«Буднесдойч» ущемляет «австрийское наречие»

Вторжение немецкого: В Австрии томаты испокон веков называли «парадайзерами», но в последнее время это слово все реже говорят в альпийской республике. (©dpa)

 

Предисловие переводчика: В связи с тем, что текст изобилует словами и словосочетаниями из австрийского варианта немецкого языка, для облегчения чтения переводчик вольно транскрибировал эти наименования с австрийского на русский язык и заключил их в кавычки, а в скобки заключил традиционное наименование на немецком языке и перевод на русский язык. За исключением заголовков.
Слова из немецкого языка переданы в их исконном написании и сопровождаются лишь переводом на русский в скобках.

Австрийский в беде

Посредством кино и телевидения литературный немецкий язык наводнил Австрию. Венские лингвисты уже предсказывают близкий конец таким забавным для немецкого уха словам как «марилья» (нем. Aprikose, пер. – абрикос) и «штига» (нем. Treppe, пер. – лестница).

Покупки в традиционной австрийской овощной лавке (все мы знаем, как там всегда все разложено по полочкам и аккуратно подписано) для немцев являются настоящим испытанием. И вовсе не из-за отсутствия кулинарного опыта, а чисто с языковой стороны. «Мне, пожалуйста, 50 дека «парадайзеров» (нем. Tomate, пер. – помидор; декаграмм – принятая и распространенная в быту мера веса в Австрии, 1 декаграмм =10 граммов,), 20 дека «физолей» (нем. Bohne, пер. – бобы) и один «меланцани» (нем. Aubergine, пер. – баклажан). А, и еще парочку «марилий» (нем. Aprikose, пер. – абрикос) – вот так бы сказал настоящий австрияк. «Ещё немножко «рибизля» (нем. Johannisbeere, пер. – смородина). И все это в «закерль» (нем. Tьte, пер. – пакет). Все эти выражения в скором времени рискуют кануть в лету.

Пока ещё в Вене часто можно услышать приветствия «Грюс Готт» и «Сервус» (только когда обращаются на «ты»!, австр. – здравствуйте и привет). Но на работе или даже в кафе, барах приветствовать вас будут, скорее всего, кратким словечком «Hallo» (нем. – привет). А на прощание уже всё чаще говорят «Tschьss» (нем. – пока), а не «Баба» (с ударением на последний слог, австр. – пока). Под давлением литературного немецкого языка, пришедшего от «соседа с Севера» (прим. пер. – имеется в виду Германия), исконный в этих местах австрийский языковой вариант растворяется в истории. Телевидение, кино и Интернет муштруют наших детей и подростков на выучку и употребление классического «бундесдойча» – как австрияки ласково называют немецкий язык (нем. Hochdeutsch, пер. – государственный литературный немецкий язык).

К таким результатам пришел Петер Визингер, исследователь австрийского языкового варианта, почетный профессор германистики из Вены. В качестве эксперимента он предложил студентам подобрать названия к некоторым бытовым предметам. Результаты оказались безрадостными. Треть студентов написали вместо традиционно австрийского «штига» немецкое слово Treppe (пер. – лестница). И так далее вместо «Кassa» - немецкое «Kasse» (пер. – касса), вместо «айнсер» - «Eins» (пер. – единица).

В Германии тоже нередко одни и те же вещи называют разными именами. В гастрономах разных регионов Германии, например, можно найти совершенно одинаковые булочки, которые на Юге будут называться «шриппы» (нем. Schrippe), а на Севере – «земмли» (нем. Semmel). Но в Австрии до сих пор сохранялся свой вариант немецкого языка, который развивался во времени во многом за счёт заимствований из восточноевропейских языков или итальянского. Лингвисты классифицируют его не как диалект немецкого, а как независимый вариант немецкого языка.

(Прим. пер. - языковой вариант отличается от диалекта тем, что является государственным языком какой-либо страны, его национальным стандартом и имеет статус официального язык, охраняется законом и государством, со всеми вытекающими последствиями и привилегиями; диалект является местным наречием региона страны или конкретной этнической народности, и не являясь официальным языком, не может использоваться во многих сферах общественной жизни).

Как гласит популярная и часто цитируемая шутка известного венского юмориста Карла Фаркаса: «Австриец отличается от немца общим языком». Пока ещё на овощных рынках держатся австрийские названия томатов («парадайзеры»), бобов («физоли»), баклажанов («меланцани»), абрикосов («марильи», кстати, заимствовано из итальянского, в отличие от немецкого «Aprikose», которое пришло из Франции), и смородины («рибизль»).

У мясника тоже до сих пор спрашивают «фаширте» (пер. – фарш) и «байрид» (пер. – грудинка), а вовсе не «Hackfleisch» и «Roastbeef» (нем. фарш и грудинка). А ещё немцы до сих пор удивляются таким австрийским словечкам, которые совсем не относятся к овощам или продуктам вообще, например: «гельза» (нем. Mьcke, пер. – комар), «крен» (нем. Meerrettich, пер. – хрен), «кастен» (нем. Schrank, пер. – шкаф), «зессель» (нем. Stuhl, пер. – стул), «ляйнтух» (нем. Laken, пер. – простыня).

Только «закерль» останется таким, какой есть

В 1995 году, когда Австрия вступала в Европейский союз, она подписала символичное соглашение о признании своего языка культурным наследием ЕС. В нём приводились 23 наименования продуктов, которые были признаны специфическими языковыми понятиями, подлежащими охране со стороны ЕС. Но к ужасу всех борцов за чистоту языка в крупных магазинах и супермаркетах на прилавках лежат ценники с томатами черри или грунтовыми помидорами, но никак не «парадейзеры». Свиные отбивные там называют не «швайнес», а «Schweinbraten». А повсеместное употребление немецкого слова «Lecker» (пер. – вкусно, аппетитно) из немецких кулинарных шоу вызывает на австрийских форумах настоящий холивар. Как сказали бы люди, сведущие в тонкостях языковых вариантов: «Из-за этого чувствуешь себя «секкированным» – то есть ущемлённым.

spivrob1Ещё один известный в Вене юморист Дирк Штирман, приехавший в Вену 24 года назад из немецкого города Дуйсбурга, в своём интервью высказывал недовольство тем, как его дети используют немецкий язык: «Моя дочь и её друзья говорят здесь абсолютно «по-немецки». Когда они пытаются говорить, подражая местным, они выглядят как полные идиоты. Даже я говорю лучше». Профессор П. Визингер пришёл к выводу, что «причиной этого вторжения немецкого языка являются СМИ и их воздействие на широкие массы населения». Фильмы, сериалы дублируются для проката или показа на австрийском телевидении на литературном немецком языке. В печатных переводах американских детективов или в сказках о Гарри Потере в домах не встречаются «штиги», а только «немецкие лестницы». «Именно подростки больше всего ориентируются на английский и литературный немецкий языки», – считает профессор.

Несколько лет назад свет увидела книга журналиста Роберта Седлашека под названием «Карманный словарик австрийских слов, находящихся под угрозой исчезновения». Её содержание можно кратко суммировать цитатой от автора: «Наш язык - вымирающий. То, что происходит сейчас в Австрии, можно описать так: языковое многообразие сглаживается, наш язык приходит в упадок».

Исчезающие слова Роберт Седлашек находит в Интернете. Он считает: «Вокруг любого языка разворачивается борьба за вытеснение его другим. Часто какое-то слово многие века служило добрую службу людям, как вдруг появляется «конкурент-чужеземец», который претендует на название того же предмета, и чаще всего этот чужак родом из англо-американского пространства или с Севера Германии. И вот он-то яростно пытается оспорить право старого доброго австрийского слова на его жизнь и отвоевать его место в умах и сердцах людей».

И всё же профессор П. Визингер точно знает, что кое-что точно не исчезнет: «Одно останется неизменным – «закерль» всегда будет на своём месте, «Тюте (нем. Tьte, пер. - пакет) у нас никто не будет говорить». Опыт показывается, что проф. Визингер прав – слово «тюте» вызывает у австрийцев спонтанный смех.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Боязнь России

Похоже, едва ли хоть день проходит без крупных новостей, так или иначе рисующих Россию международных пугалом. Только вчера, например, у нас была совершенно бессмысленная история в Observer о встрече б...

Подробнее...

Тыкать палкой в медведя

Каким это оригиналам втемяшилось в голову, что мысль умышленно провоцировать вооружённую ядерным оружием державу, весьма хороша? Ответ: тем, кто пишет для Центра анализа европейской политики  (CE...

Подробнее...

Расцвет и закат Соединённой Великобарании

Давным-давно была на белом свете удивительная страна. Она называлась «Союз Белых овец и Белых волков», но все называли её Соединённой Великобаранией, для краткости. Белые овцы, составлявшие большин...

Подробнее...

Прощальный взгляд на Запад, каким он когда-то был

Тогда: Спутник-1 был запущен в октябре 1957 года. Я точно помню, где я был, когда по радио прозвучала эта новость. Мы с другом ехали на футбольный матч между командами старшеклассников, нас вёз его о...

Подробнее...

Революция в доме, который построила миссис Джек Лондон

От редакции: По нашему мнению, публикуемый ниже материал говорит не столько о творчестве и жизни всеми нами любимого писателя, а также о сохранении памяти о нём, сколько о сегодняшних реалиях и трансф...

Подробнее...

Google+