога на Дамаск: как была выиграна сирийская война» Пепе Эскобар подвёл итоги сирийского конфликта следующим образом: «Это четверной выигрыш. США уходят, сохранив лицо, что Трам...

Подробнее...

Может ли Трамп пережить завершение «проекта Сирия»?

С того момента как спикер Нэнси Пелоси неохотно объявила, что начинается процедура импичмента президента Трампа, я понял что всё дело в сдвиге вектора ближневосточной политики США....

Подробнее...

США разжигают пламя турецкого реваншизма

Удивившая всех попытка примирения Соединённых Штатов с Турцией по вопросу северной Сирии в четверг привела к совместному заявлению, последствия которого могут быть оценены со временем, поскольку сейча...

Подробнее...

Для США в Сирии всё кончено. Россия и Иран должны сказать большое спасибо Эрдогану

Сценарий в отношении северо-восточной Сирии, без особой помпы согласованный российским и турецким лидерами в течение нескольких месяцев конфиденциальных переговоров — часто на встречах один на один — ...

Подробнее...

Google+