Один день из жизни Хэла Кларенсовича

Один день из жизни Хэла Кларенсовича

Вчерашний день не назовёшь нормальным или замечательным. Он не был нормальным в том смысле, что нам надо было пойти в частную медицинскую клинику, чтобы пройти медосмотр  для преподавания в английской школе. Даже частные школы должны требовать от учителей и работников справки, что их здоровье «в норме». Итак, мы встретились там с коллегами в 9:00 утра. Я не позавтракал, не выпил вторую чашку кофе, таким образом, это была жертва с моей стороны.

Процедуры включали прохождение нескольких кабинетов (это по-русски «кабинеты», имеются в виду кабинеты врачей для осмотра). В клинике было немного и других людей. Многие держали в руках формы, похожие на те, что были у нас, так что я пришел к выводу, что что-то в их работе тоже заставило их оформлять справки о здоровье. Возможно, я уже упоминал раньше, что русские на самом деле не «встают в очередь» в ожидании автобусов, поездов или входя в кабинет врача. Так что мы собрались у дверей, и когда подходил кто-то ещё, то просто спрашивал, кто последний и знал, что он войдёт в кабинет после этого человека.

В некоторых случаях обследование могло быть, скажем так, весьма личным. Я предоставлю читателям подробности, но иногда это не очень удобно. Весьма смешной обмен репликами произошел, когда мы с Оксаной шли мимо кабинета, у которого никого не было, а медсестра открыла дверь, демонстрируя, что кабинет свободен.  Оксана быстро схватила меня  и начала объяснять, что нам с ней надо войти вместе, поскольку я плохо говорю по-русски и могу не понять некоторые термины. Леди тут же начала качать головой, мол, нет, а Оксана продолжала объяснять, что мы всегда ходим вместе, и никогда проблем не было. Ну, после краткого обмена репликами всё закончилось смехом, когда Оксана заметила знак на двери.

В итоге мы поднялись на следующий этаж, и моё первое обследование состоялось там, хотя и не приятное, но прошедшее прекрасно. Они взяли четыре пробы крови! Мы вошли в следующий кабинет и поняли, что это кабинет хирурга, у которого я был около года назад для удаления нароста на спине. Вышла его медсестра и сказала нам, что он занят, поскольку произошел несчастный случай и кто-то сломал ногу. Хирург должен сначала оказать первую помощь. Так что мы спустились по лестнице и ждали у другого кабинета. После того, как там всё закончилось, мы пошли дальше. Уже знакомый мне хирург, доктор Ткаченко, спустился вниз посмотреть, как дела у пациента со сломанной ногой. Пока мы ждали у одного из кабинетов, я посмотрел, как он быстро шёл по холлу, возвращаясь в кабинет. Пройдя три шага мимо меня, он остановился и обернулся. Посмотрел на меня, улыбнулся и тепло нас приветствовал. Затем быстро предложил нам последовать за ним. Пока мы шли обратно по лестнице, он спросил Оксану, научился ли я снимать рубашку «по-русски». Как я уже упоминал в ФБ, я обнаружил, что русские и американцы по-разному снимают пуловеры или свитера. Мы посмеялись, но я удивился, что он это помнит. Он привёл нас в свой кабинет и проверил наши суставы, а также давление и пульс, и мы ушли. Ну, это после того, как наши документы много раз проштамповали. В России ничто не считается официальным, если на нём нет  множества «официальных»  штампов.

Пока мы шли обратно подождать, пока откроется ещё один кабинет, я думал о том, что он сделал. Некоторые сказали бы, что он предоставил мне обслуживание с приоритетом. Я не думаю, что доктор Ткаченко считает это обслуживанием с приоритетом. Это было гостеприимство по отношению к иностранцу. Многие американцы отмечали, что русские, как видно, не часто улыбаются. Это неверно. Дело в том, что они не улыбаются без причины. Когда он увидел меня, его улыбка сказала мне, что он не только помнит меня, но искренне рад меня видеть. Я — американец, я изобразил эту «американскую улыбку». Знаете, когда так широко кому-то улыбаешься, а про себя думаешь: «Я вообще знаю этого парня? Кто он такой? Чёрт, не могу вспомнить его имени!». Русские этого не делают. Доктор провел меня в кабинет сразу же потому, что хотел заставить меня почувствовать, что меня тут ждут. И уж точно это был не первый раз, когда меня встречали с истинным гостеприимством. Вопреки общему представлению, большинство русских не таят враждебности к американцам. Им может не нравиться наше правительство, но они не считают отдельных американцев — вроде меня — ответственными за действия политиков. Так что в следующий раз, когда Рейчел Мэддоу выкатит глаза и фыркнет, когда говорит «русские», просто вспомните, что Мэддоу знает намного меньше о российской политике, чем ей представляется, и почти ничего не знает о жизни в этой стране и её людях.

Вернувшись домой через два с половиной часа, мы позавтракали. Я зашёл в спальню и начал готовиться к вечерним занятиям. Марина Грейс пришла и легла на кровать. У неё насморк и она не очень хорошо себя чувствует. Улегшись, она сказала мне: «Папа, ты не можешь побыть со мной?». Я встал, прилёг рядом и дал ей посмотреть «Машу и Медведя» на своем телефоне. («Маша и Медведь»  — единственный русский мультфильм, который, насколько я знаю, стал хитом в Америке). Люди часто спрашивают, почему я рано вышел на пенсию и переехал. Я объясняю, что тому есть несколько причин. Одна из самых главных в том, что мы можем позволить себе жить тут, причем мне не приходится работать от зари дотемна, и если моя маленькая дочка хочет, чтобы я днём прилёг с ней рядом, я это сделаю.

После того, как полежал почти час, она все ещё не уснула, так что я решил подняться и заняться уроком русского языка. Мой компьютер был у кровати, чтобы я мог быть рядом. Мы с Оксаной записали уроки. Она говорит предложение на английском и затем делает паузу, чтобы я мог сказать на русском. Это показывает мне, выучил ли я слова. Затем она повторяет предложение на русском три раза, делая паузу после каждого повтора, так что я могу практиковаться проговорить его несколько раз, чтобы убедиться, что правильно произношу слова. Записей таких у меня столько, что не сосчитать! Каждый урок длится 5-7 минут. Прежде, чем я закончил второй, Марина быстро уснула. Так случалось и раньше, когда Марина слышит оба наши голоса, то спокойно засыпает. Я закончил повторять свои русские уроки, а затем стал готовиться вести занятие во второй половине дня.

Занятие, которое я веду, проходит с 4-30 до 6 часов вечера по понедельникам и пятницам. Поскольку пятница была серой и холодной, я задумался, сколько человек придёт. Ко мне в класс записалось 14 человек. Это больше, чем почти во всех остальных классах в школе. Школа частная, и им нравится работать с маленькими классами. Но я — единственный носитель языка, так что для меня сделали исключение. Я преподаю у подростков, в основном 15-17 лет. Они не получают зачёты за занятия или каких-нибудь оценок. Некоторые приходят подготовиться к экзамену на сертификат Кембриджского университета. Наша школа аккредитована Кембриджем, и студенты могут подготовиться к разным уровням знания языка. Некоторые приходят просто учить английский. Родители платят, а ученики занимаются, чтобы выучить английский. На занятие пришли все. Сначала все были слегка взбудораженны, но всё устроилось, и у нас было прекрасное занятие. Они очень усердно занимались. Итак, после своих обычных школьных занятий они потом пришли ко мне на занятие по английскому. А затем им придётся вставать с утра и идти в школу в субботу! Да, тут в старших классах учатся шесть дней в неделю. Я нахожу это весьма впечатляющим.

Я опять услышал об «американской исключительности». Мне всегда было неудобно говорить о себе, своей «группе» или своей стране как об «исключительных». Это не значит, что в Америке нет великих людей или прекрасных черт, как я уже писал в прошлом месяце в блоге. Однако я вспоминаю слова шотландского священника Освальда Чэмберса на другую тему, но они применимы и в более общем смысле. Как он советовал тем, о чьих душах заботился: «Не стремитесь прославиться как человек молитвенный, стремитесь быть человеком молитвенным». Рассказывать другим о том, какие мы исключительные, как отдельные люди или как страна, вероятно, означает демонстрировать, что мы не столь исключительны, как нам может казаться. Я могу сказать вам, что в свой совершенно обычный день я снова был одарён истинным гостеприимством, оказанным врачом, который был очень занят по-настоящему срочным случаем, и его ждало множество других пациентов. Поскольку финансовое давление жизни здесь меньше, чем в моей родной стране, я способен быть рядом с дочкой, когда она спокойно засыпает, слушая голоса мамы и папы. Я работаю с полным классом учащихся, которые прилагают все усилия, чтобы учиться после своих занятий в обычной школе и других дел, просто чтобы выучить ещё один язык. Я думаю, что это был вполне себе исключительный день.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Школы в России

Меня иногда спрашивают о школах здесь, в России. Каковы государственные школы по сравнению с Америкой? Насколько они отличаются? Я уже упоминал различные аспекты того, как наши дети справляются со шко...

Подробнее...

Обратно в США

Чтобы вернуться домой, мне нужно доехать на такси до аэропорта Сайгона, потом вылететь в Гонконг, где во время остановки в 5 с половиной часов я съезжу на Центральный вокзал, чтобы послоняться немного...

Подробнее...

Испытания и милости

Жизнь здесь, в России лучше всего описывается фразой «испытания и милости». В прошлом месяце испытания выглядели серьёзнее, чем ранее. Тоска по родине! Впервые после того, как более года назад мы пере...

Подробнее...

Письмо из российской «глубинки»

Дорогие друзья, Недавно я упоминал о своём знакомом в России. Поскольку он живет в довольно типичном российском городке вдали от огромного мегаполиса Москвы и даже крупных российских городов, то я по...

Подробнее...

Путешествие по Шотландии на «Triumph Sprint ST»

Редактор-консультант «MotorcycleUSA», бродяга Нил проехал по всему миру верхом на всём, начиная от скутера до гоночных мотоциклов на гонке «MotoGP». Сэр Нил знаком многим байкерам в качестве ведущего ...

Подробнее...

Google+