Нравственность и политика

Нравственность и политика

То и дело бродя по миру русской политической философии, я натыкаюсь на что-нибудь, чем хочется поделиться. Так случилось и вчера, когда я читал статью «Нравственность и политика», написанную в 1891 году русским философом Владимиром Соловьёвым.

Соловьёв выстраивает свои аргументы на языке христианства, но я думаю, что даже убеждённый атеист найдёт многое, с чем согласится. Более того, хотя это было написано 130 лет назад, в статье многие соответствует нынешним временам. И хотя кое-кто может с лёгкостью обвинить Соловьева в излишнем идеализме, иногда приятно прочитать нечто, подталкивающее в положительном направлении.

В частности, я был потрясён осуждением Соловьевым выражения национальной исключительности и самодовольных империалистических зверств, к которым он приводит. В то же время меня потряс и его отказ позволять этим зверствам вызывать вражду западных государств, которые он критиковал. Наоборот, он заканчивает свою статью призывом к примирению между Востоком и Западом, и утверждает, что стремление к такому примирению составляет международную обязанность России.

Мой приблизительный перевод статьи дан ниже. Я многое вырезал, чтобы сделать статью более подходящей по объему для блога. В частности, я убрал массу материала во второй части статьи, где обсуждаются русско-польские отношения, и которая ошеломила меня, как менее соответствующая сегодняшнему дню ( хотя даже здесь можно найти фрагменты, актуальные и ныне — например, утверждение Соловьёва, что «Польша скорее согласится утопиться в немецком море, чем искренне примирится с Россией… значение Польши становится ясным в качестве авангарда католического Запада против России»).

Вот краткое изложение:

Полное разделение между нравственностью и политикой составляет одно из господствующих заблуждений и зол нашего века. С точки зрения христианской и в пределах христианского мира, эти две области — нравственная и политическая — хотя и не могут совпадать друг с другом, однако должны быть теснейшим образом между собою связаны.

Как нравственность христианская имеет в виду осуществление царства Божия внутри отдельного человека, так христианская политика должна подготовлять пришествие царства Божия для всего человечества как целого, состоящего из больших частей — народов, племён и государств.

Прошедшая и настоящая политика действующих в истории народов имеет очень мало общего с такою целью, а большею частью и прямо ей противоречит — это факт бесспорный…

Согласно общераспространенному мнению, каждый народ должен иметь свою собственную политику, цель которой — соблюдать исключительные интересы этого отдельного народа или государства. В последнее время всё громче и громче раздаются у нас патриотические голоса, требующие, чтобы мы не отставали в этом от других народов и также руководились бы в политике исключительно своими национальными и государственными интересами, и всякое отступление от такой «политики интереса» объявляется или глупостью, или изменою.

Быть может, в таком взгляде есть недоразумение, происходящее от неопределённости слова «интерес»: всё дело в том, о каких именно интересах идёт речь. Если полагать интерес народа, как это обыкновенно делают, в его богатстве и внешнем могуществе, то при всей важности этих интересов несомненно для нас, что они не должны составлять высшую и окончательную цель политики, ибо иначе ими можно будет оправдывать всякие злодеяния, как мы это и видим.

Наши патриоты смело указывали на политические злодеяния Англии как на пример, достойный подражания. Пример в самом деле удачный: никто и на словах и на деле не заботится так много как англичане о своих национальных и государственных интересах. Всем известно, как ради этих интересов богатые и властительные англичане морят голодом ирландцев, давят индусов, насильно отравляют опиумом китайцев, грабят Египет. Несомненно, все эти дела внушены заботой о национальных интересах.

Глупости и измены тут нет, но бесчеловечия и бесстыдства много... Смеем думать, что истинный патриотизм согласен с христианскою совестью, что есть другая политика кроме политики интереса, или, лучше сказать, что существуют иные интересы у христианского народа, не требующие и даже совсем не допускающие международного людоедства.

Что это международное людоедство есть нечто непохвальное, чувствуется даже теми, которые им наиболее пользуются. Политика материального интереса редко выставляется в своём чистом виде. Даже англичане, самодовольно высасывая кровь из «низших рас» и считая себя вправе это делать просто потому, что это выгодно им, англичанам, нередко, однако, уверяют, что приносят этим великое благодеяние самим низшим расам, приобщая их к высшей цивилизации, что и справедливо до некоторой степени. Здесь, таким образом, грубое стремление к своей выгоде превращается в возвышенную мысль о своём культурном призвании.

Но всё-таки принцип высшего культурного призвания есть принцип жестокий и неистинный. О жестокости его ясно говорят печальные тени народов, подвергнутых духовному рабству и утративших свои жизненные силы. А неистинность этого принципа, его внутренняя несостоятельность, явно обличается его неспособностью к последовательному применению. Вследствие неопределённости того, что собственно есть высшая культура и в чем состоит культурная миссия, нет ни одного исторического народа, который не заявлял бы притязания на эту миссию и не считал бы себя вправе насиловать чужие народности во имя своего высшего призвания.

Но притязание одного народа на привилегированное положение в человечестве исключает такое же притязание другого народа. Следовательно, или все эти притязания должны остаться пустым хвастовством, пригодным только как прикрытие для утеснения более слабых соседей, или же должна возникнуть борьба не на жизнь, а на смерть между великими народами из-за права культурного насилия. Но исход такой борьбы никак не докажет действительно высшего призвания победителя; ибо перевес военной силы не есть свидетельство культурного превосходства.

Идея культурного призвания может быть состоятельной и плодотворной только тогда, когда это призвание берётся не как мнимая привилегия, а как действительная обязанность, не как господство, а как служение.

Есть у народа интерес, есть у него и совесть. И если эта совесть слабо обнаруживается в политике и мало сдерживает проявления национального эгоизма, то это есть явление ненормальное, болезненное, и всякий должен сознаться, что это нехорошо. Нехорошо международное людоедство, оправдываемое или не оправдываемое высшим призванием.

В пределах одного и того же народа сограждане повседневно эксплуатируют, обманывают, а иногда убивают друг друга, однако же никто не заключает из этого, что так и должно быть; отчего же такое заключение получает силу в применении к высшей политике?

Возводить свой интерес, своё самомнение в высший принцип для народа, как и для лица, значит узаконивать и увековечивать ту рознь и ту борьбу, которые раздирают человечество. Общий факт борьбы за существование, проходящий чрез всю природу, имеет место и в натуральном человечестве. Но весь исторический рост, все успехи человечества состоят в последовательном ограничении этого факта, в постепенном возведении человечества к высшему образцу правды и любви.

Что же, христианство упраздняет национальность? Нет, но сохраняет её. Упраздняется не национальность, а национализм... Мы различаем народность от национализма по плодам их. Плоды английской народности мы видим в Шекспире и Байроне, в Беркли и в Ньютоне; плоды же английского национализма суть всемирный грабёж, подвиги Уоррена Гастингса и лорда Сеймура, разрушение и убийство… Народность, или национальность, есть положительная сила, и каждый народ по особому характеру своему назначен для особого служения. Различные народности суть различные органы в целом теле человечества… но... может возникнуть стремление выделиться и обособиться от него. В таком стремлении положительная сила народности превращается в отрицательное усилие национализма... Доведённый до крайнего напряжения, национализм губит впавший в него народ, делая его врагом человечества.

Не должно себя обманывать: бесчеловечие в международных и общественных отношениях, политика людоедства, погубит в конце концов и личную, и семейную нравственность, что отчасти уже и видно во всём христианском мире. Человек всё-таки есть существо логичное и не может долго выносить чудовищного раздвоения между правилами личной и политической деятельности… Должно, хотя бы сперва только в теории, признать высшим руководящим началом всякой политики не интерес и не самомнение, а нравственную обязанность.

Это не означает, что у народов нет законных интересов или истинного призвания, а наоборот, предполагает и то, и другое. Ибо если мы признаем, что у каждой народности есть моральный долг, то, несомненно, выполнение этого долга связано с её подлинными интересами и её истинным призванием. Это не требует, чтобы народы игнорировали материальные интересы и вообще не думали о своём особом призвании; для этого нужно только, чтобы они не вкладывали в них свою душу и чтобы это не стало конечной целью, которой они служат.

Давить и поглощать других для собственного насыщения есть дело одного животного инстинкта, дело бесчеловечное и безбожное как для отдельного лица, так и для целого народа. — Величаться своим высшим призванием, присваивать себе пред другими особые права и преимущества есть дело гордости ... дело человеческое, но также нехристианское… Каждый народ должен думать только о своем долге, не оглядываясь на другие народы, ничего от них не требуя и не ожидая. Не в нашей власти заставить других исполнять их обязанность, но исполнить свою мы можем и должны.

Ближайшим образом наша историческая обязанность предстает нам в виде польского вопроса... и польский вопрос есть лишь фазис великого восточного вопроса... Итак, наш восточный вопрос есть спор первого, западного Рима со вторым, восточным Римом, политическое представительство которого ещё в XV веке перешло к третьему Риму — России… или должен  представлять собою третье, примиряющее две враждебные силы, начало? ... примирение неизбежно предстоит для России: без него она не может послужить делу Божию на земле… В силу всего этого мы воздержимся от самовольного осуждения Запада и постараемся расчистить мысленный путь, ведущий к сближению двух христианских миров.

Комментарии:

Mao Cheng Ji

Вау, какая прекрасная вещь. Спасибо.

Однако, не сказать, что применимо в «демократической» политике наших дней. А что такое «польский вопрос!?

PaulR

Польский вопрос связан со статусом Польши в Российской Империи — следует ли её русифицировать? Или восстановить ее автономию? Или дать независимость ? И так далее.

 Mikhail

Польша никогда не была русифицирована до такой степени, как некоторые предполагают, о чём свидетельствует количество польских католических церквей, которым позволяла действовать Российская Империя, а также польский герб на российском двуглавом орле и Орден Святого Станислава российского правительства.

Некоммунистическая Россия была на грани признания независимости Польши приблизительно в то время, когда британцы рассматривали то же самое в отношении Ирландии. Камнем преткновения для признания Россией независимости Польши оказалось проведение границы Польши.

Это связано с вопросом украинцев-галичан, которые массово становились союзниками русских белых во время русской Гражданской войны, и отсутствия поддержки в защите Польши, когда Красная армия вошла на тогдашние восточные польские территории — по большей части населённые не поляками.

Со временем стали говорить, что как минимум 15% поляков — про-российские, и не столь враждебны к подобным комментариям. Для сравнения я периодически налетаю на про-британцев ирландского происхождения.

Mao Cheng Ji

«Некоммунистическая Россия была на грани признания независимости Польши приблизительно в то время, когда британцы рассматривали то же самое в отношении Ирландии».

Я не историк, но очень сомневаюсь, что это было даже отдаленно возможно — иметь поистине независимую страну в той части Европы и в то время. «Как и в наше время) Скандинавия (которая более походила на Шведскую империю, Испания, Швейцария.. кто ещё был независим?

Ken Garoo

Майкл, спасибо за объяснение польского вопроса.

Похоже, что они пытаются взять всё в свои руки в Белоруссии, предположительно, подстрекая Обычных Подозреваемых через неумелых преступников-придурков.

peter moritz

«Польский вопрос связан со статусов Польши в Российской Империи»

это весьма узкий взгляд на многосторонний вопрос, уходящий корнями куда-то к 1795-му...

Mikhail

Питер, ещё до 1795-го.

Кен, я вспоминаю одно собрание западного истеблишмента, где высмеивалось российское представление о Польше, стремящейся к имперскому региональному доминированию. Ну, не столь уж и смешно, поскольку многие поляки расхваливают без какой-либо критики тот исторический образ Польши в отношении её позиции на Балтике, Украине, в Белоруссии и России.

Некоторое время назад один поляк говорил мне, что белорусы — это русифицированные поляки.

Mikhail

Скорее уж были.

 peter moritz

Были немногие или, скорее, это было продолжение того, что началось с раздела Польши между Австрией, Российской Империей и Прусским Королевством.

Следует ли Польше быть независимым государством? Этот вопрос продолжали задавать с 1790-х и до конца Второй Мировой — с небольшим перерывом с 1981 до 1939-го…

Иногда помогает Википедия.

Mikhail

Польша была независимой до 1975 года. С русской и, осмелюсь сказать, более объективной (в противовес антирусским предубеждениям) точки зрения, почему Польша потеряла независимость? Этот вопрос ведёт к мысли о том, что «польский вопрос» уходит корнями глубже 1795 года.

Да, польская независимость рассматривалась русскими политическими элитами приблизительно в те же времена, как ирландская независимость обдумывалась британскими правящими кругами.

Burton Miller

Профессор, не могли бы вы дать название статьи на русском? спасибо

PaulR

Название «Нравственность и политика». Вы можете осмотреть он-лайн версию. Дата публикации стоит 1883 — видимо, версия 1991 «слегка изменена», хотя я точно не знаю, в чём различия.

Ken Garoo

Уважаемый ПолР.

Огромное спасибо за перевод этой работы. В ней много пищи для размышлений.

«Что же, христианство упраздняет национальность? Нет, но сохраняет её. Упраздняется не национальность, а национализм... Мы различаем народность от национализма по плодам их. Плоды английской народности мы видим в Шекспире и Байроне, в Беркли и в Ньютоне; плоды же английского национализма суть всемирный грабеж, подвиги Уоррена Гастингса и лорда Сеймура, разрушение и убийство… Народность, или национальность, есть положительная сила, и каждый народ по особому характеру своему назначен для особого служения. Различные народности суть различные органы в целом теле человечества… но... может возникнуть стремление выделиться и обособиться от него. В таком стремлении положительная сила народности превращается в отрицательное усилие национализма... Доведённый до крайнего напряжения, национализм губит впавший в него народ, делая его врагом человечества».

Какое элегантное описание главной проблемы человечества.

Lyttenburgh

Итак, по сути этой… вещи. Краткая версия — предыстория к «Вехам».

Основная (и фактически единственная сформулированная) рекомендация «Вех» российской интеллигенции — вновь открыть

  • христианство. О, и в случае Бердяева — понимание метафизики Канта. Как в целом и всеми ( в том числе миллионами русских крестьян).

Это не сработало в конце 1990-х. Явно не сработала и за 20 лет до того, иначе не было бы «Вех» или… определённых событий… которые подтолкнули воображение сознательных и скромных членов интеллигенции написать это.

Разве вы не согласитесь, профессор, что давать слишком общие рекомендации без

А) объяснения, как добиться такого результата

и

Б) достоверных доказательств значимости всего этого

не только логически ошибочно, но ещё и чертовски ненаучно?

P.S. Каждому следует найти время почитать «Вехи» – оно того стоит. Надо прочитать целиком, чтобы полностью понять, что НЕ ДЕЛАТЬ, если вы хоть чуточку желаете добра своей родной стране… о, и кое-что для ума

То же самое касается плеяд русских философов рубежа веков, запершихся в своих башнях из слоновой кости. «Невелико их число… страшно далеки они от народа»

PaulR

Вас не может удивить, что я — фанат Вех. Когда там призыв к духовному обновлению, он весьма идеалистичен, критика морального падения русской интеллигенции крайне проницательна и в некотором отношении очень применима и сегодня. Авторы Вех предсказывали катастрофу, если интеллигенция продолжит идти тем же путем, и – догадайтесь — они оказались правы!

Lyttenburgh

Вы не ответили на мой вопрос, профессор. Он легкий «да» или «нет».

yalensis

У русской интеллигенции не было одного-единственного «пути», было много групп интеллигенции и много различных политических фракций, различных интеллектуалов, поддерживающих интересы различных социально/экономических классов. Те, кто поддерживал монархию, те, кто поддерживал буржуазию, кто поддерживал крестьянство и так далее.

Это должно быть нетрудно понять, поскольку каждый представитель интеллигенции обладал политической идеологией и классовыми интересами, которые продвигал, равно как и различным видением того, как организовать общество.


В этой рубрике

В поисках России

Любите ли вы Россию или нет, — я думаю, все согласятся, что эта страна действительно отличается от других, отличается сильно и уникально. И в этом есть некая истина. Один известный русский автор даже ...

Подробнее...

Прощальный салют русскому человеку эпохи Возрождения

Происхождение термина «человек эпохи Возрождения» остаётся неясным. На ум приходит весь  спектр  оттенков смысла.  В целом, мы говорим о качествах исключительно универсального, всесторо...

Подробнее...

Французское сопротивление и Бессмертный полк

Дорогие друзья, Клод Роддиер, «Крёстная» всего сообщества Сокола, не так давно вернулась из поездки в Россию, где принимала участие в праздновании Дня Победы в Москве вместе с делегацией Французского...

Подробнее...

Космическое вторжение

Покорение космоса стало воплощением Советской утопии и наиболее важным элементом Советского мифа о счастливом будущем и победе коммунизма – не только на Земле, но и по всей галактике. 12 апреля прово...

Подробнее...

Большое патриотическое путешествие

От редакции: Коля Малофф – русский канадец, представитель духоборов Британской Колумбии. В июне прошлого года он предпринял путешествие в Россию, организованное лидерами общины духоборов. На протяжен...

Подробнее...

Google+