Занять Европу делом

Занять Европу делом

Париж. – Часть экономистов считает, что это лето может ознаменовать начало этапа, когда некоторых периферийных членов еврозоны начнут просить на выход; другие полагают, что такой сценарий невозможен. Все соглашаются, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, распад еврозоны катастрофически скажется на занятости и экономическом росте.

Однако, поскольку исход неизвестен и зависит от политики не менее чем от экономики, отложим эту пугающую перспективу в сторону и разберёмся, что же мы знаем об основных экономических показателях Евросоюза. Короче говоря, насколько конкурентоспособна Европа летом 2012 года?

Если мы сравним ЕС-15 (Европейский Союз до его расширения в 2004 и 2007 годах) с США, самый очевидный момент – то, что ВВП на душу населения в Европе почти на 25% ниже, разница около 11 тыс. долларов в год. Более того, производительность стран ЕС на душу населения, которая на протяжении 20 лет – до 1995 года – стремилась к уровню производительности в США и отставала от неё всего на 5%, потеряла 10 процентных пунктов в относительном выражении за десятилетие, предшествовавшее кризису еврозоны. Европа не в состоянии угнаться за значительным приростом производительности в США, произошедшим благодаря информационно-технологической революции.

Однако Европа сумела удержать свою долю в мировом экспорте за этот период более эффективно, чем это получилось у США. Европейские компании в среднем оказались более успешными при поддержании своей доли спроса на развивающихся рынках, чем американские компании.

Кроме того, создание рабочих мест в Европе находится не в таком плачевном положении, как многие считают. Анализ данных о создании новых рабочих мест в США и Евросоюзе с 1995 по 2008 год (McKinsey & Company) показывает, что в то время как в США было создано 20 млн. новых рабочих мест, причём 19 млн. из них было связано с ростом численности населения, то в ЕС-15 за тот же период было создано около 24 млн. новых рабочих мест, из которых только 9 млн. связаны с приростом населения.

Создание рабочих мест распределялось по всей Европе неравномерно, но оно было. Это означает, что ЕС имеет успешную модель занятости, которую можно перенимать.

Существуют также твёрдые доказательства того, что крупные компании Европы в мировом масштабе достаточно конкурентоспособны. Число компаний из списка «Fortune 500» со штаб-квартирой в Европе за последние 10 лет выросло, в то время как число компаний, базирующихся в США, упало. Кроме того, прибыль крупных европейских компаний росла на 50% быстрее, чем у их американских коллег.

Немногие отрицают необходимость укрепления бюджета во многих странах ЕС, особенно южных (в том числе и Франции). Однако корректировка бюджета должна сопровождаться структурными реформами. Очевидно, что реформы рынка труда, проведённые Германией 10 лет назад, какими бы болезненными они не были, помогли экономике Германии занять гораздо более сильные позиции в глобальной конкуренции. В сходных реформах крайне нуждаются такие страны, как Италия и Испания.

Жизненно необходима и реформа сектора услуг. Показатели производительности труда (часовая выработка) в Европе довольно близки к американским, но у европейцев значительно меньше рабочих часов в год, чем и объясняется разница в годовой производительности на душу населения. Однако европейские страны очень сильно отстают в сфере услуг – ограничительные меры, протекционизм и неэффективность сдерживают развитие этого сектора.

Испанский премьер-министр Мариано Рахой и итальянский премьер-министр Марио Монти, видимо, понимают эти моменты, однако программы реформ, обнародованные ими, не соответствуют масштабу проблем. Хотя итальянские работодатели отвергли предлагаемую реформу трудового законодательства, как слишком скромную, правительство Монти отступило, столкнувшись с противодействием профсоюзов и протестами различных групп населения (например, водителей такси), стремившихся защитить свои права.

Правительства медлят, зная, что реформы на рынке труда наверняка приведут к краткосрочному всплеску безработицы (а, следовательно, к дальнейшему ухудшению финансового положения), потому что работодатели посчитают, что им дешевле будет уволить персонал. Надежда заключается в том, что большая гибкость приведёт и к большей готовности нанимать на работу во время экономического подъёма.

Для европейских политиков, однако, эта долгосрочная перспектива будет достижима только после ряда краткосрочных электоральных проблем, поскольку правительства реформаторов, скорее всего, не выживут, чтобы пожинать плоды реформ. Как заметил премьер-министр Люксембурга Жан-Мари Юнкер, «все правительства Евросоюза знают, что необходимо делать; чего они не знают – как после этого переизбраться».

Есть ли выход из этой дилеммы?

Такие страны как Германия категорически против финансового союза с централизованным бюджетом ЕС для реагирования на ассиметричные шоки, потому что они будут в нём в главными жертвовательницами. Но вариант, который может вызвать более существенную поддержку, свяжет финансовую помощь с реформами рынков труда. Если Италия или Испания проведут реформы, которые вызовут краткосрочный всплеск безработицы, бюджетные расходы будут покрываться за счёт централизованного бюджета ЕС, чтобы смягчить шок. Эти «инвестиции» со стороны богатых стран должны окупиться, если они приведут к большей гибкости рынков труда и повышению производительности в странах-реципиентах.

Ещё одно предложение – это субсидирование из централизованного бюджета для снижения налогообложения на персонал, работающий в странах с самой проблемной экономикой. Логика в том, что такая страна как Греция, должна провести девальвацию для повышения своей конкурентоспособности, но её выход из зоны евро создаст серьёзные проблемы. Альтернативой может быть сокращение номинальной заработной платы («внутренняя девальвация»), но сделать это трудно (хотя Латвии и Ирландии это удалось).

Уменьшение налогов на труд, возможно, в течение определённого периода будет иметь такой же эффект. Это дорого обойдётся правительствам в краткосрочной перспективе, хотя рост производства и занятости вполне могут оправдать «сопутствующие издержки» в виде налоговых поступлений; и здесь субсидии от ЕС, возможно, могли бы стать также имеющими смысл инвестициями.

Если Европа стремится восстановить устойчивый экономический рост и высокий уровень занятости, она должна повторить опыт тех стран, где это сработало и было успешно реализовано. Это будет стоить денег. Правительства должны быть готовы убедить своих избирателей, что эти деньги будут потрачены с пользой.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Кое-что о гегемонии доллара

Территориально-государственное образование (далее — Организация) Соединённые Штаты проиграли войну в Ираке. Этот факт сегодня определяет их положение на Ближнем Востоке....

Подробнее...

ФРС — самоубийца с далеко идущими планами

Управляющие центральными банками по природе своей — социопаты, и склонны вести себя, подобно роботам. Когда понимаешь их мотивацию или, как минимум, их цели, то их действия становятся вполне предсказу...

Подробнее...

Эти страны быстро и без шума избавляются от доллара

Прошедшие несколько месяцев довольно заметен постоянный рост числа стран, избавляющихся от значительных порций своих долларовых вложений. Это у многих вызывает тревогу — испытает ли вскоре экономика С...

Подробнее...

«Федералы идут!»

В школе американцам рассказывают историю о Поле Ревире. Говорят, что он промчался на лошади от своего дома в северной части Бостона до Лексингтона и Конкорда, предупреждая, что федеральные войска* выс...

Подробнее...

Всемирный долговой дефолт — вполне реальная возможность

Долг это хорошо или плохо? Ответ — «Да». Долг — это будущие расходы, сдвинутые по времени. Он позволяет вам купить сейчас то, на что у вас нет денег. ...

Подробнее...

Google+