Без крупных войн нет экономического роста?

Мост Таппан Зи, округ Вестчестер, штат Нью-Йорк
Мост Таппан Зи, округ Вестчестер, штат Нью-Йорк

Продолжающееся низкие темпы экономического роста в странах с высоким уровнем доходов побудили экономистов переоценить происходящее.

В качестве возможных виновников этих процессов они рассматривают слабый спрос, усиление неравенства, рост конкуренции со стороны Китая, чрезмерное регулирование, неадекватную инфраструктуру и истощение технологических идей.

Есть ещё дополнительное объяснение медленного роста, которое в настоящее время изучается. Это постоянство и спокойствие в мире.

Мир просто не имел больших войн в последнее время, по крайней мере, по историческим меркам. Некоторые последние новости об Ираке или Южном Судане создают у нас впечатление, что это очень кровавые места, но эти жертвы меркнут в свете десятков миллионов людей, погибших в двух мировых войнах в первой половине 20-го века. Даже во Вьетнамской войне было намного больше смертей, чем в любой из войн последнего времени с участием развитых стран.

Это может показаться парадоксальным, но чем больше миролюбия, тем больше спокойствие в мире, которое не способно вызвать более высоких темпов экономического роста, так как эти темпы не требуются так остро. Это мнение не претендует на гипотезу, что война улучшает экономику, так как, разумеется, конфликт приносит смерть и разрушение. Предположение также отличается от кейнсианской аргументации тем, что подготовка к войне поднимает госрасходы и требует увеличения рабочей силы. Скорее, сама возможность войны акцентирует внимание правительства на том, чтобы принять некоторые принципиальные решения, выбрав, например, инвестирование в науку вместо либерализации экономики. Такая переориентация приводит к выигрышу страны в долгосрочной перспективе.

Более Безопасный Мир:

Число людей, погибших в военных конфликтах, резко сократилось с 20-го века

Число людей, погибших в военных конфликтах, резко сократилось с 20-го века. (Указано число смертей на 100 000 человек в боевых действиях. Источник: Стивен Пинкер, Харвардский университет; основано на данных «Хьюман секьюрити репорт прожект» института Саймона Фрезера). 

Поиск положительных сторон войны может казаться отвратительным, но если мы посмотрим на американскую историю, то не сможем отвергнуть эту идею так легко. Фундаментальные инновации, такие как ядерная энергетика, компьютер и современные самолёты появились всё же тогда, когда американское правительство стремилось нанести поражение державам «Оси», либо впоследствии стремилось к выигрышу в Холодной войне. Интернет изначально был разработан, чтобы помочь стране противостоять в ядерном конфликте, а Кремниевая долина появилась благодаря военным контрактам, в отличие от сегодняшнего дня, в виде предпринимательства в области старт-апов. Запуск советского спутника пришпорил американский интерес к области науки и техники, что привело впоследствии к экономическому росту.

Никита Хрущёв и лидеры Восточной Германии у макета Спутника-3, 1959 год

Никита Хрущёв и лидеры Восточной Германии у макета Спутника-3. 1959 год.

Война заставляет действовать неотложно, а миролюбие не в состоянии подвигнуть правительство на резкие шаги. Например, проекту «Манхэттен» потребовалось шесть лет, чтобы создать работоспособную атомную бомбу, практически с нуля и с расходами на пике в 0,4% от американской экономики и промышленности. В наши дни невозможно представить такую быстроту и решительность.

Будучи подростком, в 1970-е годы я слышал разговоры о желательности модернизации моста Таппан Зи. Теперь его замену планируется открыть не ранее 2017 года, по крайней мере, при условии, что озабоченности по поводу исчезновения осетровых можно будет уладить. Аэропорт Кеннеди по-прежнему полностью не функционирует и Ла Гардия вряд ли поможет при воздушном транзите в Нью-Йорк и из Нью-Йорка. Стимулирующий законопроект на 800 миллиардов долларов, как мера против рецессии, не изменит эту ситуацию.

Сегодня основные страны Западной Европы, растущие медленно, в последнюю очередь опасаются того, что их захватят с помощью военной силы, и поэтому их политики не сталкиваются с возможностью наказания за продолжающуюся стагнацию. Вместо этого, уход в отставку часто означает повышение дохода от консультационных услуг или удобный выход на пенсию в приятном месте для отдыха. Япония, для сравнения, столкнувшись с территориальным и геополитическим давлением Китая, в ответ пытается запустить национальное возрождение с помощью экономической политики премьер-министра Синдзо Абэ.

Иен Моррис, профессор античной филологии и истории Стэнфордского института, переосмыслил гипотезу о том, что война является важным фактором экономического роста, в своей недавней книге «Война! Чем она хороша? Конфликты и прогресс цивилизации: от приматов к роботам». Моррис рассматривает широкий спектр примеров, в том числе Римскую империю, европейские государства в периоды их подъёма и современные Соединённые Штаты. В каждом таком случае существуют достаточные доказательства того, что стремление готовиться к войне стимулирует развитие технологий, а также активизирует внутреннее социальное развитие.

Ещё одна новая книга, Куэйси Куартиг «Войны и золото: 500-летняя история империй: авантюры и долг», исследует подобный аргумент, но фокусируется на рынках капитала. Господин Куартинг, консерватор, член британского парламента, утверждает, что необходимость финансирования войны заставляла правительства разрабатывать денежно-кредитные и финансовые институты, стимулирующие развитие Запада. Однако его не беспокоит то, что сегодня многие правительства злоупотребляют этими инструментами и набирают слишком много долгов.

Ещё одно исследование подобной гипотезы появилось в недавней работе экономистов Чиу Ю Ко, Марка Кояама и Тянь-Хви Сынг. В статье утверждается, что Европа была политически более разобщённой, чем Китай, потому что Китай подвергался завоеваниям, что привело его к политической централизации в целях обороны. Такая централизация была полезной, но, в конечном счете, стала тормозом для Китая. Европейские страны инвестировали в области технологий и модернизацию именно потому, что боялись своих соседей-конкурентов.

Но вот загвоздка: все экономические выгоды от потенциального конфликта были хороши в те времена, но сегодня они другие. Технологии стали гораздо более разрушительны, поэтому от крупномасштабной войны будут большие разрушения, чем когда-либо раньше. Это делает войны менее вероятными. Конечно, это хорошо, но это даёт и экономическую стагнацию, с которой приходится мириться.

Можно смотреть на это и под более оптимистичным углом, чем может показаться поначалу. Пожалуй, в современном торгующем мире присутствует некоторый рост материального уровня жизни на планете – относительное отсутствие войны, смертей и травм, и даже какая-то связанная с этим лень.

Мы можем предпочитать более высокие темпы экономического роста и прогресса, даже признавая то, что последние показатели мирового ВВП не адекватно оценивают все выгоды, которые мы получили от спокойствия. Вдобавок к спокойствию в мире, мы также можем больше внимания уделять окружающей среде, иметь больше свободного времени и более высокую степень социальной терпимости к меньшинствам, и к гонимым прежде группам. Наш более мирный и – да, более ориентированный на уклонистов – мир это на самом деле лучше, чем погоня за экономическими показателями.

Жизнь в спокойном мире с 2% мирового роста ВВП имеет большие преимущества, которых вы не получите при 4% роста мирового ВВП и намного большего числа погибших в войнах. Экономический застой, может, и не так впечатляет, но это вещь, которой нашим предкам так и не удавалось добиться.

Настоящий вопрос – в том, можем ли мы создать что-то лучшее, и не является ли преобладание мира в последний период по большей части временным пузырём, который всего лишь ждёт момента, чтобы лопнуть.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Атлант споткнулся

Пока неясно, какой ущерб причинит — или не причинит — избранный президент Трамп экономике США, обществу и международным отношениям. Самооценка либералов-интернационалистов, по сути, остаётся неприкос...

Подробнее...

«Прекращение роста» разжигает широкое недовольство

Рауль Иларджи Майер, довольно давно комментирующий экономические реалии, выразился и лаконично, и провокационно: «Всё кончено! Вся модель, на которых базировалось наше общество по крайней мере скол...

Подробнее...

«Соотношение сил» угрожает капитализму

Как известно, Карл Маркс вслед за Гегелем постоянно ссылался на «соотношение сил», по его словам способное стать причиной краха капиталистической системы и создания царства трудящихся. Сегодняшняя ра...

Подробнее...

Рывок через границу

«В Конго вырастают, мечтая вырваться отсюда. Когда я был маленьким, никто не спрашивал меня, кем бы я хотел стать. Меня спрашивали, куда бы я хотел уехать». ...

Подробнее...

Вашингтонская «невидимая рука» не столь уж невидима

Шотландский философ Адам Смит, как хорошо известно, отмечал «невидимую руку» рынка, которая выстраивала характер экономик и тут, и там. Неолиберальное правое крыло капиталистического движения, доминир...

Подробнее...

Google+