Американская мечта, пересмотренная

Американская мечта, пересмотренная

Вытянет ли Трамп «Брексит», да ещё десятикратный? Что потребуется, помимо [данных] «Викиликс», чтобы сломать «денежную» машину Клинтон? Неужели Клинтон выиграет, а затем объявит Третью Мировую против своей «оси зла» — России/Ирана/Сирии? Взорвётся ли весь Ближний Восток? Схлопнется ли полностью разворот к Азии? Станет ли Китай править миром к 2025 году?

Посреди такого количества бурных событий геополитической реальности, ненадежно подпирающих наши руины, возникает неодолимое искушение вспомнить покойного великого художника-деконструкцивиста Жана Бодрийара. В постмодернистские 1980-е  было стильным быть Бодрийаром до мозга костей, его эссе «Америка», первоначально опубликованное во Франции в 1986-м, сегодня имеет смысл читать как последний метафизический, геологический, культурный «Инстаграм Исключительностана».

К концу 1990-х, на исходе тысячелетия, за два года до событий 9/11 — то самое конструктивное «до и после» события — Бодрийар уже акцентировал, насколько мы вжились с жульничеством чёрного рынка. Сегодня — пароксизм чёрного рынка, его судороги.

Глобальные массы простонародья покорны чёрному рынку труда — как и отмене государственного регулирования официального рынка; чёрному рынку безработицы; чёрному рынку финансовых спекуляций; чёрному рынку нищеты и бедности; чёрному рынку секса (как и проституции); чёрному рынку информации (шпионаж и теневые войны); чёрному рынку вооружений; и даже чёрному рынку мышления.

Намного позже конца 20 века, в 2010-х, то, что Запад расхваливает, как «либеральную демократию» — на деле это неолиберальный диктат — фактически поглотило все идеологические различия, оставив позади груду различий, блуждающих в своеобразных иллюзиях. Что осталось — широко распространённое вредоносное условие; превентивный запрет на любое критическую мысль, которая не может выражена иначе, чем став скрытой (или найдя правильную нишу в Интернете).

Бодрийар уже понимал, что концепции «изменений» — убитой кутежом — на официальном рынке не существует. Итак, возникли «изменения» чёрного рынка, с помощью посредников — это, к примеру, сфера нацизма, нативизма и другие формы исключений. Бодрийар уже определил, как « контрабандные изменения», в виде сект и любых форм национализма (сегодня стоит вспомнить о всем его спектре от джихадизма до крайне правых политических партий) были просто обязаны стать более опасными в обществе, которое отчаянно нетерпимо, охвачено манией систематизации и совершенно однородно.

В жизни, прожитой в смущающем фантазийном коктейле культур, признаков, различий и «ценностей», может оказаться так много веселья, но затем приходит размышление с его прямо-таки копией информационных технологий — искусственным разумом, играющем на грани человеческого и нечеловеческого в области мышления.

Результатом, предвиденным Бодийаром, стало сокрытие связанного с политикой общества —своего рода мафией, контролирующей эту тайную форму всеобщей коррупции (задумайтесь о финансовых «хозяевах Вселенной»). Власть не способна бороться с мафией — да и это было бы лицемерием, ведь мафия сама по себе происходит от власти.

Конечный результат таков: то, что действительно сегодня имеет значение, по большей части происходит вне официальных кругов, как на социальном чёрном рынке.

Существует ли информационная «правда»?

Бодрийар показал, что политическая экономия — громоздкий механизм, производящий ценности, признаки богатства, но не само богатство. Вся медийно-информационная система  — где всё ещё правит бал Америка — огромная машина, производящая события, как символы; обменная ценность на вселенском рынке идеологий, звёздных систем и теории катастроф.

Подобная абстракция информации действует как экономика — выпускает зашифрованный материал, заранее расшифровывает и может служить предметом переговоров в смысле моделей, во многом подобно тому, как экономика выпускает продукты, служащие предметом переговоров относительно ценности и важности.

Поскольку благодаря этой абстрактности ценности всё выставляется на продажу, для обмена подходит всё, и каждое событие (и даже не состоявшееся событие) тоже годится для обмена, всё заменяет друг друга на культурном рынке информации.

И это приводит нас туда, где мы теперь живём, на другую сторону истории и политики — где события на самом деле не происходят, поскольку теряются в вакууме информации (так же, как экономика теряется в вакууме спекуляций).

Таков типичный взгляд Бодрийара: если мы считаем историю — фильмом, а именно такова она сегодня, то «правдивость» информации — не более чем послесъёмочный монтаж, дубляж и субтитры.

И всё же, поскольку все мы сохраняем жгучее желание жадно поглощать события, существует и безмерное разочарование, ведь содержание информации намного хуже средств её передачи. Назовите это милой вселенской заразой; люди не знают, что делать со своей печалью или энтузиазмом — в обществах, параллельных нашему, приличествующих театрам абсурда, где ничто не имеет последствий.

Никакие действия, дела, преступления (финансовый кризис 2008-го), политические события (электронные письма в «Викиликс», демонстрирующие фактическое отсутствие различий между «некоммерческой» Клинтон и финансовой машиной, тем, что частное и что публичное, маниакальным стремлением к личному обогащения и делами государства) по-видимому, не имеют реальных последствий.

Неприкосновенность, безнаказанность, коррупция, спекуляции — мы поворачиваем к государству нулевой ответственности (вспомните «Голдман Сакс»). А потому нам непреднамеренно хочется события с максимальными последствиями, «рокового» события, способного исправить чудовищную неравноценность. Как символа нового равновесия на чашах судьбы.

О каком ошеломительном событии мы мечтаем — Трамп выиграет выборы? Или Хиллари объявит Третью Мировую? — это бы освободило нас от тирании смыслов и принуждения к  вечному поиску равнозначности действий и их причин.

Экранирование мира

Как и Бодрийару, мне довелось увидеть «глубинную» Америку в 1980-е и 1990-е, проехав по ней.

Так что рано или поздно кто-нибудь  раскроет метафизическую связь с этим вездесущим предостережением: «Объекты в зеркале заднего вида могут оказаться ближе, чем кажется».

Но что если они могут оказаться и дальше, чем кажется?

Современная мгновенная культура событий/знаменитостей обрушивает на нас поток образов; приближает ли она нас к так называемому «реальному» миру, который на деле от нас очень далёк? Или она и на самом деле удерживает мир на расстоянии — создавая искусственную «глубину», чтобы защитить нас от опасности объектов и виртуальных рисков, которые они представляют?

Изнывая от скуки, одновременно мы продолжаем приближаться к единому языку будущего — языку алгоритмов, разработанному осью Уолл-Стрит/Силиконовая Долина — что будет представлять собой настоящую антропологическую катастрофу, как и мечта глобалистов
Нового Мирового Порядка об Одной Мысли и Одной Культуре.

Языки и разнообразны, и единственны — по определению, если бы существовал единый язык, слова стали бы однозначны, упорядочиваясь по значению на автопилоте. Не было бы никакого взаимодействия — как в искусственных языках, там взаимодействия слов нет. Язык стал бы просто приложением к унифицированной реальности — печальной судьбе апатично-единообразного рода человеческого.

Похоже, именно туда-то и мчится американская «мечта». Пора использовать ближайший съезд с автомагистрали.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

С Западом покончено, но почему?

Несмотря на определённые экономические и социальные неудачи, Западная Империя  очень неплохо себя чувствует. Это в случае, если успешность мы измеряем возможностью контролировать мир, определять ...

Подробнее...

Мир глазами американской империи

«…Каждый рабочий день 71 000 человек , представляющие двадцать семь различных правительственных ведомств США в 191 стране, просыпаются и проделывают свой путь мимо флагов, стальных ограждений и воор...

Подробнее...

Грядущая война с Китаем

Когда я впервые приехал в Хиросиму, тени на ступенях ещё были. Там были почти идеальные отпечатки расслабленной позы человека: ноги врозь, спина выгнута, рука сбоку, она сидит и ждет открытия бан...

Подробнее...

Украина как «горячая точка»

Украина – только повод, но повод, имеющий стратегическое значение. Вашингтон ни перед чем не остановится ради достижения своей власти. Миллионы погибших во всём мире свидетельствуют о его варварстве...

Подробнее...

«Американская история» Оливера Стоуна

Начиная новый цикл передач, предлагающий критический взгляд на деяния США за рубежом,  режиссёр рассказал «Middle East Eye», что он не всегда рассматривал это таким образом.  Американские п...

Подробнее...

Google+