Бешеные деньги и сверх-богатые

Медвежья берлога

Именно неравенство в США определит эру Обамы

Высокие налоги лишь закрепляют нынешнюю структуру богатства в имеющемся виде. Растущее неравенство оплакивается левыми всего мира, и Эдвард Льюс из Financial Times без сомнения заставил президента Барака Обаму подавиться корнфлексом (кукурузные хлопья, – прим. перев.), заявив, что «именно неравенство в Соединённых Штатах определит эру Обамы».

Но, вопреки верованиям левых, растущее неравенство и безответственное поведение сверх-богатых – это ответ не на неадекватные уровни налогообложения, а на два десятилетия монетарной политики, которая навязала отрицательные реальные процентные ставки мировой экономике. Председатель Федерального Резерва Бен Бернанке, его предшественник Алан Гринспен и их последователи за рубежом несут ответственность за рост мирового класса нуворишей, не только обладающего уникальными привилегиями, но во многих случаях (хотя и не во всех) отличающегося исключительно неприятной этикой и поведением.

Если сравнить первый список "Forbes 400" богатейших американцев в 1982 году и список 2012 года, то мы заметим поразительные изменения. Если явное большинство списка 1982 года – 32 из 50 верхних позиций – унаследовали свои состояния, то в 2012 подавляющее большинство состояний в списке – 34 из 50 – сделаны собственными силами выходцами из бедного или среднего классов, чаще всего без существенного присутствия бизнеса.

Для такого короткого периода (многие из фамилий на верхних строчках в списке 2012 года уже были и в списке 1982 года) это значительные перемены. Кстати, если взять более ранний список, подготовленный BCForbes в 1918 году (год, когда данные о подоходных налогах были доступны для общества), то обнаружится, что даже в ту эру высокого неравенства и низких подоходных налогов, 17 из 30 состояний были унаследованы и лишь 13 – созданы собственными силами. Так что это 2012 год, а не 1982, – аномалия.

Что?

Ещё одно изменение после 1982 года – богатые стали богаче, общее чистое богатство Forbes 400 в 1982 году составляло 2,8% ВВП США, а в 2012 году – 11,5% ВВП. Другими словами, усреднённое богатство членов Forbes 400 как доля экономики США увеличилось в четыре раза. Это – увеличение в восемь раз в реальном исчислении, или более чем в 20 раз в денежном выражении.

В международном масштабе контраст ещё более разителен, ведь рост усредненного богатства с 1982 года ещё больше, чем в США, и переход от унаследованных состояний к созданными собственными силами более резко выражен. Однако в международном смысле мы подверглись серьёзному влиянию растущих рынков и появлению России и бывшего Советского блока, так что сравнение не совсем корректно.

Однако экономика США – почти столь же капиталистическая, как была и в 1982 году, и имеет приблизительно такое же значение для мировой экономики, так что перемены среди сверх-богатых в США должны быть вызваны иными факторами, нежели политика или экономическая ситуация США. Бум на фондовых биржах 1982 – 2000 годов, конечно, помог: к 1997 году, на середине периода (после 10-кратного увеличения Индекса Standard & Poor's с 1982 года) состояния были намного больше, чем в 1982 году, хотя составляли менее половины в реальном исчислении сегодняшних величин.

Естественно ожидать, что доля состояний, созданных руками миллиардеров, выросла с 1982 по 1997 годы благодаря огромному «рынку быков» (повышение фондовой конъюнктуры – прим. перев.) – что и произошло, но лишь с 18 до 23 среди верхних 50, доля почти такая же, как в 1918 году. Только после 1997 года появился существенный переход к созданным своими силами сверх-состояниям, с сопутствующим будущим ростом величины состояний, которое не объяснимо относительно умеренным ростом в этот период стоимости товарно-материальных запасов (менее, чем вдвое в номинальном выражении, и лишь на 10-20% выше в реальном исчислении).

Взрывной рост сделанных своими силами сверх-состояний с 1997 по 2012 год и рост их чистой стоимости произошли по одной причине: крайне экспансионистской политике, введённой Гринспеном в феврале 1995 года и усиленной Бернанке в 2006 году.

Взрывной ростсделанных своими силами сверх-состояний

Механизм действия крайне прост. Процентные ставки близки или ниже уровня инфляции благоприятны для заемщиков более, чем для заимодавцев, поскольку заемщики могут привлекать капитал займа в реальном исчислении почти бесплатно. Следовательно, стратегии с высоким использованием кредитов, основывающиеся на заимствованиях огромных денег и вложений и относительно низко-доходные активы, быстро создают состояния, давая возможность нуворишам обгонять держателей давно сколоченных состояний.

Конечно, владельцы давних состояний тоже могут кредитовать себя, но не делают этого из-за больших побочных рисков. Если, как и в 2008 году, операции с высоким кредитованием налетят на резкий спад активности, то эти состояния могут легко быть разрушены. Для давних состояний это неприемлемо, но для недавно создавших и ещё не упрочивших свои богатства – это приемлемый риск, положительные преимущества становления истинно богатыми превышают негатив – риск потери имеющегося богатства.

Результаты такого отношения можно увидеть на долгой карьере Дональда Трампа, который несколько раз заявлял о несостоятельности своей империи недвижимости и казино либо непосредственно, либо частично, но, тем не менее, продолжает вести жизнь мультимиллиардера, и в нынешней ситуации высоких цен активов и низких процентных ставок почти наверняка реально стоит несколько миллиардов.

Последние пять лет деятельности Бена Бернанке, когда краткосрочные процентные ставки упали до нуля, усилили тенденцию, при которой новые деньги затмевают старые – единственно потому, что многие новоиспеченные могулы научились на фиаско 2008 года тому, что банкротств можно избежать, а риски кредитования, по крайней мере, для заемщика, намного ниже, чем были ранее.

Финансовый магнитКлюч к обогащению в современной экономике, таким образом, более не в способности выстроить долгосрочный бизнес, а в доступе к дешевым кредитам. Так, типичными членами верхних 50 строк из списка Форбс в 2012 году были Рей Далио (33) и Стив Коэн (40) – оба возглавляют огромные хедж-фондовые группы, причём Группа SAC Коэна уже завязла в том, что вежливо можно назвать разногласиями, причём уже официально озвучены несколько обвинений в торговле инсайдерской информацией. Далио ныне самый богатый из одноклассников моей Бизнес Школы Гарварда (‘73), он обошёл Тома Стемберга, основателя Staples; а бизнес и его, и Коэна типичным образом воспользовались преимуществами кредитования времён Бернанке. Но я не стал бы делать ставку на то, что они удержатся в списке Форбс в 2022 году, не говоря уж о 2042.

Внесли свой вклад и технологии; бизнес, который стал во многом виртуальным и по сути эфемерным, вроде Google и Facebook, можно выстроить намного быстрее, чем старомодные предприятия, требовавшие огромных вложений в материальные или всемирные торговые основы. Конечно, виртуальные состояния могут раствориться столь же быстро, как ломается хула-хуп. Например, Тед Уейт, основать сети продаж персональных компьютеров Gateway, несколько менее виртуального бизнеса, чем два современных гиганта, был 41-м в списке 1997 года с состоянием $3 миллиарда, а в 2009 году вся компания была продана Acer за $710 миллионов. В результате Уейт вошёл в список 50 Форбс и соответственно, покинул список Форбс 400 – всё в возрасте 46 лет.

В мире та же тенденция ещё более очевидна. Российские и китайские миллиардеры, в частности, заметны своей способностью получать долговое финансирование и пользоваться кредитами. Существенные перемены в стоимостных показателях в России после падения коммунизма, низкие реальные процентные ставки, доминировавшие в стране, и способность имевших политические связи получать займы с особо благоприятными процентными ставками дали возможность нуворишам получить контроль над такой долей российской экономики, которая была бы невозможна на Западе. Подобным же образом в Китае контролируемая государством банковская система стала генератором огромных состояний, неизвестных в дни величия династии Сун.

Надо сделать три вывода.

  • Во-первых, преобладание нуворишей – временное явление, ставшее результатом патологической монетарной политики во всем мире; как только такая монетарная политика изменится, большинство состояний, основанных на льготном кредитовании, исчезнет. Состояния, выстроенные на виртуальных технологиях, по большей части окажутся краткосрочными, хотя могут превзойти другие состояния – как твист стал преемником хула-хупа.
  • Во-вторых, выбор левацкой политики высокого уровня налогов только закрепит нынешнюю структуру богатств. Станет невозможным – вместо облегчённого – создание новых состояний, и это усилит доминирование нынешних нуворишей в мировой экономике. В целом, если вы хотите, чтобы в экономике доминировали менее порядочные члены русской мафии, то социализм – как раз то, что надо.
  • В-третьих, неизъяснимая вульгарность современной плутократической культуры – тоже преходяща. К 2030 году цены на дома в Лондоне рухнут, и большая часть милых домиков снова будет принадлежать тем, у кого есть давно устоявшиеся состояния и кто снова будет способен конкурировать на рынке недвижимости. Давосский класс, без корней и без государственной принадлежности, который тратит 12 месяцев в году на путешествия, снова будет состоять из сидящих на зарплате международных бизнесменов и бюрократов, без сомнения – с великолепными средствами на представительские расходы, но без реальных денег, которые вместо этого будут вложены в вечные элегантные провинциальные поместья.

Сверх-богатые больше не будут должны сохранять свои шатающиеся перекредитованные империи путем бессмысленных международных «сделок», а станут выстраивать фамильные династии, размещая свои долгосрочные состояния так, чтобы поистине наслаждаться ими. Стиль и подробности их жизни станут реже появляться в колонках сплетен, где элита Голливуда их плавно заменит, а вкус к обстановке своих домов и владений в общем существенно улучшится.

Возмущение сверх-богатых в общем-то неприятно, оно умаляет удовлетворение от жизни и ведет к аморальным и контрпродуктивным правительственным связям. В настоящее время, как бы ни были неприятны нынешние плутократы, возмущение стоит направить прямо на источник их неправедного богатства: Бена Бернанке и его забавных коллег-монетаристов во всем мире.

Комментарии:

John Rintala · Harvard University
Налоги и процентные ставки – не самая важная причина неравенства в США.

Намного важнее то, что реальные зарплаты в США за прошедшие 40 лет упали, а производительность удвоилась и количество работающих на среднее домохозяйство тоже увеличилось. В результате капиталисты не просто забирают тот уровень прибыли, что был в 1970х – они подняли этот уровень, И забирают каждый цент с увеличения производительности, И вынуждают домохозяйства задействовать дополнительных рабочих ради выживания, И увеличили ежегодное количество часов, которое людям приходится работать, И ещё они уничтожили перечисления в пенсионные планы с фиксированными платами.

Сегодня доля рабочих в социальном продукте такая же, как была в конце 1920х. ВСЯ польза эры Нового Курса утрачена. Все то дополнительное богатство, изъятое у рабочего класса, ушло, по сути, непосредственно классу капиталистов. Конечно, они стали богаче и, конечно же, неравенство усилилось. И как могло быть иначе?

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Кое-что о гегемонии доллара

Территориально-государственное образование (далее — Организация) Соединённые Штаты проиграли войну в Ираке. Этот факт сегодня определяет их положение на Ближнем Востоке....

Подробнее...

ФРС — самоубийца с далеко идущими планами

Управляющие центральными банками по природе своей — социопаты, и склонны вести себя, подобно роботам. Когда понимаешь их мотивацию или, как минимум, их цели, то их действия становятся вполне предсказу...

Подробнее...

Эти страны быстро и без шума избавляются от доллара

Прошедшие несколько месяцев довольно заметен постоянный рост числа стран, избавляющихся от значительных порций своих долларовых вложений. Это у многих вызывает тревогу — испытает ли вскоре экономика С...

Подробнее...

«Федералы идут!»

В школе американцам рассказывают историю о Поле Ревире. Говорят, что он промчался на лошади от своего дома в северной части Бостона до Лексингтона и Конкорда, предупреждая, что федеральные войска* выс...

Подробнее...

Всемирный долговой дефолт — вполне реальная возможность

Долг это хорошо или плохо? Ответ — «Да». Долг — это будущие расходы, сдвинутые по времени. Он позволяет вам купить сейчас то, на что у вас нет денег. ...

Подробнее...

Google+