Как анти-игорное помешательство стало предвестником паники 1837 года

Дядя Сэм загрипповал

Финансовый кризис 2008 года носил признаки предаварийной экономики, стимулирование и поощрение которой напоминало скорее ничем не ограниченное казино, чем разумный рынок.

Иногда сознательно, иногда невольно, но почти всегда близоруко банки, государственные учреждения и потребители объединяли усилия для создания среды, в которой беспрепятственные спекуляции, необеспеченные кредиты и пирамиды безрассудно набранных долгов представлялись постороннему взгляду безграничным процветанием, маскируя неизбежность эпической катастрофы.

В США подобное случалось и ранее. Середина 1830-х годов стала одной из тех эпох, когда спекуляция земельными участками и легкодоступность кредитов размыли границу между законным и незаконным способами обогащения.

Нигде в США более не разрослось это культивирование спекуляций, чем на Далёком Юге*, поскольку насильственное переселение индейцев сделало доступными обширные пространства ценных земель, пригодных для выращивания хлопка. Хлопок, возделываемый рабами, стал исходным материалом для ранней промышленной революции. Рыночные цены на урожай продолжали расти, казалось бы, независимо от поставок, и хлопок стал самым существенным экспортным товаром Америки и, возможно, самым важным товаром в мире.

Кредитное наводнение

Там, где он рос, и люди и следовавшие за ними деньги, а также банки и инвесторы наводнили тогдашнюю юго-западную Америку миллионами долларов, а кредит стал доступен практически каждому. В короткие сроки в таких городах как Алабама и Миссисипи создалась самая захватывающая экономическая конъюнктура в стране, место, где сбывались мечты о лёгких деньгах.

Тем не менее, даже те, кого захватывало чувство того, что они оседлали гребень волны американского капитализма, испытывали сомнения относительно сущности и морального качества происходившего. Слухи о финансовых злоупотреблениях и коррупции витали вокруг банков юго-запада, а мошенники и говорливые юристы играли на излишней доверчивости. Погоня за собственной выгодой, оттеняемая хищной алчностью и использование заёмных средств как рычага для достижения собственной цели больше походило на азартную игру, чем на производительный труд.

Символически стеная, политический экономист Томас Дью скорбел о «безрассудной расточительности духа азарта», которые «охватил страну».

Летом 1835 года двойственное отношение к добродетельности алчности и тревога по поводу прочности экономики переросли в насилие. В быстро растущем Виксберге, Миссисипи, столкновения на пикнике в честь 4 Июля закончились тем, что толпа попыталась очистить город от профессиональных мошенников, и в итоге публично линчевала пять человек; четверых из них затащили на эшафот с верёвками на шее и повесили, невзирая на их мольбы о суде присяжных. Пятый, сильно избитый толпой, был казнён ещё до того, как пришёл в сознание. Весь в крови, он был привезён к эшафоту в фургоне, поднят вверх по лестнице, повешен, а потом просто брошен на помосте.

В течение последующих недель и месяцев, те, кто попали под подозрение как профессиональные спекулянты, под угрозой насилия были избиты и изгнаны почти из всех крупных посёлков и городов в штате Миссисипи и вдоль рек Миссисипи и Огайо. В Новом Орлеане и Мобиле, штат Алабама, в Литл-Роке , штат Арканзас , и Санкт-Луисе, штат Миссури , в Мемфисе и Нэшвилле, штат Теннесси , в Лексингтоне и Луисвилле, в Цинциннати, Уилинге, Западная Вирджиния , жители разыскивали аферистов, напали на них, крушили их оборудование, арестовывали их и бросали в тюрьмы, собирали общественные собрания, где создавали общества против азартных игр.

Изгнание игроков

К осени паника распространилась вплоть до восточного побережья, а власти от Нью-Йорка до Норфолка, штат Вирджиния, устраивали облавы на игорные дома, преследовали предполагаемых игроков и опасались появления толп, полных решимости осуществить правосудие собственными методами.

Разъясняя, что же произошло в Виксберге, редактор местной газеты утверждал, что профессиональные игроки были пьяницами и преступными негодяями, которые обманывали молодёжь и простаков, а затем обирали их до нитки. Их уничтожение было единственным способом сохранить благопристойность и предоставить порядочным людям возможность жить честно.

Именно в то время, когда редакторы других газет осудили насилие, которое началось в Виксберге, многие соглашались с подобной оценкой игроков, часто называя их «вампирами», «кровопийцами», и «стервятниками».

Но мошенники процветали только там, где у них были клиенты, и враждебность по отношению к ним и их профессии в 1830-х годах менее отражала суть происходящего в смысле чёткой моральной грани между законными и незаконными видами экономических устремлений, чем передавала понимание того, насколько размытой была эта линия.

В тот момент, когда потенциальные выгоды от спекулятивной экономики сводили многих американцев с ума, те, кто пробивался наверх исключительно выясняя шансы и держа пари, что будущее благоволит исключительно им, преуспевали за счёт национальной расточительности в особенно разрушительном виде.

В конечном итоге, избавление от всех профессиональных игроков в США всё равно не предотвратило бы краха. Между летом 1836-го и весной 1837-го неуверенность иностранных инвесторов и кредиторов в фундаментальной прочности американской экономики совпала с падением цен на хлопок.

В мае 1837 приостановка платежей звонкой монетой двумя ведущими банками в Натчезе, Миссисипи, вызвала каскад остановок платежей почти каждым банком в стране в течение нескольких недель. Последовавшая за этим депрессия будет длиться шесть лет, разорит многие тысячи людей и преподаст урок – всё ещё не выученный – что в казино всегда побеждает заведение.

Примечание:

* – (the Deep South) Глубокий юг, Далёкий Юг. Юго-восточный регион США; обычно в него включают штаты: Южная Каролина, Джорджия, Миссисипи, Луизиана, Алабама

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Кое-что о гегемонии доллара

Территориально-государственное образование (далее — Организация) Соединённые Штаты проиграли войну в Ираке. Этот факт сегодня определяет их положение на Ближнем Востоке....

Подробнее...

ФРС — самоубийца с далеко идущими планами

Управляющие центральными банками по природе своей — социопаты, и склонны вести себя, подобно роботам. Когда понимаешь их мотивацию или, как минимум, их цели, то их действия становятся вполне предсказу...

Подробнее...

Эти страны быстро и без шума избавляются от доллара

Прошедшие несколько месяцев довольно заметен постоянный рост числа стран, избавляющихся от значительных порций своих долларовых вложений. Это у многих вызывает тревогу — испытает ли вскоре экономика С...

Подробнее...

«Федералы идут!»

В школе американцам рассказывают историю о Поле Ревире. Говорят, что он промчался на лошади от своего дома в северной части Бостона до Лексингтона и Конкорда, предупреждая, что федеральные войска* выс...

Подробнее...

Всемирный долговой дефолт — вполне реальная возможность

Долг это хорошо или плохо? Ответ — «Да». Долг — это будущие расходы, сдвинутые по времени. Он позволяет вам купить сейчас то, на что у вас нет денег. ...

Подробнее...

Google+