Глобализация протеста

Пртестуем!Нью-Йорк. Протестное движение, которое началось в январе в Тунисе, впоследствии распространилось на Египет, а потом на Испанию, стало сейчас глобальным, причем демонстрации протеста охватили Уолл-Стрит и города по всей Америке. Глобализация и современные технологии в наше время позволяют социальным движениям преодолевать границы так же стремительно, как и идеям. А социальные протесты нашли благодатную почву повсюду: чувство, что «система» обанкротилась, и убеждение, что даже в условиях демократии избирательный процесс дело не поправит – по крайней мере, без сильного давления со стороны «улицы».

В мае я ездил на место тунисских протестов; в июле разговаривал с испанскими indignados («возмущённые», движение возникшее весной 2011 года в Мадриде и распространившееся на другие города Европы, прим. перев.); оттуда поехал на встречу с молодыми египетскими революционерами на площади Тахрир в Каире; а через несколько недель разговаривал с протестующими из движения «Оккупируй Уолл-Стрит» (OWS) в Нью-Йорке. Существует общая для всех движений тема, выраженная движением OWS в простой фразе: «Нас – 99%».

Этот лозунг перекликается с названием недавно опубликованной мной статьи, озаглавленной «Из 1%, для 1% и к 1%», в которой описывается огромный рост неравенства в Соединённых Штатах: 1% населения управляет более чем 40% богатств и получает более 20% доходов. И те, кто принадлежит к этой рафинированной прослойке, награждаются так щедро не потому, что они принесли так много обществу – бонусы и «золотые парашюты» почти уничтожили это оправдание неравенства – но потому что они являются, если говорить откровенно, успешными (и подчас коррумпированными) охотниками за рентой.

Это не означает, что некоторые из 1% не привнесли огромный вклад. Несомненно, выигрыш общества от многих истинных инноваций (в отличие от новоизобретённых финансовых «продуктов», которые привели к тому, что в мировой экономике разразился кризис), обычно значительно превосходит то, что получают их создатели.

Но по всему миру политическое влияние и антиконкурентные методы (часто поддерживаемые посредством политики) играют основополагающую роль в росте экономического неравенства. А система налогообложения, в которой миллиардер типа Уоррена Баффета платит налог меньший (в процентном отношении), чем его секретарша, или в которой спекулянты, которые помогли обрушить мировую экономику, облагаются по меньшей ставке, чем те, кто работает на их прибыль, – усилила эту тенденцию.

Исследования последних лет показали, насколько важны и как укоренились понятия о справедливости. Участники протестов в Испании и в других странах правы в своём возмущении: это система, в которой банкиры получают помощь, а ограбленные ими бросаются на произвол судьбы. Хуже того, банкиры сейчас вернулись на свои посты, зарабатывая бонусы, суммы которых больше, чем большинство работающих могут надеяться заработать за всю свою жизнь, когда молодые люди, прилежно учившиеся и игравшие по правилам, не видят перспектив найти достойную работу.

Рост неравенства – это результат порочного круга: богатые охотники за рентой используют свое богатство для создания законов, чтобы защищать и приумножать свое богатство – и свое влияние. Верховный суд США в своём пресловутом постановлении об объединении граждан предоставил корпорациям полную свободу использовать свои деньги, чтобы оказывать влияние на направление политики. Но, в то время как богатые могут использовать свои деньги для распространения своих взглядов среди простых граждан, полиция не позволила бы мне обратиться к участникам демонстрации «Оккупируй Уолл-Стрит» через мегафон.

Контраст между зарегулированной демократией и нерегулируемыми банкирами не остался незамеченным. Но протестующие изобретательны: они передавали то, что я говорил, через толпу, так что все могли услышать. И, чтобы не прерывать «диалог» аплодисментами, они выражали свое согласие жестами.

Они правы в том, что с нашей «системой» что-то не в порядке. По всему миру имеются неиспользуемые ресурсы – люди, которые хотят работать, машины, которые стоят без дела, здания, которые пусты, – и гигантские нерешенные задачи: это борьба с бедностью, содействие развитию, перенастройка экономики в связи с глобальным потеплением, – если называть только некоторые из них. В Америке, после того, как за последние несколько лет на продажу за долги было выставлено более 7 миллионов домов, мы получили пустые дома и бездомных людей.

Протестующих упрекают в том, что у них нет программы. Но она не решит проблемы движений протеста. Они являются выражением недовольства избирательным процессом. Это – сигналы тревоги.

Протесты антиглобалистов в Сиэтле в 1999 году против предполагаемого открытия нового раунда переговоров по торговле привлекли внимание к провалам глобализации, а также международных организаций и соглашений, которые её регулируют. Когда пресса изучила заявления протестующих, обнаружилось, что в них не так уж мало истины. Последующие переговоры по торговле стали другими – по крайней мере, в принципе они должны были быть этапом развития призванным исправить некоторые из недостатков, отмеченных участниками протестов – а Международный Валютный Фонд впоследствии предпринял значительные реформы.

Точно так же в США движение за гражданские права в 1960-х привлекло внимание к распространенному узаконенному расизму в американском обществе. Это наследство до сих пор так и не преодолено, однако избрание президента Барака Обамы показывает, как далеко эти протесты продвинули Америку.

С одной стороны, сегодня протестующие просят немногого: возможности применять свои умения, права на достойную работу за достойную зарплату, более справедливой экономики и общества. Их чаяния эволюционны, а не революционны. Но, с другой стороны, они просят очень многого: демократии, в которой имеют значение люди, а не доллары, и рыночной экономики, которая делает то, для чего она предназначена.

Обе эти вещи связаны: как мы видим, не имеющие ограничений рынки приводят к экономическим и политическим кризисам. Рынки работают как должно только тогда, когда они действуют в рамках соответствующих законодательных ограничений со стороны правительства; а эти ограничения могут быть установлены только при демократии, отражающей интересы большинства – а не интересы 1%. Лучшее правительство, которое можно купить за деньги, уже не является достаточно хорошим.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

«Столкновение цивилизаций» или кризис цивилизации?

Поговорим о наглядной демонстрации мягкой силы: на неделе Пекин принимал конференцию Диалога азиатских цивилизаций....

Подробнее...

США — Китай: настоящий хардкор ещё впереди!

Давайте начнём издалека, с XVI века — на который, как и на век XXI тоже пришёлся турбулентный процесс взрывного распространения рыночных отношений. В то время иезуиты и деятели контр-реформации пытали...

Подробнее...

В торговой войне США и Китая больше всех страдают избиратели сельской Америки

Больше всего китайские тарифы ударили по Среднему Западу и равнинным сельскохозяйственным штатам, поскольку Китай старается сделать своей мишенью сторонников Трампа.  Серьёзнее всего пострадал...

Подробнее...

Новая Зеландия запоздало оценивает риски сотрудничества с Китаем

Оказавшийся в сложном положении китайский технологический гигант «Хуайвей» подвергается коммерческим атакам в Новой Зеландии, той самой, что игриво объединяет страсть к регби с телекоммуникационн...

Подробнее...

Новая колонизация

По мнению Тьерри Мейсана одним из последствий завершения сначала биполярного, а затем и однополярного мира стало восстановление колониальных проектов. Один за другим французы, турки и англичане публич...

Подробнее...

Google+