Борьба с Ираном

Борьба с Ираном

В Иране команды борцов представляют для публики такой же интерес, как футбол в США. Это непреходящее увлечение. Борьба глубоко переплетена с историей и культурой страны, восходя к легендарным встречам, которые проводили персидские цари со своими соперниками.

А ещё это вопрос национальной гордости. На Олимпиадах Иран завоевывает больше медалей в борьбе, чем в любом другом виде. С 1948 года страна завоевала в этом виде спорта 35 медалей

Когда олимпийские чиновники в 2013 году приняли решение вывести борьбу из программы игр 2020 года, Иран возглавил усилия по возвращению этого вида спорта. Всего за семь месяцев и с помощью США и России Иран успешно убедил Олимпийский комитет изменить своё мнение.

Когда администрация Обамы решила воспользоваться путями улучшения отношений с Ираном на уровне простых людей, естественным выбором стала борьба. Поскольку иранцы  выделяются в этом виде спорта, игра на их силе была способом показать уважение к персидской культуре и истории, во многом как выбор пинг-понга стал естественным выбором для американо-китайской разрядки в 1970-е.

Что более важно, борьба – это способ обратиться не только к иранским либералам. «Борьба привлекательна для консервативных элементов», – объяснил на этой неделе Бахман Бактиари, исполнительный директор Международного фонда гражданского общества в Атлантик-Сити, на встрече по вопросам общественной дипломатии с Ираном. «Иранцы начинают матчи с молитвы. Большая часть надписей на арене – из Корана. Мы связываемся с важным сегментом иранского гражданского общества, к которому ранее не обращались».

Новое начинание с мусульманским миром

В Вашингтоне инициатива по включению «борцовской дипломатии» появилась в 2009 году, вскоре после того, как Барак Обама пришёл в Овальный кабинет. Когда президент нажал кнопку перезагрузки с исламским миром в своем обращении 4 июня в Университете Каира, Иранский отдел в Госдепартаменте ухватился за шанс.

«Мы сделали нечто крайне редкое для Округа Колумбия: мы занялись ретроспективой. Работала ли наша политика? Слышали ли нас в Иране так, как мы хотели?» – пояснил Грегг Салливэн, старший советник по общественной дипломатии в Иранском отделе Госдепартамента. «Мы чувствовали, что мы слишком сильно давили на карательную сторону. Мы не давали достаточно надежды тем, кто хотел с нами сотрудничать. Мы начали восстанавливать нашу программу общественной дипломатии на персидском языке и включили обмены в области искусства, культуры и спорта».

Этот компонент обмена подсказал Госдепартаменту обратиться к американским организациям гражданского общества, заинтересованным в работе с коллегами в Иране. И ещё это означало расчистку от помех подобному сотрудничеству путём работы совместно с Министерством внутренней безопасности для решения вопроса с визами.

Одним из первых плодов этих усилий стала «Битва на рельсах» – ряд матчей между США, Ираном и Россией, которые прошли в основном вестибюле Центрального вокзала Нью-Йорка в 2013 году. Это мероприятие было задумано для укрепления сотрудничества трёх стран в попытке вернуть борьбу в качестве олимпийского вида спорта. Выбор времени оказался полезен и потому, что всё происходило за месяц до президентских выборов в Иране, в которых в итоге одержал победу реформатор Хасан Роухани.

Поездка в Тегеран

Настоящий прорыв случился годом позже, когда в Тегеране проводился Чемпионат мира по греко-римской борьбе. Госдепартамент работал с Федерацией борьбы США, чтобы обеспечить участие команды в соревнованиях. Это участие сломало ряд различных барьеров в американо-иранских отношениях.

Кристина Келли была лидером американской команды по греко-римской борьбе. «Когда мы внесли моё имя, иранцы сказали «Разве она не женщина?», – вспоминает Келли. «А мы сказали – да, так и есть». И они сказали: «Есть большая вероятность, что вам не позволят въехать в страну, а если и позволят, то не дадут выйти на ковёр. А я сказала: «Я хочу поехать, даже если придётся оставаться в зале».

Иран не выпускает на арену женские команды борцов. Женщинам разрешены борцовские поединки лишь в особых обстоятельствах. При подготовке к поездке Келли купила консервативный чёрный хиджаб и приготовилась тихо сидеть подальше от арены.

Но затем глава Федерации борьбы США попросил её нести знамя команды США на церемонии открытия Чемпионата мира. После некоторых трений со скептичными иранскими властями, ей дали шанс. Первоначально встревоженная, Келли была удивлена истинным энтузиазмом иранских хозяев и зрителей на матчах. Её одежда, более консервативная, чем носит большинство иранских женщин, помогла умерить озабоченности иранских властей. Новостные издания завалили Келли просьбами об интервью, и в итоге иранские официальные лица даже уговаривали её остаться дольше запланированных шести дней, чтобы поездить по стране. Позже официальный представитель иранской Федерации борцовских видов спорта сообщил ей, что он проталкивает создание первой в стране женской борцовской команды.

Что до самого Чемпионами мира, американская команда выступила весьма неудачно, оказавшись в итоге девятой из десяти команд. Но окончательные результаты не отражают прогресса в американо-иранских отношениях. После одной-единственной победы команды США, тяжеловес Роберт Смит обменялся футболками с иранским представителем, и затем они вместе прошли по арене. «Толпа просто с ума сошла», – вспоминает Бактиари. «Я никогда не видал столь открытого выражения американо-иранских отношений за 36 лет».

Все американские участники были удивлены тем, насколько гостеприимны иранцы. Бактиари говорил о посещении иранского базара, где один из торговцев ковриками настаивал, чтобы каждый американский борец взял домой коврик бесплатно.

«Борцовская дипломатия» не обошлась без критики и в США, и в Иране. «Внутри самого Ирана есть люди, которые против разрядки», – объясняет Салливэн. «Некоторые считают её угрозой существованию, основываясь на опыте революции 1979 года, проводя жёсткую линию против того, что считают несправедливым продвижением американского влияния».

«Но мы также видим и много доброй воли», – продолжал он. В области образования, например, 12 000 иранцев ныне обучаются в США, их количество постепенно растёт, начиная с 2003 года. Только 10 стран в мире отправляют сюда больше студентов. Эта цифра замечательна тем, что без американского дипломатического присутствия в стране иранские студенты вынуждены ехать в такие города как Дубаи или Анкара, чтобы встретиться с представителями консульства США и подать прошение.

Волновой эффект

Борцовские инициативы проложили путь и для обменов в других видах спорта. В конце 2014 года иранская национальная волейбольная команда посетила Лос-Анджелес, чтобы сыграть четыре показательных матча против команды США. В прошлом году команда США нанесла ответный визит.

Когда команда Ирана прибыла в международный аэропорт Лос-Анджелеса, Грегг Салливэн из Госдепартамента был уже там, чтобы отразить шпильки относительно флагов США и Ирана, размещённых бок о бок. Иранские агентства новостей ухватились за эту историю, и, по его оценкам, 60 миллионов людей в Иране смотрели церемонию прибытия.

Во время этой поездки Салливэн имел возможность провести множество бесед с иранскими игроками. В конце поездки один из игроков отвёл его в сторону. «Он сказал мне, что в школе ему приходилось выходить перед классом, чтобы принести клятву», – вспоминает Салливэн. «И я сказал, что да, у нас тоже есть нечто подобное – Клятва Верности. И он сказал: «Мы все говорили, как здорово быть иранцем. А затем мы заканчивали словами «Смерть Америке». Но я думаю, нам не стоит больше так говорить».

Салливэн выдержал паузу. «Я проработал в Госдепартаменте 24 года. А эта история до сих пор лишает меня дара речи».

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Разделённая Эрдоганом Турция станет добычей врагов

Критики утверждают, что открыто жульнический турецкий референдум завершает парламентскую демократию в стране и даёт президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия. Наиболее неожиданным асп...

Подробнее...

Конец демократии в Турции?

В последние дни перед тем, как 16 апреля турки на референдуме проголосуют давать ли президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия и по сути покончить с парламентским правлением, настроени...

Подробнее...

Письмо из Тегерана: Трамп — «базарный торговец»

Иранский парламент только что стал принимающей стороной ежегодной конференции по Палестине и, помимо прочих сановников — включая Верховного лидера Ирана Аятоллу Хаменеи и президента Хассана Роухани — ...

Подробнее...

Сдвиг парадигмы на Ближнем Востоке: Иран — решение, а не проблема

На прошлой неделе в ходе Мюнхенской конференции по безопасности возник хорошо организованный альянс против Ирана. Обстановку задал Майк Пенс, когда назвал Тегеран «главным государством-спонсором терро...

Подробнее...

Что собираетесь делать с Афганистаном, президент Трамп?

Эксцентричное президентство мистера Дональда Трампа мчится от одной политической идеи к другой, что-то смешивая, что-то отменяя и изобретая что-то ещё на ходу, одновременно пытаясь справиться с устрое...

Подробнее...

Google+