Вашингтон: кто-нибудь, пожалуйста, повоюйте с ИГ вместо нас

Почему государства Залива, курды, турки, сунниты и шииты не станут вести войны Америки

Вашингтон: кто-нибудь, пожалуйста, повоюйте с ИГ вместо нас

Во многих стратегиях, предложенных для нанесения поражения ИГ кандидатами в президенты, политическими деятелями и медиа-экспертами всего политического спектра Америки, проявляется один элемент: это должен сделать кто-то ещё.

США направят самолёты, советников и ребят из сил специального назначения, но было бы лучше – и тут возможны вариации в зависимости от того, кого из этих псевдостратегов вы цитируете – если бы арабы, курды, турки, сунниты и/или шииты вмешались и вывели Америку из подвешенного состояния.

Идея, что кто-то другой, а не американцы – вроде недавней схемы Вашингтона создать из ничего неких «умеренных» сирийских повстанцев – привлекательна на бумаге. Пусть кто-то ведёт американские войны ради американских же целей. Засуньте в конфликт арабов, а если не получится, пусть будут курды (хотя они и не арабы, но достаточно близки для американских расчётов). Пусть США сконцентрируется на «бескровном» использовании воздушных средств и тайных операциях. Кто-то ещё, как лучшие умы Вашингтона, раз за разом предлагают ступить на проблемную, борющуюся землю Сирии или Ирака. А что, США могли бы даже подарить им прекрасные новые сапоги просто за «спасибо».

Неужели же это реалистичная стратегия побед в американских войнах на Ближнем Востоке?

Великие чемпионы Великой стратегии

Недавно кандидат в президенты Хиллари Клинтон открыто призвала США собрать арабских союзников, курдов и иракских суннитов, чтобы выбить боевиков ИГ из Ирака и Сирии. В тот же день, когда Клинтон высказала такое предложение, Берни Сандерс призвал «разрушить» ИГ, но предложил, чтобы сделано это было «главным образом мусульманскими странами». Сомнительно, что он имел в виду Индонезию или Малайзию.

Среди республиканских соперников Марко Рубио предложил, чтобы США «прямо обеспечивали оружием суннитские племена и курдские силы». Тед Круз выразил поддержку вооружению курдов, а Дональд Трамп, по-видимому, предпочтёт большее насилие в регионе, кто бы ни пожелал туда влезть.

Пентагон давно предпочитает вооружение и курдов, и любых суннитских групп, которые может подвизать в Ираке или Сирии. Различныеспециалисты по всему политическому спектру говорят то же самое.

Всё это может хорошо звучать, но их планы гарантированно провалятся. И вот почему, один за другим:

Арабы Залива

Многое из того, что предлагают кандидаты, основано на предположении, что «арабы» считают ИГ такой же угрозой, как и Вашингтон.

На первый взгляд такая позиция вроде бы имеет смысл. В конце концов, хотя американские политики тревожатся о том, могут ли неутомимые штурмовые отряды ИГ справиться с двумя годами действий, когда они прикрывались беженцами, причём у самого порога таких стран, как Саудовская Аравия. Почему бы им не воспользоваться шансом и не протянуть руку помощи – самолётами и солдатами – с задачей уничтожения этого предприятия? «Арабы», а под этим словом США в общем и целом подразумевают горстку государств Персидского Залива и Иорданию, логичным образом потребовали бы возможности более глубокого участия в борьбе.

Определённо, такова была одна из первоначальных идей администрации Обамы, после того как они начали кампанию бомбёжек в Сирии и Ираке в 2014 году. В действительности арабский вклад в эту «коалицию» был потрясающе мал. Реальные цифры могут быть ненадёжны, но мы знаем, что американские самолёты провели около 90% всех воздушных ударов против ИГ. Их тех, что не были американскими, разобраться, сколько именно провели арабские страны, оказалось за пределами возможностей поиска Google. Ясно, что ответ – немного.

Стоит помнить, что реалии региона, по-видимому, редко имеют значение в размышлениях Вашингтона. Для арабов Залива, а все они в основном суннитские государства, Исламское Государство и суннитские группы, связанные с аль-Киадой – не более чем отвлечение внимания от того, чего они более всего опасаются – роста влияния шиитов в таких странах как Ирак и растущего регионального влияния Ирана.

В этом контексте вообразить такие арабские государства значимой будущей силой, противостоящей ИГ, просто абсурдно. На самом деле суннитские террористические группы, вроде ИГ и аль-Каиды, получают свою долю финансирования от стран вроде Саудовской Аравии или, как минимум, богатых сторонников, там проживающих. Прямые финансовые связи зачастую доказать сложно, в частности, если США предпочитают их публично не подтверждать. И это именно так, потому что деньги, которые идут на эти террористические предприятия, зачастую получены от частных жертвователей, а не прямо из национального казначейства, или могут быть проведены через узаконенные благотворительные организации и компании-ширмы.

Однако одним человеком, озабоченным неофициальным способом саудовского финансирования террористических групп, оказалась Госсекретарь Хиллари Клинтон в далёком 2009 году. В секретном послании с предостережением (теперь оно появилось в Викиликс) она предупреждала в недвусмысленных выражениях, что доноры в Саудовской Аравии были «наиболее значимым источником финансирования суннитских террористических групп по всему миру».

Тот, кто думает, что саудовцы и другие страны Залива могут скорее финансировать, чем сражаться с ИГИЛ, и готов об этом открыто заявить – президент России Владимир Путин. На недавнем саммите G20 он заявил, что поделился информацией разведки, раскрыв, что 40 стран, включая и входящие в саму G20, финансируют большую часть деятельности ИГ. Хотя список Путина не был опубликован, из G20 более вероятными кандидатами на это являются Саудовская Аравия и Турция, а не Южная Корея и Япония.

Совсем недавно вице-канцлер Германии недвусмысленно обвинил саудовцев в финансировании групп суннитских радикалов.

Те, кто ожидает, что арабские государства Залива будут воевать с ИГ, игнорируют сложные политические взаимоотношения между этими странами и исламским фундаментализмом в целом. Ситуация наиболее понятна в Саудовской Аравии, где светская королевская семья удерживается у власти только с позволения теневых ваххабитских религиозных лидеров. Последние обеспечивают легитимность первых за счёт продвижения исламского фундаментализма за границей. С точки зрения членов королевской семьи, заграница для этого – лучшее место, ведь они опасаются исламской революции в стране. Фактически Саудовская Аравия поддерживает идеологию, которая угрожает её собственному существованию.

Курды

Во главе списка групп, входящих в американскую мечту о тех, кто сражался бы вместо них с ИГ, – курды. И в самом деле, пешмерга, курдское ополчение, действительно воюет в северном Ираке и Сирии, используя поставленное американцами оружие и при поддержке американских воздушных сил и советников, прилагая усилия по уничтожению боевиков ИГ.

Но видимость может оказаться обманчива. Хотя диаграмма Венна и показывает некоторое расхождение между американскими и курдскими целями, важно не проигнорировать полную картину. Курды сражаются главным образом на родине, часть которой пока полным полна боевиков ИГ, которых надо уничтожить. Курды и в самом деле могут их уничтожить, но только в границах, которые считают границами будущего Курдистана, а не в самом центре сирийских и иракских регионов, которые ныне контролирует ИГ.

Курды не только не будут воевать вместо Америки в других частях региона, вне зависимости от кого, как мы их вооружим и будем им советовать, но, по-видимому, маловероятно, что захватив контроль над обширными частями северного Ирака и Сирии, они так просто откажутся от желания заполучить часть территории, ныне принадлежащую Турции. Это опасная американская иллюзия – воображать, что Вашингтон может крутить курдским национализмом так, как он считает нужным.

Курды, теперь хорошо-вооружённые и проверенные в боях – один из джиннов, выпущенных Вашингтоном из бутылки Ближнего Востока в 2003 году, когда он вторгся в Ирак. Теперь надежды, что мощь США будет достаточна для будущей стабильности в регионе, не стоит воспринимать всерьёз. Использовать курдов для борьбы с ИГ – сделка с дьяволом.

Турки

И, говоря о сделке с дьяволом, не стоит забывать о Турции. Администрация Обамы добилась боевых полётных миссий при усилении воздушной войны против ИГ с двух баз в Турции. В обмен Вашингтон, по сути, отвернулся, когда президент Турции Реджеп Эрдоган вновь начал войну против внутренних повстанцев-курдов, по меньшей мере, частично, чтобы привлечь сторонников-националистов и выиграть выборы. Аналогично США поддержали недавние действия Турции, сбившей российский самолёт.

Когда речь идёт об ИГ, не стоит задерживать дыхание, ожидая, что Турция окажет серьёзную военную помощь. Правительство этой страны по меньшей мере закрывает глаза на контрабанду оружия в Сирию для ИГ и явно ведёт контрабанду нефти на мировые рынки. По-видимому, американские политики пока чувствуют, что лучше оставить турок в покое и просто быть им благодарными за удар по русским и открытие своего воздушного пространства для американцев.

Благодарность может оказаться неуместна. Около 150 турецких военных при поддержке 20-25 танков недавно вторглись в северный Ирак, побудив одного из парламентариев Ирака назвать эти действия «сменой правления одного чужака (ИГ) на правление другого». Турки заявили, что в том районе находятся их военные инструкторы, и они работают с местными курдами для борьбы с ИГ. Возможно также, что турки просто-напросто хотят откусить кусочек у Ирака. Как и во многих ситуациях в этом регионе, подробности неясны, но итог один: цели у турок – собственные, и вероятно, мало что добавят к региональной стабильности или к американским военным целям.

Сунниты

Из многих стратегий, предложенных для борьбы с ИГ, самая фантастическая идея – набрать и вооружить «суннитов». Она даёт потрясающую иллюстрацию любопытного, несколько иллюзорного мышления, в котором живут вашингтонские политические деятели, включая, без сомнений, и следующего президента.

Для начала, сама мысль, что США могут эффективно достичь собственных целей, набрав местных суннитов, чтобы те взяли в руки оружие и направили его против ИГ, основана на мифе – что «наращивание» во времена прошлой войны Америки в Ираке принесло победу, позже утерянную местными. Наряду с этим существует вера, явно ошибочная, в поверхностность связей между многими иракскими и сирийскими суннитами и ИГ.

В соответствии с вашингтонской мифологией, взращенной во времена так называемого наращивания 2007-2008 годов, военные США использовали деньги, оружие и мудрые аргументы, чтобы убедить племена иракских суннитов порвать с местными иракскими организациями аль-Каиды. Суннитов затем воодушевили присоединиться к созданному США коалиционному правительству. Таким образом, как говорят, США явились в момент истинного «завершения миссии» в Ираке. Политики обеих партий в Вашингтоне всё ещё полагают, что наращивание, проведённое генералом Петреусом, привело к успеху с помощью поддержки и вооружения «Движения суннитского пробуждения», и всё только для того, чтобы увидеть, как американским планам воспрепятствовал слишком скорый вывод администрацией Обамы войск из страны и внутренние иракские раздоры, которые за этим последовали. Итак, вопрос теперь таков: почему бы не «разбудить» суннитов ещё раз?

В реальности наращивание заключалось в почти 200 000 американских солдат, временно оказавшихся между суннитами и шиитами. Сюда же вошли и несказанные миллионы долларов «выплат» – в другой ситуации это было бы названо взятками – вложенные во временные альянсы США и суннитов. Центральное правительство Ирака, где доминируют шииты, никогда не подписывало соглашение, которое начало рушиться ещё до окончания американской оккупации. Замена аль-Каиды в Ираке на заново рождённое движение Исламского государства было, конечно же, неотъемлемой частью процесса распада.

После того как правительство Ирака перестало платить суннитским племенным группам, первоначально организованным американцами, эти племена почувствовали себя преданными. Всё ещё оккупировавшие Ирак, эти американцы ничего не делали, чтобы помочь суннитам. История даёт основания полагать, что большая часть размышлений суннитов в регионе с тех пор построена вокруг идеи «не дать снова себя одурачить».

Итак, крайне маловероятно, что местные сунниты снова попадутся на аналогичном соглашении, которое столь мало дало им в прошлый раз. И особенно потому, что не будет никаких новых крупных сил США, которые стали бы буфером против шиитского ополчения. Добавьте к этому глубокое убеждение суннитов, что участие американцев никогда не бывает длительным, по крайней мере, по отношению к ним самим. Что тогда стало бы с суннитами, если они снова сделали бы ставку на американцев? Ещё один шанс стать частью правительства с доминированием шиитов в Багдаде, которое ищет возможность маргинализировать их или уничтожить; правительства, усиленного теперь поддержкой Ирана или Сирии, чей хаос с лёгкостью мог бы предоставить руководству подобные же цели?

Кроме того, программа поощрения суннитов вооружиться против Исламского государства основана на предположении, что значительное их число не поддерживают это движение, особенно учитывая их нужду в защите от грабежей шиитских ополченцев. Добавьте религиозные и этнические настроения, антизападный настрой, принадлежность к племени и экономические преимущества – считается, что ИГ отдаёт некую долю своих нефтяных доходов покладистым лидерам суннитских племён – и что же именно станет мотивацией широкомасштабной суннитской трансформации в действенные наземные силы, противостоящие ИГ?

Шииты

Не сказать, чтобы об этом часто упоминали, но будучи тесно связанными с жестокостями против суннитов и мощной поддержкой Ирана, иракские шиитские ополченцы некоторыми в Вашингтоне негласно рассматриваются в качестве потенциальной антиигиловской силы. По мнению Вашингтона, они несколько сдвинулись влево, после того как иракская армия бросила вооружения и бежала от боевиков ИГ в северном Ираке в июне 2014 года и потом, в суннитском городе Рамади, в мае 2015 года.

Но даже «стратегия ополченцев», по-видимому, становится нелогична. Некоторые влиятельные шиитские ополченцы недавно объявили, к примеру, о своей оппозиции к любому дальнейшему развёртыванию американских сил в стране. Это произошло после того, как Госсекретарь США в одностороннем порядке объявил об отправке в Ирак элитных сил специального назначения для борьбы с ИГ. Эти ополченцы в глубине души не доверяют долгосрочным интересам Вашингтона (и тут-то они в хорошей компании в регионе). «Мы будет преследовать и сражаться с любыми американскими силами, развёрнутыми в Ираке», – сказал один из представителей ополчения. «Мы сражались с ним раньше и готовы решительно продолжать борьбу».

Отказ признавать реальность

Решение Обамы/Клинтон/Сэндерса/Круза/Рубио/Пентагона и прочих – пусть кто-то еще сражается с ИГ – основано на том, что вполне можно назвать иллюзиями: что региональные силы верят в американские цели (некий вариант светского правления, смещение злобных диктаторов, возможно, некое длительное американское присутствие), и этого достаточно для того, чтобы игнорировать собственные различные, конфликтующие, усиливающиеся и часто меняющиеся интересы. То есть Вашингтон продолжает убеждать сам себя, что местные политические цели не в конфликте с американскими стратегическими целями. Это иллюзия.

На самом деле цели Вашингтона в этом процессе весьма неестественны. Оставив в стороне раздутые страхи предположительно зловещих угроз ИГ «отчизне», американское решение в отношении радикального ислама – просто продолжающееся бедствие. Всё основано на попытке возрождения рухнувшей или рушащейся системы национального государства в самом сердце региона. Суровая истина в том, что никто там – ни государства Залива, ни курды, ни турки, ни сунниты, ни шииты – не воюют за Ирак и Сирию так, как это имеют в виду США.

Искусственные национальные границы были проведены после Второй мировой невзирая на этнические, религиозные или племенные реалии, а затем были установлены или поддерживались диктатуры, пережившие своё время. Западное решение, что приемлемо только светское правительство, в плохом свете выставляет влияние ислама в регионе, который зачастую видел слишком мало или не видел вообще разделения между церковью и государством.

Госсекретарь Керри может присоединяться к призывам использования «местных сил» сколь угодно часто, но реальность очевидна: политика Вашингтона в Сирии и Ираке наверняка провалится, и не имеет значения, кто именно ведёт их войну.

 

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Социалисты поддерживают НАТО и Империю США

На недавней ежегодной конференции организации «Ветераны за мир» вице-президент VFP Джерри Кондон сказал: «Движение за мир в США демобилизовано дезинформацией о Сирии». ...

Подробнее...

Напоминание о прошлом через 15 лет после 11 сентября 2001 года

В 15 годовщину 11 сентября огромное количество вопросов о том, что — и почему — случилось тем утром 2001 года, остаётся без ответа, и вероятно, уже навсегда. ...

Подробнее...

К турецко-российской перезагрузке подключается Иран

Президент США Барак Обама решил «повысить уровень» миссии, запланированной Вашингтоном на 24 августа в Анкару, с дипломатического до политического.  Это только подчёркивает осознаваемое им далеко...

Подробнее...

Что Тони Блэр узнал о Ближнем Востоке: абсолютно ничего

Обычно любой, кто критикует Джереми Корбина, гарантировано получает полную поддержку британских СМИ, которые очевидно ощущают, что не нужно даже прикидываться внепартийными, когда речь идет о лидере Л...

Подробнее...

Тайное становится явным: Империя зла Эрдогана

Глава турецкого государства Эрдоган, возможно, думает, что у него в Турции всё под контролем, но вокруг его шеи затягивается пресловутая петля, по мере того как неопровержимые доказательства его импер...

Подробнее...

Google+