Национализация Кубой собственности США в 1960 году

Историческое и мировое значение

Национализация Кубой собственности США

В стремлении как минимум частично воплотить Статью III закона Хелмса-Бёртона, принятого в 1996 году, администрация Трампа воскресила проблему национализации кубинским правительством собственности США на Кубе, проведённой в 1960 году.

Конфликт между США и Кубой из-за национализации американской собственности представляет собой отдельный случай и историческом и так и нерешенном конфликте между мировой державой и страной Третьего мира. Конфликт стал очевидным в 1955 году, когда руководители двадцати трех обретших независимость стран Азии и Африки провели встречу в индонезийском Бандунге. Они стремились изменить глобальную модель экономики, навязанную во время колониального доминирования европейских держав, и потому были сторонниками единства и экономического сотрудничества вновь ставших независимыми стран, помимо других стратегий.

Лидеры обретающего очертания проекта Третьего Мира в 1961 году встретились в югославском Белграде, где основали Движение неприсоединения. Среди его основателей были такие гиганты той эпохи, как Тито, Сукарно, Нассер, Чжоу Эньлай, Нкрума и Бен-Юссеф. Куба в числе основателей была представлена президентом Революционного правительства Освальдо Дортикосом. Революционная Куба и латиноамериканские движения, отражая историческую полуколониальную и нынешнюю современную полуколониальную ситуацию, стремились к перспективе, подобной новым независимым странам Азии и Африки.

Движение Неприсоединения выросло на принципах Хартии ООН, в том числе «равноправии и праве на самоопределение народов» и «суверенного равенства всех» стран. И проект Третьего Мира  всерьёз воспринял утверждение Хартии, что «Объединенные нации должны продвигать более высокие стандарты жизни… и условия экономического и социального прогресса и развития».

В то же время в проект Третьего мира показал необходимость формулирования принципов с точки зрения неоколонизированных народов, и, соответственно, было разработано предложение об альтернативной мировой системе, не построенной на колониальных основах. В принятой 1 мая 1974 года Генеральной Ассамблеей ООН «Декларации об установлении нового международного экономического порядка» изложены двадцать принципов, на которых должен основываться новый международный экономический порядок.

Принципы, закрепленные в «Декларации об установлении нового международного экономического порядка» включали право государств на национализацию собственности, что необходимо для получивших независимость наций, если  они  намерены осуществлять суверенитет над национальными ресурсами и экономическое и социальное развитие. Далее документ устанавливает, что никакая страна не может быть подвергнута насилию с целью воспрепятствования осуществлению этого права.

Политическая, экономическая и социальная ситуация на Кубе в 1959 году требовала от революционного правительства осуществления права на национализацию. Более половины сельскохозяйственных земель находились в руках иностранцев, а восемьдесят пять процентов крестьян работали на земле, которой не владели. Аграрная реформа была провозглашена статьёй Кубинской Конституции 1940 года, но так и не была воплощена в жизнь преследующими правительствами. Обнародованной 16 октября 1953 года революционной программой, известную как «История меня оправдает», Фидель Кастро провозгласил первоначальное перераспределение земли в пользу фермеров-арендаторов  и сборщиков урожая с компенсацией владельцам, и последующий закон о сельскохозяйственной реформе, основанный на дальнейших исследованиях. 10 октября 1958 года армия мятежников в Сьерра-Маэстро провела закон, передающий владение земли, на которой они работают, мелким крестьянам. Когда пришла к власти революционеры, руководство посчитало сельскохозяйственную реформу значительной экономической мерой, необходимой для социального и экономического развития нации, и обрело поддержку подавляющего числа граждан.

Закон об аграрной реформе был принят революционным правительством 17 мая 1959 года. Закон установил размер максимального количества земли в руках одного собственника в 406 га. Он признавал конституционное право собственников на компенсацию и определил стоимость компенсации в том, что владельцы заявили в налоговых отчётах. Он установил платёж в форме «Облигаций аграрной реформы», которые должны были накапливаться с годовой процентной ставкой не более 4,5%, и они подлежали погашению через двадцать лет.

Закон об Аграрной реформе стал ударом в сердце экономических отношений между Кубой и США, и определил анти-неоколониальный характер Кубинской революции. Правительство США немедленно запустило идеологическую кампанию против кубинского революционного правительства, привлекая призрак коммунизма. 17 марта 1960 года администрация Эйзенхауэра начало планирование поддерживаемого США вторжения кубинских контрреволюционеров, базировавшихся в Майами. 2 июля 1960 года Конгресс США дал право президенту отменить американо-кубинские квоты на сахар, и 6 июля 1960 года президент Дуайт Эйзенхауэр  сократил американские закупки сахара на 23% ниже квоты, стремясь спровоцировать экономические трудности на Кубе. После неудачи с вторжением в заливе Свиней 17 апреля 1961 года правительство США перешло к  блокаде торговли с Кубой и поддержке террористической деятельности на острове, помогая контрреволюционным террористическим организациям, базирующимся в Майами. Целью политики США было то, что мы сегодня называем сменой режима, в стремлении восстановить правительство, подчиняющееся американским интересам в соответствии с требованиями неоколониального мирового порядка.

Победившая Куба не желала конфликта с США, она хотела сотрудничества на основе уважения своего суверенитета. Кубинское мнение очевидным образом просматривается по Закону 851, изданному революционным правительством 6 июля 1960 года. Закон даёт право президенту и премьер-министру национализировать американскую собственность посредством совместной резолюции. Устанавливалась компенсация за национализированную собственность с помощью правительственных бондов с ежегодными процентами 2%, причём выплаты должны начаться в период не менее 30 лет. Закон требовал, чтобы Национальный Банк Кубы создал фонд, в котором будут находиться депозиты кубинского правительства в количестве 25% от стоимости закупаемого США сверх квот кубинского сахара. Таким образом, закон предполагал взаимовыгодное положение, связывая компенсации за национализированную собственность с американо-кубинской торговлей сахаром. Посредством более высокий закупок сахара США и использованием Кубой дополнительного дохода для финансирования компенсаций и вложений в промышленное развитие, Закон 851 обеспечивал трансформацию эксплуатации центром периферии в сотрудничество Север-Юг. Однако кубинское предложение было отвергнуто одновременным сокращением американских закупок сахара ниже квот (о чём было объявлено в тот же день, 6 июля) и последовавшей политикой стремления к смене режима. Тем не менее, тридцать дней спустя в заявлении о Совместной Резолюции №1, Фидель, по-видимому, ещё надеялся, что правительство США примет предложение о компенсациях  через закупки США сахара сверх квот.

О Совместной резолюции №1 было объявлено 6 августа 1960 года. В ней объявлялось о принудительной покупке двадцати шести американских компаний, в том числе двадцати одной сахарной. Резолюция объясняла исторический контекст и необходимость экспроприации принадлежащих США земель под плантациями сахарного тростника, и отмечалось, что «компании-производители сахара захватили лучшие земли нашей страны» в первые десятилетия двадцатого века, во время вторжения «ненасытных и беспринципных» иностранных капиталистов, которые «получили во много раз больше, чем вложили», и что «обязанностью латиноамериканских народов должно быть стремление вернуть свои национальные богатства, забрав контроль над ними у монополий и иностранных деловых кругов, которые препятствуют прогрессу народов, занимаются политическим вмешательством и нарушают суверенитет слаборазвитых народов Америки». В соответствии с законом об Аграрной реформе  экспроприированные земли были использованы для развития государственных сельскохозяйственных предприятий и перераспределены  бесплатно среди крестьян, работавших на земле, которое они не владели, причём каждый получил «жизненно необходимый минимум» 26,85 гектара и всех поощряли сформировать добровольные сельскохозяйственные кооперативы.

Совместная резолюция №1 к тому же национализировала принадлежавшую Соединённым Штатам электрическую компанию и принадлежавшую им же телефонную компанию, обе они выставляли исключительно высокую плату за услуги, сокращение которой было популярным требованием ещё до победы революции. Кроме того, были национализированы три нефтеперерабатывающих завода, которые исторически устанавливали для кубинских оптовым торговцам более высокую цену, и которые незадолго до этого отказались перерабатывать советскую нефть, закупленную кубинским правительством по льготной цене, вынудив правительство воспользоваться соглашением 1938 года и потребовать переработать нефть. Под контролем государства цены на электричество, телефон и бензин существенно снизились.

Совместная резолюция №2 от 17 сентября 1960 года национализировала три американских банка на Кубе. Исторически кредитная политика американских банков предпочитала эксплуатацию кубинского  сырья и импорт произведённых в США товаров, что ограничивало промышленное развитие Кубы. После победы революции банки одобрили политику, нацеленную на сокращение американо-кубинской торговли, поддерживая усилия правительства США удушить кубинскую экономику. Совместная резолюция №3 24 октября 1960 года ввела национализацию оставшихся 166 объектов США на Кубе. В список попали 29 страховых компаний, 18 химических предприятий, 18 добывающих, 15 импортирующих машины и механизмы, 11 гостиниц и баров и 7 металлургических компаний. Эта национализация стала ответом на продолжающуюся агрессивность американского правительства по отношению к Кубинской Революции, включающую введённый 19 октября запрет на экспорт американских товаров на Кубу.

Правительство Кубы постоянно заявляло о своей готовности вести переговоры с правительством США по любым требованиям, которые могли возникнуть у американских собственников, попавших под национализацию. Придерживаясь такой позиции, правительство Кубы вело переговоры о соглашениях с пятью странами, выдвинувшими требования своих граждан из-за кубинской национализации: Францией (соглашение 16 марта 1967 года), Швейцарией (2 марта 1967 года), Соединённым Королевством (18 октября 1978 года), Канадой (7 ноября 1980 года) и Испанией (26 января 1988 года).

При отсутствии поддержки сотрудничества со стороны США революционная Куба продолжала идти по пути суверенитета, который включал заявление о социалистическом характере революции, развитие народной демократии с массовыми организациями, массовыми собраниями, выставление кандидатур на собраниях с соседями и с органами народовластия, альтернативными структурам представительной демократии. В то же время США продолжали свою политику смены режима, установив запрет на экономические, торговые и финансовые операции с Кубой. Закон Хелмса-Бёртона от 1996 года позволял правительству США продолжать принудительные экономические меры до тех пор, пока Куба не заменит структуры народной демократии структурами представительной демократии.

Конфликт между Кубой и США остается нерешённым, поскольку глобальный конфликт Север-Юг, частью которого он является, также остается нерешённым. Неоколониальные мировые державы игнорируют одобрение Генеральной Ассамблеей ООН Нового международного экономического порядка. Двигаясь в противоположном направлении, они ведут неолиберальную экономическую политику в нео-колониях мира и, далее, с расширением новой формы терроризма в качестве предлога, они начинают агрессивные войны на Ближнем Востоке.

Как революционная Куба настаивает на своем суверенном пути, так и правительства стран Третьего мира упорствуют в своём стремлении к новому международному экономическому порядку. Эта настойчивость проекта Третьего Мира очевидна в эволюции Движения Неприсоединения, которое выросло до 120 стран-членов.  Движение с 1982 по 2006 было захвачено приспособленцами к неолиберализму, но с 2006 года, когда Куба второй раз стала президентом Движения, оно вернулось к принципам периода 1955-1982. В то же время за последние двадцать лет Латинская Америка и Карибы развивали региональные ассоциации, введя в практику призыв Бандунга к единству и экономическому сотрудничеству. Эти региональные ассоциации и прогрессивные правительства региона развивают экономическое сотрудничество и политические альянсы с Китаем, Россией, Вьетнамом и Ираном, чьи руководители взывают к дискурсу и духу Бандунга.

В свете продолжающегося структурного кризиса мировой системы и относительного экономического упадка США, империалистическая политика Соединённых Штатов в отношении Латинской Америки более не жизнеспособна. Агрессивная политика Трампа в отношении Венесуэлы, Кубы и Никарагуа имеет ещё меньше шансов по мере того, как всё большая милитаризация и экономическая агрессивность ускоряют экономический и коммерческий упадок США, что обостряет структурные противоречия мировой системы. Мировая система, основанная не сотрудничестве и взаимовыгодной торговле, настойчиво предлагаемая неоколонизированными народами, представляет собой необходимый путь для человечества.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Через 16 лет после иракской войны США стали нацией пассивных неоконов

Прошло шестнадцать лет, и память об иракской войне отдалилась для многих, кроме миллионов людей — иракцев и американцев — которые видели, как их жизни разрушает величайшая ложь, когда-либо проданная а...

Подробнее...

Другая Украина

Большинству читателей нет нужды представлять Украину, страну в Восточной Европе, ведь она была и постоянно остаётся на страницах газет и на экранах телевидения благодаря продолжающемуся там геополитич...

Подробнее...

Выучить настоящие уроки Ялты, дабы воспрепятствовать Третьей Мировой

Разбирающиеся в политике американцы, особенно объявившие себя «несгибаемыми» нео-либералами и нео-консерваторами, навязчиво ненавидят Крым уже 73 года, с тех самых пор, как обнародовали миф о «порочно...

Подробнее...

Сделать войны Америки снова великими

«Я еду в Сайгон, — сказал в прошлом месяце министр обороны Джеймс Мэттис, но затем поправился, — В Хошимин — бывший Сайгон». В пятый раз Мэттис встречался со своим вьетнамским коллегой, министром...

Подробнее...

Чему может научить нас Чингисхан в смысле американской политики

Авраам Линкольн, Джордж Вашингтон, Уинстон Черчилль, даже Барак Обама… есть много исторических личностей, к которым американцы обращаются за вдохновением во времена политических смут. ...

Подробнее...

Google+