Вашингтон в Стране чудес

В Ираке чем дальше, тем страньше

В Ираке чем дальше, тем страньше

Существует специфическая форма безумия, когда видимость разумности отвлекает внимание от безумия, скрывающегося под внешностью. Когда Алиса нырнула в кроличью нору, чтобы оказаться там, где ухмыляющиеся коты указывали направление, неучтивые гусеницы раздавали советы, а похлёбка из телячьей головы выдавала себя за черепаховый суп, вот тогда она испытала нечто подобное.

 И всё же, как гласит старая поговорка, истинное может оказаться страньше, чем воображаемое. Для иллюстрации такого явления в реальной жизни достаточно взглянуть на Вашингтон и его подход к политике национальной безопасности. При ближайшем рассмотрении всё кажется связанным. Выгляните из кроличьей норы, и полнейшее безумие быстро станет явью.

Взгляните на этот свежий заголовок: «Для борьбы с ИГИЛ США отправят 2000 противотанковых управляемых ракет в Ирак».  Статья под ним описывает инициативу Пентагона по усилению потрёпанной иракской армии со срочными поставками гранатомётов АТ-4. Улучшенная версия старой базуки АТ-4 разработана чтобы пробивать бронеавтомобили.

Учитывая специфические местные условия, решение, в общем-то, имеет смысл. Иракские силы нуждаются в чём-то для противодействия грозной тактике ИГ – террористов-смертников на тяжелобронированных автомобилях. Улучшенные противотанковые возможности определённо могут помочь иракским войскам уничтожить таковых до того, как они доберутся до намеченных целей. Логика просто железная. Чем скорее это вооружение попадёт в руки иракцев, тем лучше для них – и значит, для нас.

Тем не менее, как выяснилось, предпочтительным транспортом для ИГИЛ в наши дни стал бронированный «Хамви». В июне 2014-го, когда иракская армия оставила второй по величине город, Мосул, у ИГИЛ было 2 300 «Хамви» американского производства. С той поры они захватили их ещё больше.

Поскольку американские войска уходили из Ирака с 2011 года, они завещали парк «Хамви» «новой» иракской армии, в которую вложили до  $25 миллиардов. Повторюсь, логика этого шага была безупречна: иракские войска нужно оснащать, а отправка «Хамви» назад в Соединённые Штаты превысила бы их собственную стоимость. Лучше отдать их тем, кто сможет их с пользой использовать. Да кто мог бы поспорить?

До передачи б/у техники американские войска потратили годы на попытки умиротворить Ирак, где порядок был во многом разрушен вторжением в 2003-м году. Американский контингент в Ираке обладал массой танков и другого тяжёлого вооружения, но когда страна впала в состояние мятежа и гражданской войны, на патрулирование иракских городов потребовалось что-то близкое форсированным полицейским авто. Готовые  «Хамви» отвечали всем требованиям. Как оказалось, оперировавшие на местах соединения по существу, использовали негабаритные джипы, которые были уязвимы для огня снайперов и дорожных фугасов, и «защищённость» этих автомобилей ради защиты оккупантов не стала биномом Ньютона – что и признал в итоге министр обороны Дональд Рамсфельд.

На каждом шагу принятые решения обладали определённой очевидной логикой. И только когда доходит до конца – до передачи иракцам произведённого в США оружия для разрушения особо защищённых американских военных автомобилей, ранее поставленных тем же иракцам – вот тут и раскрывается странно порочная и серьёзная эксцентричность в стиле «Алисы в Зазеркалье».

АТ-4, разносящие эти самые «Хамви» – скрестим пальцы, что противотанковое вооружение не попадёт в руки боевиков ИГИЛ – в любой происходящей ситуации показывает в миниатюре всё большее безумие вашингтонской политики, замаскированное под поверхностную логику.

«Хамви»

Продвижение политики, которая уже явно провалилась

Позвольте иллюстрацию из первых рук. Неделю тому назад я участвовал в новостной программе сетевого телевещания, где обсуждалась американская политика в Ираке и, в частности, проблемы, связанные с ИГИЛ. Гостями программы были бывший министр обороны и директор ЦРУ Леон Панетта, бывший заместитель министра обороны по политике и нынешний исполнительный директор  Вашингтонского совета экспертов Мишель Флоурни и четырёхзвездный генерал в отставке Энтони Зинни, который когда-то возглавлял Центральное командование американских вооружённых сил.

Вашингтон – город, в котором всё, что происходит в очередном цикле новостей, перевешивает все расчеты, хоть в недавнем, хоть в далёком прошлом. Итак, ведущая начинала обсуждение с обращения к участникам с просьбой прокомментировать озвученное ранее в тот же день решение президента Обамы дополнить 3 000 контингент, осуществляющий в Ираке миссию по подготовке и снабжению, ещё 450 американскими солдатами, наращивая усилия США по противодействию ИГИЛ.

Первым выступил Панетта и выразил полное одобрение инициативы. «Ну, без сомнения, я думаю, президент предпринял верный шаг по поддержке наших инструкторов и советников». Больше таких шагов – передача оружия иракским курдам и суннитам и размещение американских сил специального назначения для преследования террористов – «будут просто необходимы, чтобы прийти к выполнению миссии, к которой мы приступили».  Миссия имела решающее значение. Если ИГИЛ не будет повержена, она превратит Ирак в «базу для нападения на нашу страну и атак на нашу родину».

Флоурни выразила схожее мнение. Она назвала решение о дополнительном направлении инструкторов «хорошим и умным шагом», хотя она надеется, что это «лишь первый шаг из широкой серии» действий по эскалации. В любом случае, её мнение об ИГИЛ было более мрачным, чем бывшего босса Пентагона. Она назвала их «новым джихадом – бесчеловечным джихадистским авангардом на Ближнем Востоке и во всем мире». Если их не остановить, ИГИЛ, вероятно, станет «глобальной сетью» с «транснациональными целями», причём «тысячи иностранных боевиков» с Запада и из стран Персидского залива в итоге «вернутся и будут искать возможности вести джихад в родных странах».

Генерал Зинни позволил себе не согласиться – не с природой опасности, противостоящей Вашингтону, а с тем, что с ней делать. Он описал нынешнюю политику, как «почти дежавю», возврат «к Вьетнаму до того, как мы ввели сухопутные подразделения. Мы втягиваем всё больше и больше советников и поддержки»

«Мы полностью не привержены этой борьбе, – сокрушался генерал. – Мы используем термины, вроде «ликвидировать». Я могу сказать, что можно ввести сухопутные части сейчас же, и мы сможем ликвидировать ИГИЛ». Зинни предлагал сделать именно так. Никаких колебаний. Шаблон действий – уже под рукой. «Недавняя победа, явная победа, мы же её добились в войне в Заливе», сказал он. И каковы ключи к успеху? «Мы использовали неодолимую силу. Мы быстро закончили. Мы отправились в ООН и получили резолюцию. Мы выстроили коалицию. И это должно стать образцом, к которому надо стремиться». Короче говоря, потрясающий успех, удар и возвращение домой.

Панетта не согласился. У него в голове – иной шаблон. Иракская война 2003-2011 годов ясно показала, что «мы знаем, как это сделать, и мы знаем, как победить при этом». Настоящий ключ к успеху в том, чтобы развязать американским генералам руки, чтобы сделать то, что необходимо. «Всё, что нам надо – иметь возможность дать нашим военным командирам гибкость в разработке не только стратегии для подрыва ИГИЛ, но и более общей стратегии, которая нужна для того, чтобы нанести поражение ИГИЛ». Спустить с привязи отряд «Дельта» или 6-й отряд СпН ВМС и придать им в дополнение к тому, что необходимо, беспилотники с ракетами, – этого, вероятно, будет достаточно.

Со своей стороны Флоурни сочла, что основная проблема в том, «чтобы удостовериться в возможности Ирака удержать территорию, длительно обеспечить безопасность, чтобы ИГИЛ не мог вернуться. И сюда входит более широкий политический компромисс», – который иракцам необходимо организовать. По большому счёту решение состояло в том, чтобы иракская армия желала и могла сражаться, а иракское правительство желало и могло эффективно руководить. А с этим ещё предстоит много работать.

Тут Панетта заметил, что это маловероятно, если только США вплотную не займутся этой проблемой. «Если США не обеспечат руководство в этом кризисе, этого никто не сделает». Это было совершенно ясно. Другие страны и сами иракцы могли бы подключиться, «но нам необходимо обеспечить руководство. Мы не можем просто стоять в стороне, сложа руки. Я имею в виду… расспросите людей в Париже, что случилось там из-за ИГИЛ. Спросите людей в Брюсселе, что случилось там из-за ИГИЛ. Что случилось в Торонто? Что случилось в нашей стране в результате угрозы со стороны  ИГИЛ?»

В конечном счёте всё свелось к желанию Америки принести порядок и стабильность вместо хаоса и неразберихи. Только США обладают необходимым сочетанием мудрости, компетентности и мощи. Вот с этим  Флоурни и Зинни с готовностью согласились.

С Алисой в Вашингтоне

Участвовать в обмене мнениями с этими столпами вашингтонского истеблишмента было весьма поучительно. Только номинально их замечания можно считать обсуждением. Несмотря на поверхностные различия, дискуссия на самом деле была упражнением по подтверждению теологии американской национальной безопасности – такие неотъемлемые вопросы веры, которые определяют непрерывность политики Вашингтона, какая бы администрация не была у власти.

В этом отношении частичные разногласия по отдельным моментам маскировали глубокий консенсус, состоящий из трёх элементов:

  • ИГИЛ представляет собой нечто близкое угрозе существования США, уходящее корнями в тоталитарные идеологии прошлого века; возможно, фашизм и коммунизм уже ушли, но опасность остаётся.
  • Если США не заявят о своём праве на проблему Ирака,  перспектива «решения» её – нулевая; только действия или бездействие Вашингтона определяют судьбу планеты.
  • Осуществление руководства подразумевает, а на самом деле и требует, участия вооружённых сил; без готовности использовать военную силу глобальное лидерство немыслимо.

В основе своей цель истеблишмента национальной безопасности, в том числе и в СМИ, состоит в том, чтобы прикрыть тройственный консенсус от критического разбирательства. Это требует сужения широты анализа так, чтобы исключить всё, кроме здесь и сейчас. Обсуждение, в котором я принимал участие, предоставило механизм этих действий. Это было упражнение, направленное на стимулирование коллективной амнезии.

Итак, что бывший министр обороны, член экспертного совета и генерал в отставке предпочли не говорить при раздражении из-за ИГИЛ, столь же показательно, как и то, что они сказали. Вот кое-что из того, что они предпочли пропустить:

  • ИГИЛ не существовал бы, если бы не было бессмысленного американского вторжения в Ирак – и разрушения страны – это в первую очередь; именно мы создали вакуум, который теперь ИГИЛ пытается заполнить.
  • С 2003 по 2011 годы усилия американских военных умиротворить оккупированный Ирак оказались успешны только в создании небольшого интервала, позволившего Соединённым Штатам уйти, не признавая поражения; никоим образом «наша» иракская война не привела хоть к чему-то, отдалённо напоминающему победу, несмотря на уже забытые потери тысяч жизней американцев и расходы в триллионы долларов.
  • Более десятилетия и с крайне значимыми затратами США пытались создать в Ираке правительство, которое действительно руководило бы, и армию, которая сражалась бы; результаты этих усилий говорят сами за себя – они полностью провалились.

Таковы факты. Признание их может подсказать следующие выводы: любой, кто предлагает Вашингтону способы исправить положение в Ираке, должен продемонстрировать определённое смирение. Смысл этих фактов – за которыми скрывается политический провал эпического масштаба – может даже оказаться основой интересных дискуссий на национальном телевидении. Но это предполагало бы желание заниматься серьёзным самоанализом. А это в культуре Вашингтона не приветствуется, особенно в вопросах, связанных с основами политики  национальной безопасности.

Мой собственный вклад в теледебаты был скромным и бесплодным. Ближе к концу ведущая дала мне шанс выступить. Она спросила, что я думаю о вкладе Панетты в незаменимость американского руководства.

Хорошая подача, мне бы следовало воспользоваться ей и выкинуть мяч с поля. А я нарушил правила. Мне бы надо было сказать следующее: руководство означает нечто иное, чем простое повторение и комбинирование прошлых ошибок. Оно требует большего, чем просто цепляться за политику, которая с треском провалилась. Оставаться сознательно слепым к этим провалам – не руководство, это безумие.

Нельзя сказать, что если бы я это сказал, это имело бы значение. Когда речь идёт об Ираке, мы уже снова на полпути в кроличьей норе Алисы.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Разделённая Эрдоганом Турция станет добычей врагов

Критики утверждают, что открыто жульнический турецкий референдум завершает парламентскую демократию в стране и даёт президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия. Наиболее неожиданным асп...

Подробнее...

Конец демократии в Турции?

В последние дни перед тем, как 16 апреля турки на референдуме проголосуют давать ли президенту Реджепу Тайипу Эрдогану диктаторские полномочия и по сути покончить с парламентским правлением, настроени...

Подробнее...

Письмо из Тегерана: Трамп — «базарный торговец»

Иранский парламент только что стал принимающей стороной ежегодной конференции по Палестине и, помимо прочих сановников — включая Верховного лидера Ирана Аятоллу Хаменеи и президента Хассана Роухани — ...

Подробнее...

Сдвиг парадигмы на Ближнем Востоке: Иран — решение, а не проблема

На прошлой неделе в ходе Мюнхенской конференции по безопасности возник хорошо организованный альянс против Ирана. Обстановку задал Майк Пенс, когда назвал Тегеран «главным государством-спонсором терро...

Подробнее...

Что собираетесь делать с Афганистаном, президент Трамп?

Эксцентричное президентство мистера Дональда Трампа мчится от одной политической идеи к другой, что-то смешивая, что-то отменяя и изобретая что-то ещё на ходу, одновременно пытаясь справиться с устрое...

Подробнее...

Google+