Погружаясь глубже в жизнь в России

Погружаясь глубже в жизнь в России

После поездки в Америку этим летом мы наконец вернулись к нормальной (в некотором смысле) жизни в России. Мальчики вернулись к учёбе. Оксана преподает два дня в неделю, а я читаю, продолжаю заниматься греческим, учу русский и нянчу Марину Грейс. Как я уже говорил, после возвращения мы все скучаем по Америке, нашей семье и друзьям. Что мы там делали, кого видели и по чему скучаем, всплывает в наших разговорах.

Однако со временем мы осознали, что ничего хорошего не будет от размышлений, что жизнь там, в Америке, была бы такой же, как наши трёхнедельные летние каникулы. Надо вернуться к учебе и работе. Так что мы перенацелили свою жизнь здесь, одновременно будучи благодарны за долгие американские каникулы. И мы приняли пару решений.

Наше первое решение было значительным — мы решили купить дом. Мы знали, что наше съёмное жилье слишком мало и посмотрели несколько домов тут, в Луге, и в близлежащей деревне, куда мы ходим в церковь. Мы не рассматривали всерьёз ни один из них. После возвращения в Россию Оксана нашли в Сети дом с достаточным пространством и за хорошую цену. Однако он был не завершен. В нём жила семья, но они решили построить второй этаж, и занимались этим, когда муж умер (дама сказала просто, что она теперь одна. Мы не знаем, значило ли это, что он ушёл или умер). Итак, второй этаж был сделан «вчерне», но без внутренних перегородок. Они покрывали дом снаружи пластиковым сайдингом, так что это тоже было не завершено. Там немного пыльная улица, но дома хорошие и дом с трёх сторон окружен лесом. У Оксаны есть подруга, её муж строитель. На самом деле он занимается перепланировкой и реставрацией. Он очень хороший человек и вызвался поехать с нами и проверить всё. Как я говорил, там много места, чуть более 2000 квадратных футов. Комнаты на первом этаже весьма большие. Наш друг тщательно проверил всё и после сказал нам, что дом построен хорошо, и это самый большой дом за такую цену, что он видел. Он дал нам приблизительную оценку, сколько потребуется для завершения работы, и поскольку это было вполне в пределах нашего бюджета, мы решили его купить.

Я не могу взять в России ипотеку, поскольку у меня нет тут доходов. Очевидно, что Оксана тоже не зарабатывает достаточно, преподавая на частичной занятости, чтобы взять заём. Этим летом мой «финансовый советник» в Америке, в чьей компании мои пенсионные, сказал, что одна часть пенсии вложена так, что его компания не может управлять этим вкладом, поскольку я больше не живу в Южной Каролине. Мы знали, что есть вероятность купить тут дом, так что пока мы были в Америке, я перевёл деньги на мой счёт в Сбербанке тут, в России. Плюс российское правительство даёт деньги семьям с детьми, если он совершают значительную покупку с «целью улучшения жилищных условий» или используют деньги на образование детей. Это называется «материнский капитал». Так что подписали документы о покупке дома и обратились за материнским капиталом, чтобы он был передан продавцу жилья (всё в электронном виде — вы денег не видите). Дом наш, но прежний владелец не выедет, пока не получит деньги с депозита нашего материнского капитала на свой счёт, что обычно занимает от одного до двух месяцев. В России нет «налоговых льгот» на детей. Подоходный налог в России взимается по плоской шкале, 13%. Однако любой может обратиться  за правительственным финансированием, если есть дети. Население России резко уменьшилось во время Второй Мировой (здесь её называют Великой Отечественной войной). Затем уровень рождаемости снова резко упал во время президентства Ельцина, поскольку люди просто не могли себе позволить иметь детей. Теперь же правительство «дружелюбно» к семьям с детьми и помощь вполне доступна. Материнский капитал — это не заём. Это деньги, которые правительство даёт на поддержку семей с детьми.

Поскольку всё выглядит так, что мы тут будем какое-то время жить, я решил, что мне надо усерднее поработать с моим русским языком. Все остальные в семье, даже четырёхлетняя Марина Грейс, хорошо говорят по-русски. Я сам несколько лет учил русский, но никогда не было курса занятий русским языком. Так что я решил взять недельный курс «погружения», предлагаемый учреждением в Санкт-Петербурге. Я проверил, у них хорошая репутация. Так что я записался на 30 занятий в неделю, один на один с преподавателем, русской дамой по имени Анастасия из Санкт-Петербурга. По шесть часов в день я учился и говорит по-русски. Никакого английского вообще. Основное время проведено в классе с практикой говорить, слушать её и записанные диалоги, читать и выполнять грамматические упражнения. Три дня во второй половине мы бродили по улицам. Мы ходили в Русский музей, Эрмитаж, собор Исаакия Далматского. Как и в классе, мы говорили только по-русски. Это было особенно трудно. Там много увидишь, но она постоянно задавала вопросы и объясняла всё по-русски. Так что это было не просто свободное время с осмотром значимых мест. Я видел русскую историю и одновременно тренировал свой русский. Я остановился в квартире, которую мы арендовали для Романа. Оксана, Габриэль и Марина Грейс были в Луге. Это было трудно. Мне приходилось самому находить дорогу в городе. (Ниже ещё об этом).

Та неделя была, вероятно, самой трудной за всё время моего пребывания тут. Я чувствовал себя не в своей тарелке без семьи и ощущал, как мой мозг устаёт от того, что я вынужден общаться на другом языке многие часы. Однако я думаю, что это была очень продуктивная неделя. Она вынудила меня делать то, что иначе я бы не стал делать. Как любой, кто пытался общаться на иностранном языке, знает — это большой шаг от коротких предложений в рабочей тетради к действительному пониманию «носителей языка». Скорость произношения заставляет слова сливаться. А во-вторых, страх сделать ошибку является постоянным врагом. Я думаю, это главная причина того, что дети учат языки намного легче, чем взрослые. Они просто не думают об ошибках. Они хотят общаться. Габриэль никогда об этом не волновался. Однако учился он легко. Он просто повторял, пока не получалось правильно. На курсе  у меня выбора не было. Я говорил и делал ошибки. Я слушал и не понимал. Преподаватель было очень терпелива. Она знала, что делает, и повторяла сколько бы ни просил повторить. Она никогда не расстраивалась. И у неё очень хорошая звуковая система и мы слушали диалоги с различными русскими акцентами. Я закончил курс без иллюзий, что могу бегло говорить. Однако я прекрасно понял свои слабые стороны и то, как мы с Оксаной можем работать дома, чтобы я продолжал улучшать свои навыки. Я спросил Анастасию о дополнительных ресурсах и программах обучения, которые могли бы помочь. Она сказали, что я говорю хорошо, словарный запас неплох, и в основном я понимаю русскую грамматику. Но она подчеркнула, что «нужна практика, практика и ещё раз практика!»

Однажды вечером, пока я был в Петербурге, я встретился с таким же «культурным беженцем», чтобы поужинать в ресторане неподалеку от школы.  Мы встретились в он-лайн обсуждениях вопросов, касающихся русско-американских отношений. Я сказал ему, что надеюсь задать ему вопросы, которые часто задают мне, то есть «Почему вы переехали в Россию?» и «Что вам нравится в жизни в России?». В какой-то момент обсуждения он сказал, «Вроде как у нас тут не такой стресс, как в жизни в Америке». Странно, но я понял, что он имеет в виду — и что не имеет. Я знал, что он не имел в виду, что жизнь в России без стресса. Конечно, стресс есть. Изучение языка, жизнь в обстановке без поддержки друзей и семьи из Америки вызывает стресс. Происходят неприятности, что-то идёт не так и так далее.

Однако нам тут жить проще. Мы никоим образом не могли прожить на мои деньги в Америке. Дом, который мы купили в Южной Каролине, стоил бы в три раза больше (и ещё больше в других частях страны). Стресс от работы, усталости и давления времени и близко не лежит к тому, что у нас тут. Если мы заболеем, нам не надо переживать из-за медицинских счетов. Если что-то надо отремонтировать, это не будет стоить безумных денег. Понятно, что политические дебаты никак не столь напряжённые и разделяющие. Я понял, что западная пресса представляет это, как то, что Путин — диктатор и все боятся его критиковать. Истина в том, как я уже много раз говорил, что проблемы обсуждаются без грубости. Мы с другом говорили о том, как мы были вовлечены в обсуждения и споры с людьми, которых мы знаем, о политике и других вопросах. Никто из нас никогда не испытал гнева со стороны кого-либо, участвующего в обсуждении. Люди провозглашают тост за дружбу и возвращаются к застолью, что бы они не делали.

Я бы хотел подтвердить кое-что, что уже упоминал ранее. Тот факт, что Россия и Америка уже некоторое время в напряжённых отношениях не означает, что те из нас, кто живет тут, тревожатся о влиянии на наши отношения с русскими друзьями и даже незнакомыми. После того, как мы с Анастасией посетили Русский музей, на следующий день у нас была долгая прогулка по парку, мне незнакомому. Она продолжала «обучение» даже в разговорах в парке, так что мне пришлось на этом сконцентрироваться. Прошло некоторое время. Она указала мне, куда мне идти, чтобы вернуться к школе и станции метро. К несчастью по пути появилась строительная площадка, мне пришлось обходить, и я не смог найти, как добраться той района, мне известного. Я направился в том направлении, куда надо было. Против меня были две вещи. Я — парень из маленького городка, и большой город вводит меня в замешательство. Я прекрасно нахожу путь в полях и лесах, но здания для меня все одинаковы. Во-вторых, было облачно, а без солнца я плохо ориентируюсь. И вскоре я заблудился!

Я продолжал идти и остановил одну даму и объяснил ей, что мне надо добраться до станции метро. Она сказала продолжать идти в том же направлении искать улицу, которая мне была нужна.  Когда я дошёл до улицы, я не смог понять, в каком направлении идти по ней. Я спросил молодого человека (около 30), он сказал, что не знает. Как бы то ни было, я поблагодарил и продолжал идти. Через пару минут он сзади подбежал ко мне, чтобы сказать, что он вспомнил расположение станции. Он указал мне верное направление и назвал здание, в направлении которого мне надо идти. Он пытался говорить по-английски, но я понял его  русский лучше, чем английский. Когда я дошел до станции метро, она оказалась закрыта! Никому не позволялось войти по каким-то причинам. Теперь я встревожился. Я прошёл чуть дальше и остановил человека средних лет о переходе улицы. Я объяснил ему свое положение и попросил медленно говорить, поскольку не очень хорошо говорю по-русски. Он указал и сказал по-английски «Иди туда. Увидишь синее здание. Там налево». Я нашёл станцию и добрался домой!

Когда я встречался с другом на следующий вечер за ужином, я не смог найти ресторан. (Оказалось, я его прошёл, но он такой маленький и никаких заметных знаков перед ним). После того, как я перешёл улицу и прошёл дальше, я уже не знал, что делать. Я спросил молодую девушку, которая вышла покурить, знает ли она где это. Она сказала, что никогда не слышала, так что я пошёл дальше . Она обратилась ко мне (на русском, конечно же) и сказала, «Погодите. Я сейчас посмотрю на телефоне». Я подождал пока она отложит сигарету и посмотрит на телефоне, и она показала мне карту. Всё это происходило на деловой, заполненной людьми улице. Я сразу сказал, что я иностранец и думаю, они просчитали, что я американец, поскольку кое-кто использовал английские слова. Но все останавливались и тратили время, чтобы мне помочь, как только могли. Из четырёх человек, которых я попросил о помощи, никто не грубил и все старались изо всех сил мне помочь. Это не какой-то маленький город. Это город с 6 миллионами населения. Вы поймёте, когда я услышал, что Госдепартамент США дал предостережение, что Россия небезопасное место для поездок американцев — я настаиваю, что они мотивированы чисто политическими позициями, которые не имеют ничего общего с реальным знанием России. Если бы было так опасно то, этот самый хронически теряющийся, петляющий американец испытал бы больше страха и потратился бы значительно больше времени, пытаясь попасть домой.

Когда я вернулся в Лугу вечером в пятницу, мой тесть встретил меня на станции. За время короткой поездки до нашей квартиры я обрадовался возвращению в Лугу. Я понял, как мне тут нравится. И место, и  люди мне знакомы. Спокойствие маленького провинциального городка напоминает мне и том, насколько спокойны были маленькие города и культура, в которой я вырос в Америке много лет тому назад. Я знаю, звучит странно ностальгические воспоминания об Америке много лет тому назад, когда говоришь о жизни в России сейчас, но иногда я ощущаю именно так. Я знаю, тогда в Америке были и проблемы, и стрессы, и разногласия, как и сейчас в России. Однако есть и разница между культурным стрессом и постоянным разделением и агитацией. Что бы вы  не услышали в новостях, пожалуйста, знайте, что из моего опыта жизни здесь и «внутреннего видения» положения дел, русские не стремятся к борьбе и конфликтам с американцами. Их политические руководители не пытаются вызвать чувство враждебности по отношения к американцам среди живущих тут людей. Если бы это было так, я бы, вероятно, до сих пор бродил бы по улицам большого города!

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Святые дни, праздники и история России

Я нахожу историю России пленительной. В XX веке дважды рушилась государственность. То, что возникало на руинах, оба раза очень отличалось от того, что было ранее....

Подробнее...

Американец между Россией и Америкой. Поступки и размышления

Как я упоминал в прошлой записи, мы отправились в Америку с трёхнедельным визитом. Случилось это впервые после нашего переезда в Россию 6 июня 2016 года. Мы смогли собраться со многими членами семьи и...

Подробнее...

Не русский, но православный. Что значит быть экспатом

Я некоторое время не писал в блоге по двум причинам. Во-первых, шёл поток новостей о России, отвлекавший меня от блога. Политика в этом блоге не будет центром внимания, но я кратко прокомментирую прои...

Подробнее...

Футбол, политика и жизнь в России

«Футбол» Я не уверен, что мои американские друзья могут следить за Чемпионатом Мира и влиянием игр на жизнь здесь, в России. Оно очень велико! Честно говоря, я мало что знаю о соккере ака «футболе» з...

Подробнее...

Весенняя пора в России

Судя по моему календарю 20 июня — последний день весны. Он был в России хорош! Когда я ребёнком рос в Южной Каролине, я совсем не понимал объяснение «солнцестояния». Я понятия не имел, почему лето нач...

Подробнее...

Google+