Перепутать всеведение со всемогуществом

В мире без неприкосновенности личной жизни не существует исключений и для наших шпионов

Государство глобальной безопасности

При том, насколько похоже звучат два этих слова и насколько легко представить, что первое ведёт ко второму, спутать всезнание (обладание полным знанием) с всесилием (обладанием полной властью) достаточно просто. Резонно предположить, что ещё до удара от разоблачений Сноудена, американские мастера шпионажа сделали именно эту ошибку. Если капель из сноуденовской основы основ всех утечек – которая началась в июне и явно не прекратится в ближайшие месяцы – чему-то и научила, так это следующему: всезнание не есть вседозволенность. По меньшей мере, сегодня на мировой политической арене они имеют мало отношения друг к другу. На самом деле в данный момент Вашингтон, кажется, действует в мире, в котором чем больше вы знаете о тайной жизни других, тем менее влиятельными вы оказываетесь.

Начнём с утверждения: никогда не было ничего подобного. Интригующе-медленное поднятие занавеса АНБ, раскрывающее структуру скелета наблюдения, встроенную в наш мир (какие скулы!) стало эпохальным событием. Этот политический спектакль , растянувшийся на 2013 год минимально, а, возможно, и на 2014. Он выставил на посмешище новостные СМИ, работающие 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, и их стремление забывать один громкий сюжет ради того, чтобы как можно быстрее переходить к следующему.

Ясно видно изменение отношения к США в мире – поразительно в худшую сторону, даже если это до нас сразу в полной мере и не дошло. Внутри страны неспособность замолчать эту проблему или убрать с глаз долой, или даже спустить её на тормозах оставило администрацию Обамы, Конгресс и разведывательное сообщество в состоянии всё возрастающей грызни друг с другом. И где-то в системе, созданной для утечек, в механизме надзора – переживающем такое внутреннее потрясение, в системе, которая настолько похожа на худшие фантастические сценарии, которые они читали в детстве – сидят молодые технари, и – вне зависимости от наказания – один или два из них, да и многие, вполне могут стать следующими Эдвардами Сноуденами.

Итак, с чего же начать, ведь уже почти год разворачивается кризис со слежкой, и признаков окончания этого кризиса не видно? Если представить это как оценочную таблицу, то начинать надо, конечно же, с выстраивания, то есть начать со всезнания. В конце концов, это поистине история успеха АНБ – и какой ребёнок не захочет узнать, как устроен этот (не такой уж) маленький движущий механизм, который смог к этому привести?

Всезнание

Вообще говоря, мы никогда не видели ничего подобного стремлению АНБ надзирать, прослушивать, шпионить, мониторить, записывать и сохранять любую крупицу информации о контактах любого сорта по всей планете – следить за человечеством, за всем человечеством, от лидеров до малоизвестных фигур на задворках планеты. Но факт есть факт: люди из АНБ не упустили ни единого шанса – насколько это в наше время возможно и осуществимо технологически.

АНБ, теперь мы это знаем, – повсюду, оно заглатывает электронные сообщения, телефонные звонки, смс, твиты, посты в Фейсбук, информацию о покупках по кредитным картам, сообщения и транзакции любого мыслимого вида. АНБ и британская разведка кормились с оптико-волоконных кабелей, по которым осуществляется интернет-связь и телефония. Агентство складировало данные («метаданные») о каждом телефонном звонкесделанном в США. Различными путями – законными и нет – его оперативники давным-давно проскользнули в так кстати оставленные приоткрытыми задние двери медиа-гигантов, вроде Yahoo, Verizon и Google – и на пару с британской разведкой они тайком собирали «отчёты» «облачной» или частной сетей Yahoo и Google, до 181 миллиона сообщений в месяц, то есть более двух миллиардов в год.

В то же время в распоряжении нанятых ими частным образом корпоративных хакеров находятся системы, с помощью которых, помимо прочего, они могут получить доступ к вашему компьютеру и вычислить и увидеть любое ваше нажатие клавиши. Благодаря вашим мобильным телефонам (даже если они выключены) эти самые хакеры могут определить ваше местонахождение в любом уголке планеты. И это мы только начали суммировать то, что знаем об их только развивающемся государстве глобального надзора.

Иными словами – вот тут мой email, ваши телефонные метаданные, его твиты и её сообщения, и собранные отчеты о миллиардах звонков мобильных телефонов, и другие сообщения французов и нигерийцев, итальянцев и пакистанцев, немцев и йеменцев, египтян и испанцев (спасибо, испанская разведка, за такую помощь АНБ!), и не забыть ещё китайцев, вьетнамцев, индонезийцев и бирманцев, среди прочих (и спасибо, австралийская разведка, за такую помощь АНБ), и было бы вполне резонно включить практически любую национальность, которую можно припомнить. А ещё существуют точки прослушивания АНБ во всех посольствах США и консульствах по всему миру, и отчёты о том, что АНБ прослушивала ООН, напичканные жучками офисы ЕС по обе стороны Атлантики, компьютеры с прямым доступом в здании посольства Индии в Вашингтоне и миссии этого государства в ООН в Нью-Йорке, проникла в компьютерную сеть и шпионила за крупнейшей нефтяной компанией Бразилии, влезла в почту президента Бразилии и двух президентов Мексики, мониторила мобильный телефон канцлера Германии, не говоря уж о тех десятках, возможно, сотнях других высокопоставленный немецких чиновников, мониторила телефонные звонки по меньшей мере 35 мировых лидеров, а также Генерального Секретаря ООН Пак Ги Муна, и – если вы ещё продолжаете подсчитывать – это лишь часть списка того, что нам пока известно о программах слежки АНБ; а зная, что переданные Сноуденом документы будут появляться и дальше, надо ожидать намного большего.

Когда речь идёт о частичном «успехе» истории АНБ, то можно немного поиграть с числами: в АНБ по меньшей мере 35 000 сотрудников, возможно, что и 55 000, и почти $11-миллионный бюджет. При том, что до 70% этого бюджета, вероятно, идёт частным подрядчикам, мы безо всяких сомнений говорим о десятках тысяч дополнительных «работников», косвенно на зарплате у агентства. По оценкам AssociatedPress, около 500 000 работников частных фирм-подрядчиков «имеют доступ к наиболее чувствительным государственным секретам». В Блафдейле, Юта, АНБ расходует $2 миллиарда на строительство одного из крупнейших на планете хранилищ данных (с собственными странными особенностями), способное хранить почти невообразимые йотобайты информации. И помните, что после 9/11, по данным Нью-Йорк Таймс, агентство выстроило или расширило основные дата-центры в Джорджии, Техасе, Колорадо, на Гавайях, Аляске и в Вашингтоне.

Но и успех тоже имеет оборотную сторону, и есть небольшая загвоздка, когда речь идет о глобальном всеведении АНБ. При всём, что оно может, по крайней мере, теоретически, увидеть, услышать и найти, есть одна очевидная вещь, в которой руководители агентства и остальное разведывательное сообщество оказалось примечательно несведущими, одно, что они явно не способны принять – а это наиболее значимый аспект выстраиваемой ими системы. Как бы они ни смогли понять всё о нас, остальных, они не знают почти ничего о самих себе или о реальном вкладе того, что они делают – вот потому-то разоблачения Эдварда Сноудена застали их врасплох.

Наряду с гигантскими интернет-корпорациями они включены в процесс, направленный на уничтожение любого понятия о праве на частную жизнь в нашем мире; они полностью провалились в осознании главного урока, которому учили нас – всех остальных. Если мы живем в эпоху отсутствия частной жизни, то исключений нет; то есть, это эпоха отсутствия частной жизни сначала для нас, а затем и для них тоже.

В этом контексте интересно слово «заговор». Оно происходит от латинского conspirare – «дышать одним воздухом». Чтобы это сделать, вам надо оказаться небольшой группой в тесном помещении. Соорудите крупнейшее на планете учреждение, наймите на работу десятки тысяч частных подрядчиков – молодых компьютерных фанатов, загнанных в ситуацию, которая бы поразила Джорджа Оруэлла – и организуйте систему хранения и электронного поиска, которая во многом полагается на отпечатки пальцев инсайдеров … и вы уже попрощались с секретностью и отменили её навсегда.

Всегда найдется Эдвард Сноуден – или, скорее, Эдварды Сноудены. И не имеет значения, что делают АНБ и администрация Обамы, не важно, чем они угрожают, не важно, насколько яростно они нападают на разоблачителей, или кого они упрячут и на сколько, – всё равно найдутся и другие такие же. Не имеют значения уровни допуска и желание набросить тень секретности на всевозможные действия правительства, в итоге мы будем знать всё.

Они создали систему, потенциально чреватую этим, систему «кротов», как их называли во времена холодной войны. Однако, в данном случае эти «кроты» будут шпионить не на иностранное государство, а – на нас.Частной жизни не осталось. Дело в том, что жизнь стала запечатлеваться, как многие исходные ДНК, в столь блестяще сооруженной системе. Они будут видеть нас, но в итоге они станут видимыми и для нас.

Всевластие

Сделав наши выкладки, давайте обратимся к очевидному вопросу: как это происходит? Как именно игра с наблюдением разыгрывается на глобальном уровне? Насколько успешным оказалось строительство такой системы, преобразуемой в политику и власть? Насколько полезно было получить заранее информацию о том, что должен будет сказать генеральный секретарь ООН при посещении Белого Дома? Насколько полезно складировать бесчисленные твиты, контакты в социальных сетях и телефонные звонки из Египта когда речь зашла о контроле или влиянии на тамошних игроков, хоть братьев-мусульман, хоть генералов?

Мы знаем, что 1 477 “пунктов” из программы АНБ ПРИЗМ (которая проникла в центральные серверы девяти основных американских интернет-компаний) были приведены только в ежедневных сообщениях президента в 2012 году. При такой помощи, такой заблаговременно полученной информации, при таком видении изнутри процессов, идущих во всём остальном мире, полученных по стольким программам АНБ, просто как Вашингтон со всем этим справляется?

Хотя у нас крайне мало информации о том, как инсайдеры разведки и верхушка администрации оценивают эффективность программ надзора АНБ в установлении глобальной власти Америки, на самом деле в такой оценке нет нужды. Всё, что надо сделать – просто взглянуть на мир.

Задолго до того, как Сноуден улизнул с этими документами, было ясно, что дела-то идут не блестяще. Некоторые прорывы в технологии наблюдения, например, проявились в американских военных зонах Ирака и Афганистана, где подразделение разведки США и шпионы явно могли устанавливать местонахождение и прослушивать повстанцев так, как раньше не представлялось возможным. И всё же все мы знаем, что случилось в Ираке и происходит в Афганистане. И там, и тут всезнание явно не трансформировалось в успехи. И, кстати, когда разразилась Арабская весна, – насколько была готова к этому администрация Обамы? На этот вопрос можно даже не трудиться отвечать.

Фактически имеет смысл сделать вывод, что пока мастера шпионажа США и оперативники работали на переднем крае технологий слежения и криптографии, их модель успеха явно устарела. Однако, совершенно бессознательно, они жили всё ещё во рамках мышления времён Второй Мировой Войны. Тогда, во всеохватывающем конфликте двух сторон, прослушка коммуникаций врага была как минимум ключом к победе. Взлом немецких кодов Энигма означал точные сведения, где находятся вражеские подлодки, а взлом морских кодов Японии обеспечил победу в Битве при Мидуэе, да и повсюду.

К несчастью для АНБ и двух администраций в Вашингтоне, наш мир явно больше не настолько разделён. Взламывать коды, какие бы они не были – фокус не в этом. Вы, может, и сумеете вытащить любую информацию в Пакистане или Египте, но даже если бы вы могли прослушать или прочитать её всю (а у АНБ на это нет ни лингвистов, ни времени) вместо того, чтобы просто утонуть в бесполезных данных, – что бы это дало?

При том, как Вашингтон жил после 9/11, без сомнения, ответ будет – чуть менее чем ничего – а после Эдварда Сноудена ответ должен стать – совсем ничего. Сегодня формула АНБ может выглядеть так: чем в большее количество коммуникаций влезает агентство, чем более складирует, чем больше его чиновники знают, чем больше информации оно выдаёт тем, кого они называют «внутренними потребителями» (Белый Дом, Госдепартамент, ЦРУ и прочие) – тем менее всесильным и более бессильным оказывается Вашингтон.

В реестре оценок, как только появились разоблачения Эдварда Сноудена и стал ясен широчайший заговор ради захвата мировых коммуникаций, дела пошли от плохого к худшему. Вот лишь частичный список потерь с точки зрения Вашингтона:

  • Первое европейское почти-восстание против власти Америки на нашем веку (бывшего руководителя Франции Шарля де Голля не считаем) и явление, которое продолжает расширяться по всему континенту, рост неприязни в отношении к Вашингтону;
  • Дрожь ужаса в Бразилии и по всей Латинской Америке, с акцентом на росте неприязни к столь недоброму северному соседу;
  • Китай, у которого своя сложная сеть слежения, в которую ломился Вашингтон, теперь выглядит просто Мистером Непорочность.
  • Россия, которой руководит бывший агент тайной полиции, в эру после Сноудена чудесным образом трансформировалась в глобального миротворца и страну, давшую убежище важному западному диссиденту.
  • Интернет-гиганты из Кремниевой Долины, маяки американских технологий, в итоге могут получить чудовищный удар, с потерей миллиардов долларов и, возможно, с ущербом для своего почти монопольного статуса в мире – благодаря известиям о том, что когда вы отправляете почту, твиты, посты в Фейсбуке или делаете что-то ещё в интернете, то вы автоматически попадаете в руки АНБ. Их исполнительных директоров тоже бросает в дрожь от тревог, чего и следовало ожидать.

И список последствий разоблачений Сноудена, по-видимому, будет расти. Доктрина обширного глобального государства безопасности АНБ явно обрела негативный смысл, но остаётся столь глубоко внедренной в национальное государство безопасности Америки после 9/11, что урезать его в значительной мере, не говоря уж о демонтаже, вероятно, уже немыслимо. Конечно, те, кто управляют этим государством в государстве, заявляют об успехе, концентрируя внимания лишь на анти-террористических операциях, которые – как они клянутся – предотвратили 54 потенциальных теракта внутри США и за их пределами, и всё это благодаря слежке АНБ. Основываясь на относительно небольшой доступной нам информации, это выглядит главной причиной угроз и инфляцией доверия, если не чистым вздором. Что ещё более важно, всё это едва скрывает амбиции системы, которая, как задумывалось, должна была дать Вашингтону импульс влезать в каждое государство, продавливать экономические меры в любой ситуации и глобально усилить власть США.

Первое место в списке и последний штрих

Что во всём этом потрясает более всего – неспособность администрации Обамы и бюрократов от разведки осознать природу происходящего с ними самими. Для этого им бы потребовалось просмотреть ежедневные сообщения разведывательного сообщества, которое, по сути своей, выглядит слепым, немым и глухим вместо того, чтобы ясно видеть мир.

В качестве показателя полной слепоты в Вашингтоне можете оценить, что у нашего госсекретаря и, неявным образом, у президента ушло пять месяцев на то, чтобы в итоге согласиться, что АНБ в некоторых определённых, ограниченных, областях «заходило слишком далеко». И даже теперь, в ответ на возмущение в мире и изменение отношения к США на всей планете, их реакция смехотворно скромна. По сообщениям Дэвида Сангера из «Нью-Йорк Таймс», например, администрация полагает, что «не существует реальной альтернативы огромному собранию гигантских количеств «метаданных», в том числе записей всех телефонных переговоров, сделанных в самих Соединённых Штатах».

Однако есть и светлая сторона, ведь возможно, лишь возможно, что они смогут хранить всё это лишь три года, а не пять, как сейчас. И возможно, всего лишь возможно, они могут рассмотреть вероятность отказа от прослушивания дружественных мировых лидеров, но только после пересмотра и переоценки всей системы надзора АНБ. И в Вашингтоне такого рода реакция на фиаско со Сноуденом считается «сбалансированным» подходом к проблеме «безопасность или частная жизнь».

По существу, в нашей стране бедствие пост- 9/11 привело в итоге к росту и усугублению всё того же. И вероятно, что вероятный результат – с учётом вселенной национальной безопасности, где ценность каждого оценивается полувоенным, бюрократическим, всё более щедро финансируемым монстром, которого мы продолжаем называть «спецслужбы», даже при том, что в «спецслужбах» осталось чрезвычайно мало того, что обычно под этим подразумевается – уже на самом деле виден.

Никто не знает, каково было бы государство, если бы оно радикально сократило или даже ликвидировало разведывательные службы. Никто не знает, какова была бы единственная сверхдержава планеты, если бы у неё было одно, или – ради сохранения конкуренции, – два главных разведывательных подразделения, а не 17, или если бы эти агентства в основном полагались на открытые источники. Иными словами, никто не знает, каковы были бы США, если бы агенты спецслужб перестали пытаться коллекционировать сообщения со всей планеты и использовали свою внутреннюю разведку главным образом для анализа происходящего в мире. Основываясь на недавних американских отчётах, однако, сложно представить, что мы могли бы быть хоть капельку лучше. К сожалению, мы этого никогда не узнаем.

Короче говоря, если надзор АНБ выстраивался классическими нью-йоркскими янки, то их время обретает черты последнего штриха.

Итак, вот перед вами итог оценочной таблицы для Вашингтона двадцать первого века: всезнающий – возможно, всесильный – забудьте об этом, разумный – ни капли, и конца-края этому не видно.

***

Формуляр государства глобального наблюдения

ЧитателямTomDispatch: если вы живете в районе Бостона, то Энн Джоунс и Эндрю Басевич будут в 7 вечера обсуждать свои новые книги Они были солдатами: как возвращаются раненые с американских войн – нерассказанные истории и Брешь в Доверии: как американцы подвели своих солдат и свою страну . При поддержке BackPagesBooks первое представление в Waltham (50 ChurchStreet),не пропустите. Здесь дополнительная информация и бронирование мест.

Как и многие из вас, я недавно ездил в Санта Фе на мероприятие, организованное LannanFoundation.Там я начал, а затем и продолжил на сцене разговор с Джереми Шахиллом, автором книги Грязные войны: весь мир – поле боя, которую мы недавно аннонсировали на сайте. Я назвал его нашим «первым репортёром неожиданных последствий». Он – незаурядный человек и великолепный импровизатор. Мне показалось, что читателям будет приятно увидеть тот вечер и заглянуть в мир Шахилла. Здесь я его представляю, затем его выступление.А здесь моё интервью, в котором среди прочего, он рассказывает о своем новом проекте СМИ с Гленном Гринвальдом и Лорой Пойтрас.

Том

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Почему Запад считает глобализацию неудавшейся

Западные критики обвиняют глобализацию и развивающиеся экономики (читай — Китай) в закрытии фабрик, потере «высокооплачиваемых» рабочих мест, изменении климата, неравенстве доходов, растущей преступно...

Подробнее...

Почему глобализация нужна, как никогда

Как было указано в предыдущей статье и в моей книге «Развитые страны и влияние глобализации на экономику», сейчас как никогда ранее в своей истории мир нуждается в глобализации. ...

Подробнее...

Надлом

Комментарий для читателей TomDispatch: Если вы хотите понять наш мир, можно начать, например, с чтения захватывающего романа-антиутопии «Расколотая земля» (Splinterlands) (как будет видно из публикуем...

Подробнее...

Цензура в цифровой век

Великий эксперимент западной демократии, словно корабль, резко накренившийся под бортовыми ударами спекулянтов-олигархов, может наконец-то выбросить на скалы «мыслепреступлений». В неоднозначном проек...

Подробнее...

Помни о смерти. Реквием по Пуэрто-Рико

Пуэрто-Рико: кошмар после урагана продолжается Репортёр World Socialist Web Site поговорил с двумя жителями Аройо, Пуэрто-Рико, об отчаянной ситуации на опустошённом ураганом острове и об отсутствии ...

Подробнее...

Google+