Лучше не вспоминать об этом?

«Почему мы проиграли: откровенный отчёт генерала об иракской и афганской войне».
«Почему мы проиграли: откровенный отчёт генерала об иракской и афганской войне». Автор Дэниэл П.Болджер. Houghton Miflin Harcourt (11 ноября 2014 г.). ISBN-10: 0544370481. 544 стр.

 «Я – генерал армии Соединённых Штатов, и я проиграл Глобальную войну с террором», – так начинает генерал-лейтенант Дэниэл Болджер свой рассказ о войнах в Ираке и Афганистане – «Это как у «Анонимных алкоголиков»; первый шаг – признать, что у тебя проблема. Так вот, у меня – проблема. Как и у моих коллег. 

И, благодаря нашей проблеме, сейчас проблема у всей Америки, а именно: две проигранные кампании и война, которая пошла наперекосяк».

Под этим Болджер подразумевает, что американские генералы, в особенности Дэвид  Петреус, продавали краткосрочные решения сбитым с толку политическим лидерам, тем самым создавая основу для гораздо более серьёзных проблем в будущем.

Эти слова Болджера прошли мимо внимания большинства рецензентов, например, Эндрю Басевича в «Нью-Йорк Таймс» и Марка Мойяра в «Уолл Стрит Джорнел». Они выразили протест против того, что по крайней мере часть, если не львиная доля вины  лежит на высокопоставленных политиках.

Ни у Басевича, ни у Мойяра нет чувства юмора, не говоря уже о чутье на иронию. Возлагая вину на военных, Басевич рисует президентов Джорджа У.Буша и  Барака Обаму как находившихся в плачевном заблуждении. Миссия была невыполнимой с самого начала. Объявляя о «волне» 2007 года в ответ на суннитское восстание, президент Буш сказал, что Соединённые Штаты хотят превратить Ирак в «работоспособную демократию, которая поддерживает порядок на своей территории, поддерживает верховенство закона, уважает фундаментальные гуманитарные свободы и отвечает перед своим народом».

Беда в том, объясняет Болджер, что правление большинства в Ираке означало перманентную войну: «Суровая правда на местах никуда не делась, сочась гноем и желчью. С уходом Саддама любое голосование должно было отдать большинство шиитам. Сунниты не должны были снова править Ираком. Это вызвало восстание снизу. При отсутствии геноцида арабов-суннитов, это  так бы и продолжалось».

Книгу Болджера следовало бы выпустить в российском и китайском издании. Существенная часть общественного мнения в этих странах, поддерживаемого некоторыми уважаемыми специалистами по международным отношениям, придерживается точки зрения, что Соединённые Штаты предпочли дестабилизировать регион намеренно. Сейчас, когда Америка почти полностью обеспечивает себя нефтью, она хочет нарушить поставки нефти в Китай и другие страны для того, чтобы утвердить своё глобальное господство.

Это параноидальная чепуха, но она отражает недоверие российских и китайских обозревателей к кажущемуся подрыву самой же Америкой своей роли в мире. Как могут американцы быть настолько глупыми? Можем, и могли. Объяснение Болджером «изнутри» той цепи ошибок, что привела к сегодняшней ситуации в регионе, убедительно, и его следует  распространять как противоядие от паранойи.

Доказательство, что Америка намеревалась дестабилизировать регион Персидского залива, которое отстаивал недавно уважаемый китайский специалист на семинаре по внешней политике в Пекине, состоит в том, что «Исламское государство», возглавляемое суннитскими офицерами, вооружалось и финансировалось генералом Дэвидом Петреусом, американским командующим во время «волны» 2007-2008 гг. Наблюдение верное, конечно же: ИГИЛ демонстрирует впечатляющие способности руководства и тактическое мастерство в операциях крупных частей с применением сложного вооружения, и многому из этого группировка научилась у американцев. Однако американцы действовали по соображениям сиюминутной политической целесообразности, а не со среднесрочными недобрыми намерениями.

Болджер утверждает, что Америка не должна была начинать провальную миссию:

«Война Буша начиналась  аккуратно,  вышибая Аль-Каиду и поддерживающих её сторонников  Талибана в Афганистане. За считанные недели после 9/11 основные цели были достигнуты – не идеально, не полностью, но, вероятно, в достаточной мере. Если бы мы остановились на этом и  вернулись к постепенному выдавливанию террористических ячеек и сторонников исламизма, как было в эпоху Клинтона, мы могли бы сделать эту работу… И опять же, как после падения Кабула, стремительный захват Багдада давал ещё одну возможность завершить фазу традиционной войны и вернуться к медленному, упорному, ежедневному давлению по глобальному сдерживанию исламистской угрозы. Этот момент был упущен. Вместо этого… при минимальных внутренних дебатах – и, в частности, не ознакомившись с возражениями военных – администрация ввязалась в две затяжные, нерешительные кампании по борьбе с повстанцами».

Будьте осторожны со своими желаниями: к 2006 году Соединённые Штаты спонсировали национальные выборы в Ираке и привели к власти шиитского лидера Ноури аль-Малики, который тут же вычистил из служб безопасности Ирака всех суннитов. В страхе перед местью шиитов иракские сунниты восстали, и Ирак погрузился в насилие. В ответ младшие офицеры, действовавшие в суннитской провинции Анбар, придумали  хитрость, которая легла в основу «волны».  Ввод  дополнительных 20 тысяч солдат помог подавить суннитский мятеж, но платить суннитам за то, чтобы они не воевали, в то время было более эффективным.  Как сообщает Бэлджер,

«Племена провинции Анбар всегда помогали АКИ (Аль-Каиде в Ираке)… Когда отдельные шейхи племён возражали, старейшины лишались голов. Совершались нападения на семьи. Разрушались дома и сжигались автомобили. Люди АКИ начинали вводить ваххабитскую дисциплину – никакой игры на скачках, никакого употребления алкоголя, никакого курения. Наконец лидеры АКИ перешли грань. Шеругги в Багдаде, находящиеся под персидским влиянием, были далеко от провинции Анбар. Американцы были как раз там, и их мало интересовало то, что шейхи делают со своими племенами. Вынужденные выбирать между АКИ, наступившей им на горло, и американской армией, племенные вожди решили попробовать американцев».

Это сделало своё дело. Петреус, лоббирующий в пользу иракского командования на своёй штабной должности военного учебного заведения в  Левенпорте, Канзас,  написал осторожную служебную записку о предложении младших офицеров. У Бэлджера нет слов для описания политиканства Петреуса.

«Молодые военные задумывались о его реальных мотивациях. В интересах службы делается всё это или в собственных интересах?  Имея дело с Петреусом, никогда нельзя было быть уверенным, но чаще приходилось подозревать последнее, а это означало проблемы».

В условиях, когда старший офицерский состав в армии полностью был против «волны», Буш искал офицера, который улучшит видимость перспектив в Ираке, и таким человеком стал Петреус. Болджер добавляет:

«В сочетании с наращиванием числа американских солдат в Багдаде, летом 2007 года «суннитское пробуждение» эффективно положило конец религиозному кровопролитию.  Это движение раскололо суннитское сопротивление, и оно оставалось разобщённым на оставшееся время американской кампании.  Это не было победой ни по одному из критериев, которые оптимистичные американцы установили для себя ещё в 2003 году, казалось, в другой жизни. Но это было что-то похожее на прогресс.

… «суннитское пробуждение» распространялось стремительно… Всегда озабоченный маркетингом, [командующий в Ираке генерал Дэвид] Петреус и его ближайшее окружение остановились на более вдохновляющем названии. С одобрения премьер-министра Ноури аль-Малики, сунниты стали называться «Сынами Ирака.

Хотя в Америке «волна» стало новостью, в самой стране «суннитское возрождение» обеспечило настоящую и продолжительную разницу в скорости истощения…. «Сыны Ирака» были в подавляющем большинстве лояльны. Силами почти в сотню тысяч человек, половина из которых находилась вблизи Багдада, движение «Сахва»  разрешило суннитам носить оружие на законном основании и платило им, эффективно убирая большую часть стимулов для «благородного сопротивления». Это было, безусловно, самой успешной и широко распространённой программой создания рабочих мест в Ираке… Однако Сахва платила десятки тысяч арабам-суннитам, чтобы они убивали друг друга, а не американцам. Как ни цинично это может выглядеть, но  результаты оспорить невозможно. «Сыны Ирака» выставляли на поле боя почти в шесть раз больше вооружённых суннитов, чем их враги, по самой высокой оценке сил противника. Это показывает потенциальную глубину и мотивированность  суннитского повстанческого движения».

Можно поставить вопрос ещё более прямо: финансируя и обучая «Сынов Ирака», Петреус и его команда собрали элементы нового суннитского повстанческого движения, сейчас называющего себя «Исламским государством» (оно же «Исламское государство Ирака и Сирии»). Репортаж Эндрю Макгалли для «Франс-Пресс» в 2007 году описывает первую встречу представителей суннитских племён вблизи Багдада с Петреусом и его командой.

«Скажите, чем я могу помочь вам?», – спрашивает генерал-майор Рик Линч, командующий американскими войсками в центральном Ираке… Один [из племенных вождей] говорит об оружии, но генерал настаивает: «Я могу дать вам деньги, с условием нормализовать положение на территории. Чего я не могу сделать – это очень важно –  дать вам оружие».

Серьёзность военного совета в палатке на передовой военной базе в «Кэмп Ассассин» на какое-то время нарушается , когда один из местных иракских лидеров говорит в шутку, но понимающе:

«Не беспокойтесь! Оружие в Ираке стоит дёшево».

«Верно, совершенно верно», – усмехается Линч в ответ.

«Вооружив все стороны конфликта и удерживая их порознь только угрозой применения оружия, – писал я в  2010 году в «Эйше Таймс», в статье «Тридцатилетняя война генерала Петреуса», – Соединённые Штаты сейчас готовятся уйти, оставив на месте правительство национального примирения, которое будет стремиться к тому, чтобы хорошо вооружённые и хорошо организованные боевики играли по правилам. Наверное, это самое глупое из всего, что когда-либо делали империи. Британцы играли на разделении и покорении, в то время как американцы предлагают разделить и исчезнуть. В какой-то момент вся эта жалкая конструкция рухнет, и никому это не известно лучше, чем Петреусу».

В 2010 году генерал Стенли МакКристалл командовал американскими войсками в Афганистане, имея ту же цель национального строительства. Бэлджер испытывает особенное неприятие к настоянию МакКристала на «мужественной сдержанности», то есть к тому, чтобы смиряться с более высоким уровнем потерь среди американских солдат, чтобы уменьшить число жертв среди афганского гражданского населения, что может привести к «потере поддержки среди гражданских».

«Для жестоких пуштунских племён это проявление не дисциплины и милосердия, а слабости. Не было ясно, примет ли вообще хоть сколько-нибудь значительная часть афганского населения  чужеземцев-неверных. Местные часто ненавидели Талибан, но эти мятежники были уроженцами здешних мест, а солдаты ИСАФ (Международные силы содействия безопасности) – нет. Что касается «стратегического поражения», то МакКристала ввели в заблуждение ежедневное блеяние [президента Афганистана Хамида Карзая] о мнении афганского сельского населения. Многие обычные пуштуны оказались сделаны из гораздо более прочного материала и понимали, что во время войны иногда убивают и невинных людей. Афганцы никогда не любили ИСАФ, но они вполне могли бояться и уважать оккупантов. Теперь, при таком стиле руководства, даже это было маловероятным».

Контрпартизанская борьба, как замечает Болджер, работает только когда оккупирующая держава готова оставаться на месте бесконечно, как действовали Соединённые Штаты на Корейском полуострове. В противном случае, партизаны будут ждать своего часа.  Америки не была готова к ещё одному десятку лет войны.  Правительство Малики, обязанное своим существованием американскому влиянию, не хотело присутствия американцев и отмечало окончательный уход американцев как национальный праздник.

Безупречно здравая и хорошо написанная, книга Болджера заслуживает внимания как обоснованное мнение солдата-историка, который и сам был участником этих событий. Наверное, она будет фигурировать в более широких политических дебатах о том, что пошло не так в Ираке и Афганистане.

Слишком многое из репутации республиканцев ставится под угрозу, чтобы основная часть этой партии признала ошибки, задокументированные Болджером. Тем не менее, постоянный поток перебежчиков отвергает официальную позицию. Самый недавний пример – консервативный колумнист Джордж Ф.Уилл, написавший 13 ноября, что повторное появление «инакомыслия»  во внешнеполитических дискуссиях у республиканцев приветствуется:

«Американцы вообще, а республиканцы в особенности, думают о мире по-новому. Новая книга Генри Киссинджера «Мировой порядок» тонко диагностирует двухполярное психологическое состояние Америки в отношении внешней политики, условие постоянное, потому что оно врождённое. «Убеждение, что американские принципы универсальны, – пишет Киссинджер, – вводят  спорный элемент в международную систему, поскольку это подразумевает, что правительства, не проводящие их, не вполне легитимны». Это «предполагает, что значительная часть мира живёт на условиях неудовлетворительной, испытательной договорённости, и в один прекрасный день за это расплатятся; в то же время, их отношения с сильнейшей державой мира должны иметь некий скрытый элемент противостояния им».

Утопизм, осуждаемый Киссинджером, впадает в немилость, как утверждает Уиллс:

«Последние 11 лет были наполнены трудным учением. Вторжение в Ирак в 2003 году, худшее внешнеполитическое решение в американской истории, совпало с «расползанием задачи» («национальное строительство») в Афганистане. И то и другое укрепляет, если можно так выразиться, фракцию Джона Куинси Адамса в партии республиканцев: Америка «не собирается за границу в поисках монстров, которых нужно сокрушить.  Она доброжелательна к свободе и независимости для всех. Она защитник и поборник только себя самой».

Упоминание Уиллсом Джона Куинси Адамса, пятого президента страны, относится к внешнеполитической саге Анджело Кодевильи «Установить и сохранить мир», рецензию на которую я опубликовал в начале этого года в «Claremont Review of Books». Новое поколение республиканцев, претендующее на руководство в партии – приходят на ум Тед Круз и Скотт Уолкер – не несут ответственности за соучастие во внешнеполитических  ошибках эпохи Буша.

Республиканская партия за последнее десятилетие влачила грехи администрации Буша, подобно цепи, порождённой призраком Марли в «Рождественских сказках» Диккенса. Джордж Уиллс пишет о «возможном новом старте для американской внешней политики».  Болджер сделал важный вклад в эту дискуссию, и она стоит внимательного прочтения каждым, кто хочет понять, как Америка попала в сегодняшний переплёт.

Что касается критиков Болджера: наверное, они лучше поймут тот вид иронии, который применяет Болджер, если прочитают плутовской роман Ганса Кристофера фон Гримменсхаузена «Приключения Симплициссимуса» времён Тридцатилетней войны.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Убийство истории

В сети  PBS состоялось одно из наиболее разрекламированных «кино-событий», начало показа сериала «Вьетнам» (The Vietnam War). Режиссёры — Кен Бёрнс и Линн Новик. Вот что замеченный по документаль...

Подробнее...

Полноэкранный формат: как Бодрийяр предугадал появление Трампа

Это было и впрямь «трампотрясение». И последующие события не заставили себя долго ждать: остолбенев, весь мир в режиме реального времени круглосуточно внимает каждому слову, тираде, поглощая безумные ...

Подробнее...

С Западом покончено, но почему?

Несмотря на определённые экономические и социальные неудачи, Западная Империя  очень неплохо себя чувствует. Это в случае, если успешность мы измеряем возможностью контролировать мир, определять ...

Подробнее...

Мир глазами американской империи

«…Каждый рабочий день 71 000 человек , представляющие двадцать семь различных правительственных ведомств США в 191 стране, просыпаются и проделывают свой путь мимо флагов, стальных ограждений и воор...

Подробнее...

Грядущая война с Китаем

Когда я впервые приехал в Хиросиму, тени на ступенях ещё были. Там были почти идеальные отпечатки расслабленной позы человека: ноги врозь, спина выгнута, рука сбоку, она сидит и ждет открытия бан...

Подробнее...

Google+