У нас это возможно

схема конфискации банковских вкладов для американских и британских вкладчиков

У нас это возможноКонфискация вкладов клиентов на Кипре, по-видимому, не была одноразовой, отчаянной идеей нескольких чиновников «тройки» Еврозоны, судорожно пытающихся спасти свои балансовые отчёты. Совместный документ американской Федеральная корпорации по страхованию депозитов и Банка Англии от 10 декабря 2012 года показывает, что эти планы разрабатывались уже давно; что они ведут своё происхождение из Комитета по финансовой стабильности G20 в Базеле, Швейцария (это уже здесь обсуждалось), и что результатом будет выработка ясного наименования для банков, чьи фонды состоят из вкладов клиентов.

 

В Новой Зеландии есть похожая директива, о которой я писала здесь, показывающая, что всё это не было чрезвычайной мерой для испытывающих трудности стран Еврозоны. Новозеландское издание Voxy писало 19 марта:

«Национальное правительство проталкивает решение в кипрском духе для банковского кризиса в Новой Зеландии, что повлечёт за собой некоторые потери по сбережениям для мелких вкладчиков, чтобы финансировать спасение крупных банков...

Открытая банковская резолюция (ОБР) – это любимый вариант министра финансов (Новой Зеландии) Билла Инглиша по обращению с проблемой крупного банка, если дело идёт о спасении крупного банка от разорения. Если разоряющийся банк находится под действием ОБР, все вклады всех клиентов должны будут одномоментно уменьшиться, чтобы профинансировать спасение банка».

Могут ли они это сделать?

Хотя и немногие вкладчики это осознают, но по закону банк становится владельцем средств клиентов, как только они вносят их в банк. Наши деньги становятся деньгами банка, и мы становимся необеспеченными кредиторами-держателями долговой расписки «я вам должен» или обещаний заплатить. Однако до сих пор банк обязан был вернуть деньги по требованию в виде наличных. Согласно плану Американской федеральной корпорации по страхованию депозитов и Банка Англии, имеющиеся у нас долговые расписки будут конвертированы в «банковские акции». Банк получит деньги, а мы получим акции банка. Если повезёт, мы сможем продать эти акции кому-то другому, но когда и по какой цене? Большинство людей держат депозитный счёт, чтобы иметь возможность получить наличные для оплаты счетов.

15-страничный документ Федеральной корпорации и Банка Англии называется «Решение для проблемных глобально действующих системно важных финансовых институтов». Он начинается с объяснения, что банковский кризис 2008 года сделал очевидным то, что нужен какой-то другой, кроме спасения за счёт средств налогоплательщиков, способ для поддержания «финансовой стабильности». Очевидно ожидая, что следующий финансовый крах будет более крупномасштабным, чем и налогоплательщики, и Конгресс согласятся покрыть, авторы констатируют:

«Эффективным путём возвращения к стабильной деятельности глобальных системно значимых институтов в частном секторе мог бы обеспечиваться обменом или конвертацией соответствующего количества необеспеченного долга от первоначальных кредиторов разорившихся компаний [имеются в виду вкладчики] в акционерный капитал [акции]. В США новые акции станут капиталом в одной или нескольких вновь образованных операционных учреждений. В Великобритании может быть использован тот же подход, либо акционерный капитал может быть использован для рекапитализации самой проблемной финансовой компании – таким образом, верхние слои переживающих финансовые затруднения кредиторов станут владельцами надёжной компании. В обеих странах новые держатели акций примут на себя соответствующий риск, будучи акционерами финансовой организации».

Ни одного исключения не отмечено для «негарантированных депозитов» в США, под которыми имеются в виду те, что ниже $250 000 – вклады, которые, как мы полагали, застрахованы американской Федеральной корпорацией по страхованию вкладов. Это вряд ли случайное упущение, поскольку именно Федеральная корпорация опубликовала эту директиву. Федеральная корпорация по страхованию вкладов – это страховая компания, финансируемая за счёт страховых взносов, выплачиваемых частными банками. Директива называется «процесс разрешения (спора)», определяемая повсюду как план, «который будет запущен в случае банкротства страхователя...» Единственное упоминание о «застрахованных вкладах» появляется в связи с существующим законодательством Великобритании, которое Федеральная корпорация и Банк Англии называют неадекватным, подразумевая, что оно должно быть модернизировано или отменено.

Неизбежный риск

Если выданные нам долговые расписки будут конвертированы в акции банка, они больше не будут подлежать страховой защите, а будут находиться «в группе риска» и подвержены опасности уничтожения, в точности как это произошло с акциями Lemann Brothers в 2008 году. То, что этот страшный сценарий действительно может материализоваться, было подчёркнуто Ив Смит 19 марта в статье под названием «Пока вы смотрите в другую сторону, банки демократов инициируют законы, разрешающие спасать банки и дерегулировать деривативы». Она пишет:

«В США вкладчики фактически ставятся в худшее положение, чем вкладчики банков на Кипре, по крайней мере, если они - вкладчики крупных банков, которые являются игроками в деривативном казино. Регулирующие органы закрывают глаза, когда банки используют свои хранилища для финансирования рисков по деривативам. И, что совсем скверно, вкладчики, в отличие от своих кипрских собратьев, не являются даже старшими кредиторами. Помните Леман Бразерс? Когда этот инвестиционный банк рухнул, незастрахованные кредиторы (а вспомните, что вкладчики – незастрахованные кредиторы) получили восемь центов на доллар. Одна веская причина в том, что контрагенты по деривативам требуют обеспечения за любой риск, то есть они являются застрахованными кредиторами. Реформы законов о банкротстве 2005 г. сделали контрагентов по деривативам главнее по отношению к незастрахованным кредиторам».

Можно задать себе вопрос – почему размещение залога контрагента по деривативам, при каком-то проценте полной незащищённости, делает кредитора «застрахованным», в то время как вкладчик, который возмещает 100 центов за доллар, является «незастрахованным». Но двигаемся дальше – Смит пишет:

«Леман Бразерс» имели только два крошечных дочерних банка, и, насколько мне известно, не принимали вклады населения. Но, как читатели могут напомнить, «Бэнк оф Америка» перевёл большую часть своих деривативов из управления «Мерил Линч» в свой депозитарий в конце 2011 года. Его «депозитарий» – это рука банка, которая принимает вклады: а в «Бэнк оф Америка» это означает огромное множество вкладов. Эти вклады сейчас подвержены опасности растаять из-за огромных потерь по деривативам. Насколько плохой может быть ситуация?

Смит цитирует Блумберг:

«...Холдинг Бэнк оф Америка... держал к концу июня в деривативах почти $75 триллионов...»

Это сопоставимо с отделением «JPMorgan», «JPMorgan Chase Bank NA», принимающим депозиты, 99% которых составляют условные производные ценные бумаги нью-йоркских фирм на $79 трлн., как показывают данные Управления контролёра денежного обращения (Министерства финансов США).

$75 трлн. и $79 трлн. в деривативах! Каждый из этих двух мега-банков держит больше в условных деривативах, чем весь глобальный ВВП ($70 трлн.)! «Условная стоимость» деривативов – это не то же самое, что наличные деньги, подверженные риску, но, говоря словами, которые приводятся на сайте Смит:

«Согласно по крайней мере одной из оценок, в 2010 году общая сумма денег, связанных в (рискованных) деривативах составляла $12 трлн....

$12 трлн. – величина, близкая к ВВП США.

Смит продолжает:

«...Вспомните эффект изменения закона о банкротстве в 2005 году: контрагенты по деривативам стоят первыми в очереди, они получают возможность наложить лапу на активы первыми и предоставить всем остальным драться за оставшиеся крохи... «Леман Бразерс» пал через неделю после того, как «JP Morgan» захватил обеспечение.

Но есть и ещё кое-что похуже. Во время кризиса кредитов и сбережений американской Федеральный Корпорации по страхованию вкладов не хватает поступлений по страхованию вкладов, чтобы оплатить запуск программы урегулирования, TARP (Программа по спасению проблемных активов*). Она должна получить дополнительное финансирование от Конгресса. Этот шаг открывает путь для очередного вымогательства у налогоплательщиков в стиле TARP, на этот раз для спасения вкладчиков».

Возможно, но Конгресс уже обжёгся и склонен на этот раз упереться. Параграф 716 Акта Додда-Франка конкретно запрещает государственную поддержку спекулятивной деятельности, связанной с деривативами. А в еврозоне, в то время как Механизм европейской стабильности предписывает странам Еврозоны спасать терпящие бедствие банки, очевидно, тоже передумали. 25 марта министр финансов Голландии Йерун Дейсселблум, который играл ведущую роль в навязывании плана конфискации вкладов на Кипре, сказал журналистам, что это будет «схемой для всех будущих спасений банков» и что «цель МЕС – чтобы никогда не пришлось прибегать к её использованию».

Это объясняет необходимость резолюции Американской федеральной корпорации по страхованию вкладов и Банка Англии. Если ожидаемое соответствующее законодательство будет принято, у американской Федеральной корпорации больше не будет необходимости защищать средства вкладчиков; она их может просто конфисковать.

Хуже, чем налог

Конфискация вкладов Американской федеральной корпорацией по страхованию вкладов для рекапитализации банков намного отличается от простого налога для налогоплательщиков для оплаты расходов правительства. Государственный долг, по крайней мере, в теории, это долг людей, поскольку правительство существует для предоставления услуг людям. Но когда банки попадают в беду со своими деривативными схемами, они не предоставляют услуг вкладчикам, которые не получают сокращения доходов. Забирать деньги вкладчиков – это просто воровство.

Что необходимо сделать – это повысить страховые взносы Федеральной системы страхования и заставить банки платить за сохранение вкладов всех своих клиентов, однако взносы уже высоки, а Федеральная корпорация, как и другие регулирующие правительственные агентства подвержены регулятивному захвату**. Страхование вкладов провалилось, и также провалилась система частных банков, которая зависит от неё, благодаря доверию, из которого и состоит банковская работа.

Стрижку вкладчиков на Кипре назвали «налогом на богатых», а комментаторы описывали её как «заслуженную», так как большая часть денег на кипрских счетах принадлежала иностранным олигархам, налоговым уклонистам и отмывателям денег. Но если эта схема будет применена в США, это будет налог на бедняков и средний класс. Состоятельные американцы не держат большую часть своих денег на банковских счетах. Они держат их на фондовом рынке, в недвижимости, во внебиржевых ценных бумагах, в золоте и серебре и так далее.
Тогда, находитесь ли вы в безопасности, если ваши деньги вложены в золото и серебро? Очевидно – нет, если они лежат в банковской ячейке. Министерство внутренней безопасности, как сообщается, заявило банкам, что оно имеет право изымать содержимое банковских ячеек без ордера, в случае, если это является вопросом «национальной безопасности», чем, без сомнения, будет являться кризис крупных банков.

Шведская альтернатива: Национализировать банки

Другой вариант был рассмотрен, но отклонён президентом Обамой в 2009 году: национализировать мега-банки, которые обанкротились. В феврале 2009 г. статья под заглавием «Незастрахованные банковские вклады в опасности?» Феликс Сэлмон обсуждал сообщение аналитика по инвестициям одного из азиатских фондов, Кристофера Вуда, в котором тот писал:

«Поразительно, что Обама не понимает политической привлекательности варианта национализации банков.... Несмотря на эту последнюю неудачу, национализация банков последует рано или поздно, потому что реалии ситуации будут этого требовать. Результатом будет разорение держателей акций, а держатели облигаций – если, надеемся, не сами вкладчики – будут вынуждены принять «долг на акции»***.

Вопрос о том, на самом ли деле вкладчиков заставят быть акционерами, Сэлмон прокомментировал так:

«Стоит помнить, что вкладчики – это необеспеченные кредиторы в любом банке; в самом деле, они, безусловно, самый большой класс необеспеченных кредиторов».

Президент Обама признал, что национализация банков сработала в Швеции, и что курс, которого придерживается Федеральная система США, не сработал в Японии, где вместо этого было «потерянное десятилетие». Однако Обама избрал японский вариант, потому что, как пишет Эд Харрисон, «Американцы не примирятся с национализацией».

Но всё это было четыре года назад. Когда американцы поймут, что альтернативой будет превращение их наличных денег в «банковские акции» сомнительной рыночной стоимости, перемещение обанкротившихся мега-банков в государственный сектор, возможно, начнёт выглядеть более привлекательно.

Примечания:

* – Программа по спасению проблемных активов – The Troubled Asset Relief Program (TARP) - которая предполагает покупку правительством США активов и ценных бумаг у финансовых институтов, с целью поддержания финансового сектора. Крупнейший компонент правительственных мер, принятых осенью 2008 года для спасения экономики США от ипотечного кризиса. Выкупу подлежат. Так называемые legacy loans – кредиты, выданные банками и ставшие плохими, но пригодными для выкупа, и legaсy securities – плохие выкупаемые облигации. Главным оператором сделок с этими активами является Федеральная корпорация страхования банковских депозитов (FDIC – Federal Deposit Insurance Corporation) – которая определяет объем гарантируемого фондирования для каждой сделки, причем финансовый рычаг сделки не может превышать 6. Схема следующая: половину средств необходимого капитала получает частный инвестор, который предложит наибольшую цену за проблемный кредит. Банк-продавец актива принимает предложенную цену, после чего покупатель – частный инвестор получает необходимый объем фондирования от FDIC. При выкупе legacy securities применяется аналогичная схема фондирования, только источником средств становится Федеральная Резервная Система и фонд TALF (Term Asset-Backed Securities Loan Facility).

** – Регулятивный захват (Regulatory Capture) – ситуация, когда регулятивные органы государственной власти начинают выполнять свои функции в интересах тех фирм, чью деятельность они должны регулировать. Хотя Regulatory Capture может осуществляться за счёт дополнительных выплат (взяток), предоставления чиновникам различных выгод и пр., средства Regulatory Capture не ограничиваются коррупционными мерами.

*** – долг на акции – капитализация долга (обмен долговых обязательств на акции заемщика; часто речь идет о реструктуризации задолженности страны, когда долги перед иностранными кредиторами обмениваются на акции предприятий страны-должника).

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Кое-что о гегемонии доллара

Территориально-государственное образование (далее — Организация) Соединённые Штаты проиграли войну в Ираке. Этот факт сегодня определяет их положение на Ближнем Востоке....

Подробнее...

ФРС — самоубийца с далеко идущими планами

Управляющие центральными банками по природе своей — социопаты, и склонны вести себя, подобно роботам. Когда понимаешь их мотивацию или, как минимум, их цели, то их действия становятся вполне предсказу...

Подробнее...

Эти страны быстро и без шума избавляются от доллара

Прошедшие несколько месяцев довольно заметен постоянный рост числа стран, избавляющихся от значительных порций своих долларовых вложений. Это у многих вызывает тревогу — испытает ли вскоре экономика С...

Подробнее...

«Федералы идут!»

В школе американцам рассказывают историю о Поле Ревире. Говорят, что он промчался на лошади от своего дома в северной части Бостона до Лексингтона и Конкорда, предупреждая, что федеральные войска* выс...

Подробнее...

Всемирный долговой дефолт — вполне реальная возможность

Долг это хорошо или плохо? Ответ — «Да». Долг — это будущие расходы, сдвинутые по времени. Он позволяет вам купить сейчас то, на что у вас нет денег. ...

Подробнее...

Google+