Странные законы Старой Англии

Странные законы Старой Англии

В Старой Англии огромное множество законов – даже если не брать в расчёт Шотландию и Уэльс – и многие из них весьма необычны. Ныне существует 358 томов законодательных актов общих и общегосударственных актов, занимающих 22 полки в Британской библиотеке, а ещё 682 тома местных законов и законов касаются личности и частной собственности и занимают ещё 50 полок, да плюс к тому 32 полки постановлений правительства.

Подвёл итог такой ситуации в прошлом веке сэр Сесил Карр: «Как собрание книг, наше законодательство можно охарактеризовать так: за пределами возможности купить для среднего гражданина, за пределами возможности разместить на его книжных полках, за пределами доступного у него времени изучить и за пределами его разума, чтобы осознать». А ведь он должен бы это знать – Карр был Председателем Комитета по Законодательным Актам, который начал попытки расчистить законы Старой Англии в конце Второй Мировой Войны. И даже сейчас эта работа далека от завершения.

Но всё же законодательные акты, проведённые через Парламент и подписанные сувереном, составляют меньше половины. Существует и прецедентное право, где решение по каждому из сотен тысяч случаев, прошедшее судебную систему, можно представить, как прецедент в последующем случае, и правилом равенства – справедливости – на которые судьи оглядываются, когда принимают решение. Вся ненадежная система основана на общем праве, которое представляет собой фактически полузабытые традиции и действия англо-саксонского по большей части неписанного правового кодекса, как его интерпретировали судьи после Нормандского Завоевания.

А вот что делает английские законы настолько удивительно странными — отсутствие обоснования.  Яков  I – Яков VI Шотландский — сделал ошибку, попытавшись найти его. В 1607 году, через четыре года после прибытия из Шотландии, он слушал дело относительно земли и вынес решение, и только для того, чтобы оно было отвергнуто на том основании, что дело относится к области общего права. Он сказал, что всегда считал — закон основан на обосновании, и что у него и остальных эти основания были, как и у судей, Но Лорд-Главный судья Англии Сэр Эдвард Коук вскоре его поправил. Он сказал, что да, верно, что:

«Бог наделил Его Величество прекрасными знаниями и великими природными талантами, но Его Величество не обучен законам королевства Англия, а дела, касающиеся жизни или наследства, или товаров, или состояний должны рассматриваться не на естественном основании, а на искусственном обосновании и суждении закона, который требует длительного изучения и опыта прежде, чем человек сможет достичь осознания его».

Когда Яков на это обиделся и заявил, что бросить вызов его авторитету было  предательством, Лорд Главный судья ответил, что в Англии, хотя Король и поставлен выше человека, но он подчиняется Богу и Закону. Яков должен был знать лучше — за восемь лет до этого в Шотландии ему противостоял Уголовный Суд, в его же присутствии отказавшись решить дело так, как он велел.

Коук продолжал отстаивать верховенство общего права над авторитетом Короля, и был в 1616 году уволен, но вернулся в публичную жизнь после похищения  его 14-летней дочери и насильственного брака, против её желания, с Сэром Джоном Вильерсом, братом влиятельного Герцога Бэкингэма. После короткого тюремного заключения Коук предложил Петицию о Правах, направленную против Карла  I, и настаивал на праве подданного возбуждать иск против Короля. Это право было отменено лишь в 1947 году.

Магна Карта

Но, конечно же, основа английского права — Магна Карта, основа свобод в Британии, Ирландии, Америке и странах Содружества, ну, нам так всегда говорили. На самом деле из 60 статей Великой Хартии, подписанной Королем Джоном в Раннимиде в июне 1215-го до сих пор в силе остаются лишь три. Пересмотр начался весьма рано, и хартия была переписана в 1216 при сыне Джона, Генрихе  III (1216-1272), из нее были изъяты моменты, относящиеся к политической ситуации в 1215-м. Например, первоначально документ касался разногласий Короля и баронов. Генриху III в то время было всего девять лет и регентский совет, который управлял страной от его имени, состоял из тех самых баронов, которые вынудили Джона подписать документ, а теперь явно желали удалить любое упоминание о таком недоразумении.

В 1217 Магна Карта снова была пересмотрена, на этот раз были удалены статьи, касающиеся лесов, эти статьи были перенесены в отдельную лесную хартию. Затем в 1255-м, когда Генрих достиг зрелости, она снова была переписана, еще одна версия появилась в 1264-м, после того, как у Генриха возникли собственные проблемы с баронами.

Когда в 1272 гду Генрих умер, ему наследовал его сын Эдвард  I,  aka Эдвард Длинноногий, который пытался систематизировать законы. Он «проверил» Магна Карту и в 1297-м включил её в новый свод законов, на этот раз она сократилась до 37 положений. Они, как гласил документ, должны были «сохраняться в нашем Королевстве Англия вечно». С тех пор ещё 34 положения были удалены.

Так и оставалась нетронутой версия Эдварда до тех пор, пока Георг  IV не открыл шлюз, исключив Статью 26, касающуюся  следствия по Закону о Преступлениях против Личности 1828 и 1829 годов. Еще 15 статей были удалены по Закону о Пересмотре Статутного права 1863 и Закону о Пересмотре (Ирландия) Статутного права 1872 года. К концу своего правления Королева Виктория взяла на себя ответственность за кончину ещё шести статей, а законодатели обрезали Магна Карту вплоть до 1969 года, когда оказались удалены ещё шесть статей, в том числе и та, что гарантировала горожанам и вольным людям право строить мосты, где они пожелали, как это было во времена Генриха III.

Итак, всё, что осталось — три статьи:

  • (1) Во-первых, Мы клянемся перед Богом и тому подтверждением вечно служит наша нынешняя Хартия от имени Нас самих и наших Наследников, что Церковь Англии будет свободна, а все её Права и Свободы нерушимы. Мы также жалуем, и это передается всем Вольным людям нашего Королевства, от имени Нас самих и наших Наследников, что это неписанные свободы должны сохраняться для Них и их Наследников, и хранить их вечно Нам и нашим Наследникам.
  • (9) Город Лондон будет обладать всеми прежними Свободами и Таможней. Более того, Мы желаем и даруем всем остальным Городам, Городкам, Районам и Баронам Пяти Портов и всем других Портом все их Свободы и независимые Таможни.
  • (29) Ни один Вольный человек не будет задержан или помещен в тюрьму или лишен  Имущества или Свобод или независимой Таможни или объявлен вне закона, или в изгнание или как-то ещё испытает ущерб; Мы не передадим его имущество, не осудим его кроме как по законному решению его Товарищей или по закону Земли. Мы никому не продадим Справедливость и Право, не отречемся от них и не отступим от них ни перед кем.

Судебный приказ о передаче арестованного в суд (Habeas Corpus)

Упоминания о habeas corpus — основополагающем камне свободы — в Магна Карте нет, он появился 464 года спустя с Законом о Habeas Corpus 1679 года. Он возник потому, что леди любила выпить стаканчик или пару. Однажды ночью в 1679 Элис Робинсон и её муж устроили шумную пьяную вечеринку в собственном доме в Хай-Холборн, в Лондоне. Проходивший мимо констебль услышал «шум скандала, драки» и вошёл в дом, чтобы проверить, что происходит. Внутри, как он утверждал, он обнаружил «мужчину и женщину, их одежда была в беспорядке, и они грубо себя вели», потому присоединившийся к вечеринке полицейский обвинил Элис в том, что она своей пирушкой разбудила весь район. Когда она обругала его, он её арестовал, она была отправлена в Исправительный дом Клеркенвелл.

Несомненно, приятели-собутыльники Элис скучали по её диким пирушкам и постарались её освободить, в конце концов вынудив власти доставить её в суд. В Центральном Уголовном суде она рассказала душераздирающую сказку, заявив, что её раздели и 50 раз ударили плетью в Исправительном доме Клеркенвелл.

«Я упала в обморок», сказала она, «моя плоть была разорвана плетьми».

Она была вынуждена спать на голой земле, и ей ничего не давали, кроме воды и чёрного хлеба, черствого даже по стандартам того времени. Когда выяснилось, что она была беременна, без всякого шума и гама жюри её оправдало, а констебль, который её отправил в заключение, сам оказался в Ньюгейтской тюрьме на том основании, что  арестовал её без  ордера — а мировой судья, который подписал ордер на задержание, получил дисциплинарное взыскание.

Результатом стал Закон  Habeas Corpus, получивший свое название от первых слов приказа, которым он вводился — 'Habeas corpus and subjiciendum',  что значит «Должно быть представлено тело». Как только появился приказ, тюремный надзиратель должен был представить заключенного или его останки в течение трёх дней. Это означало, что власти не могли держать человека неопределённое количество времени прежде, чем освободят его или он предстанет перед судом; и это на основании того, что личная свобода встроена повсюду в местностях общего права.

Однако после освобождения Элис потребовалось время, чтобы Закон Habeas Corpus оказался в своде законов, так как в то время шла Гражданская война. На самом деле, Акт мог и вовсе не стать законом, поскольку на самом деле не был одобрен обеими Палатами. После Реставрации билль Habeas Corpus  пришлось вносить на рассмотрение несколько раз, и каждый раз он спокойно проходил Палату Общин, а затем сталкивался с жёсткой оппозицией в Палате Лордов. В конечном счёте он был проведен бесчестной хитростью. Согласно Епископу Сейлисбери, Гильберту Бёрнету, в третьем чтении:

Лорды Грей и Норрис были назначены представлять билль. Лорд Норрис, будучи человеком, подверженным депрессиям, не всегда был внимателен к тому, что он делает. И когда вошёл очень толстый Лорд, Лорд Грей посчитал его за десять, поначалу в качестве шутки, но, видя, что Лорд Норрис этого не заметил, продолжил неверный подсчёт» и Палате было сообщено, а потом и объявлено, что тех, кто за билль — большинство, хотя на самом деле было наоборот. 

Конечно, определённый обман был — голосование в Палате Лордов было зафиксировано, как 57 к 55, хотя в журнале заседаний Палаты Лордов сказано, что присутствовало только 107 пэров. Осознавая, что что-то не так, Лорд-Канцлер Шафтесбери, ярый сторонник билля, вскочил на ноги и говорил почти час по нескольким другим вопросам, за это время часть пэров вошли, часть вышли, так что провести пересчёт было невозможно. А поскольку Парламент уже заканчивал сессию, билль получил королевское одобрение без какого-либо дальнейшего шума.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Грядущая война с Китаем

Когда я впервые приехал в Хиросиму, тени на ступенях ещё были. Там были почти идеальные отпечатки расслабленной позы человека: ноги врозь, спина выгнута, рука сбоку, она сидит и ждет открытия бан...

Подробнее...

Американская мечта, пересмотренная

Вытянет ли Трамп «Брексит», да ещё десятикратный? Что потребуется, помимо [данных] «Викиликс», чтобы сломать «денежную» машину Клинтон? Неужели Клинтон выиграет, а затем объявит Третью Мировую против ...

Подробнее...

Украина как «горячая точка»

Украина – только повод, но повод, имеющий стратегическое значение. Вашингтон ни перед чем не остановится ради достижения своей власти. Миллионы погибших во всём мире свидетельствуют о его варварстве...

Подробнее...

«Американская история» Оливера Стоуна

Начиная новый цикл передач, предлагающий критический взгляд на деяния США за рубежом,  режиссёр рассказал «Middle East Eye», что он не всегда рассматривал это таким образом.  Американские п...

Подробнее...

День Австралии: тайны, флаги и трусливые люди

26 января в Австралии будут праздновать один из самых печальных дней в человеческой истории. Это будет «день семей», – по словам газеты, принадлежащей Руперту Мёрдоку. На углах улиц будут вывешены фла...

Подробнее...

Google+