Что не произошло на G20 намного важнее того, что произошло

Что не произошло на G20 намного важнее того, что произошло

Иногда то, что не случилось, говорит нам намного больше того, что случилось — как у Шерлока Холмса в случае с собакой, которая ночью не лаяла. Да, на  G20 в конце прошлой недели не случилось двух вещей. Почему? И что это значит?

Эти две лакуны говорят нам нечто важное: президентство мистера Трампа достигло решающего переломного момента — конца начала или, возможно, начала конца?

Во-первых, не было никакой «сделки» с Китаем. Как открыто выразился Кристофер Болдинг, бывший почётный профессор бизнеса и экономики в Бизнес-школе HSBC в Китае:

«Это невозможно не подчеркнуть в должной мере: нет соглашения, и нет решимости. Это договорённость отложить дальнейшую эскалацию. Ни одна сторона в действительности ничего не даёт, за исключением неких подсластителей сахарной ваты. Ничего фундаментального».

Большая часть последовавших комментариев в прессе сконцентрировалась на перспективах возвращения к холодной войне в конце этого периода в 90 дней (между прочим, Китай это ещё не подтвердил) или даже ранее, поскольку Трамп возвращается к воинственным заявлениям в Твиттере. Но настоящий вопрос не то, что произойдёт к концу первого квартала 2019 года, а почему в субботу не было «никакой сделки»?

Трамп «многое» пообещал: «Я человек пошлин», заявил он в твите, добавив: «Сделать Америку снова богатой». И администрация продолжает повторять, что экономика США сильна, а китайская слаба: «У нас есть рычаги воздействия», с регулярными интервалами озвучивает администрация.  Мы можем обложить товары двойными «пошлинами» и к тому же удвоить тарифы, предупреждает Трамп, в то время как США демонстрируют военные мускулы — регулярно, прямо перед носом Си.

А затем? Приходит G20, — и ничего. Трамп бродит где-то на периферии  G20, выглядя напряжённым и защищающимся. Он не был альфа-самцом, доминирующим на встрече. Он выглядел угрюмым. Даже несколько никчемным.

Однако стоит вспомнить, что саммит G20 последовал сразу же после «признания виновности» Роберту Мюллеру бывшим юристом и посредником Трампа Майклом Коэном во лжи Конгрессу. Это, как отмечает профессор правоведения Гарварда Дершович, является свидетельством того, что Мюллер снова создаёт новые преступления (путем провокаций) вместо расследования возможности прошлых преступлений — но явно Мюллер всё ещё «преследует» Трампа. И, возможно, он не докажет никаких преступлений (сговор, если таковой и был, ни в коей мере не преступление) — но дело не в этом. Мюллер загоняет Трампа в угол политически, а не по закону, представляя его подлым и окруженным лжецами и мерзавцами. Мюллер бьёт по самолюбию Трампа; разрушая имидж Трампа, как героической фигуры, настроенной на восстановление величия Америки: Сделать Америку снова богатой. Мюллер медленно парализует потенциал президента, одновременно заставляя его выглядеть простым мыльным пузырем.

Бывший американский дипломат Джеймс Джатрас таким образом подсказывает ответ на вопрос «почему не случилось никакой сделки»:

«Учитывая, что демократы намерены захватить контроль над Палатой представителей всего через месяц, мы вскоре увидим интенсификацию расследований, координируемых Мюллером, с целью найти любой возможный предлог для импичмента, будь то в бизнесе Трампа или его личной жизни. Традиционная мудрость говорит, что даже если контролируемая демократами Палата сможет найти что-то в поддержку статьи об импичменте, удерживаемый Великой Старой Партией Сенат станет огневым валом Трампа. Вздор. Демократы соединились вокруг своего президента Билла Клинтона, а вот республиканцы бросили Ричарда Никсона на съедение волкам. Найдётся ли дюжина или около того сенаторов-республиканцев, которые были бы готовы сбросить Трампа и привести в Овальный кабинет Майка Пенса? Хотите пари? Начнем с Митта Ромни».

А что могло бы, по мнению Трампа, встать между ним и невыносимым презрением — и ударом по его эго — быть «выброшенным» собственной партией и испытать ещё большее унижение изгнанием с поста? Ну, никак не рушащийся рынок и экономика США, сваливающаяся в рецессию. Это само по себе могло бы отдать президента прямиком в руки тех республиканских сенаторов, которые, презирая его, тут же объединились бы с демократами, если бы думали, что свалить президента им сойдёт с рук — как и предполагает Джатрас.

Рынок США уже рухнул в депрессию за неделю до  G20. Опасение торговой войны, поначалу заниженное, стало захватывать рынок. Предвестники (хотя не определяющие) рецессионной экономики уже заметны (вроде инверсии части кривой доходности Казначейства и кривой нефтяных фьючерсов в контанго [Состояние рынка, при котором цены на фьючерсные контракты выше при более отдаленных сроках поставки, — прим. перев.]. Оба признака считаются сигналами возможного замедления глобальной экономики).

Дело просто в том, что Трамп очень недвусмысленно связал свою президентскую удачу с ростом фондовых рынков и резко растущей экономикой. Так что если это может воспрепятствовать рынку по его бизнес-имиджу, так почему бы не отсрочить торговую войну с Китаем? Почему бы не дать рынкам предрождественский толчок?

Затем есть и другая заметная лакуна  G20 — ещё одна собака, которая не залаяла. Президента двух выдающихся военных и ядерных держав, которые прочно заняли место на основных геополитических линиях разлома, и которым надо было просто поговорить, кружили друг вокруг друга с непроницаемыми лицами и не пожали друг другу руки — они даже не нашли предлога сесть рядом.

Почему? Якобы из-за того, что украинский буксир и пара вооружённых каботажных судов получили приказ войти в Азовское море, игнорируя обязательные нормы предварительного получения разрешения. В самом деле? Из-за этого? Как странно. Трамп больше не мог отозвать мистера Путина в сторонку, отослать прочь помощников, сесть и поговорить? Ещё более интересно то, что пресс-секретарь Кремля впоследствии говорил, что «был обмен мнениями» с Вашингтоном, и что Джон Болтон собирался в Москву обсудить возможную будущую встречу между Трампом и Путиным. И это невозможно было обговорить с глазу на глаз в Буэнос-Айресе из-за арестованного буксира? И такая встреча теперь требует первоначального одобрения и участия Болтона?

В целом президент Трамп после саммита выглядит жалким. Много разговоров, мало дела: мало дел и дома, и в очистке болота; и мало в целом. Джатрас приходит к выводу скорее печальному, чем гневному, «было бы небольшим преувеличением сказать, что в отношении внешней политики и политики безопасности, Трамп теперь  всего лишь разменная фигура на постоянной основе. Даже  если Трамп и Путин встретятся снова, каких слов, способных изменить ситуацию, может ожидать Путин от Трампа?»

Почему? Мы можем лишь догадываться: возможно, просто он опасался, что рынки и экономика развернуться против него. Возможно, Трамп опасался республиканского «Брута», который почувствует его слабость (связанную с его «магией» роста рынка) и ударит в спину?

В своей книге «Принципы управления большим долговым кризисом» (Principles for Navigating Big Debt Crises) Рей Далио из Ассоциации «Бриджуотер» проводит различие между долговыми циклами: краткосрочные циклы и долговые «супер-циклы». Краткосрочные долговые циклы проходят более или менее параллельно с экономическими циклами и длятся 7-8 лет — что соответствует средней длительности экономического цикла. Долговые «супер-циклы» обычно длятся 50-75 лет, у них долгая история. Далио отмечает, что о них упоминается в Ветхом Завете, который описывает необходимость списывать долг каждые 50 лет или около того, это было известно, как «Год Юбилея».

«Долговые супер-циклы всегда заканчиваются большим взрывом», пишет Нильс Дженсен. «Предыдущий долговой супер-цикл завершился началом Второй Мировой, а новый долговой супер-цикл начал свою жизнь в 1945-м, когда замолчали пушки. Теперь мы уже почти 75 лет живём в нынешнем супер-цикле, то есть он войдёт в историю, как один из самых долгих».

Трампу не повезло, что его президентство, по-видимому, совпадает с окончанием не просто «какого-то» супер-цикла, но с глобальны долговым супер-циклом с турбонаддувом, радикального подавления процентных ставок и массированного создания кредитов (чем может объясняться его «длительность»). Возможно, «вдвойне не повезло», поскольку одновременно — по обоснованным причинам — у США просто заканчивается финансовое «пространство». У Казначейства большие (повторяющиеся, долларовые, более чем триллионные)  требования займов в этом и следующем годах, держатель резервной валюты обнаруживает, что ему трудно финансировать самого себя — и это в нынешней атмосфере вашингтонской поляризации — США не могут реформировать сами себя. Это тупик.

Изначальный парадокс, который связывает руки президенту США: политически ему необходим растущий рынок и резко растущая экономика, но «оракулы» говорят, что за ним уже возможен рынок «золотой середины». Он хочет, чтобы ФРС подняла рынок вверх, а ФРС больше озабочена подготовкой к следующей фазе экономического цикла. А для этого ей необходимо пространство, чтобы суметь снизить процентную ставку на 4%, что конечно же сейчас невозможно. И ФРС необходимы более плавные балансовые отчёты — в случае нужды взять на себя ответственность за спасение экономики.

Итак, вот напряжённость, которая «связывает» Трампа: он может действовать политически и рискнуть на глубокий «большой бум» по окончании цикла, или действовать «безопасно», чтобы ограничить последствия возможного долгового кризиса. Но действовать безопасно подразумевает понимание, что финансовая ситуация в Америке, которая должна продать гору американских долговых документов  на рынке без иностранных покупателей, вероятно приведёт к росту процентной ставки — и падению рыночных цен (поскольку организации продают акции, чтобы купить высокодоходные трежерис США). Короче, политически он хочет, чтобы акции росли в цене, а процентные ставки падали, но нынешняя финансовая ситуация в Америке, вероятно, даст обратное — и таким образом, подставит его потенциальному «Бруту», притаившемуся в коридорах Сената.

Что же он выберет? Ну, уже можем увидеть: Трамп отчаянно пытается удержать фондовые рынки. С ними связана его собственная безопасность: он нападает на Джерома Пауэлла, чтобы остановить разработанный ФРС рост процентных ставок, и он хочет снижения цен на нефть — так, чтобы у Пауэлла не было поводов (типа роста инфляции), чтобы далее повышать ставку. Кажется, Трамп был так встревожен, что был готов допустить несколько нефтяных исключений по отношению к покупателям иранской нефти. Его твит 25 ноября делает связь между низкими ценами на нефть и его ожиданиями, что ФРС откажется от повышения, вполне явной:

«Как прекрасно, что цены на нефть падают (спасибо, президент Т). Добавим, что подобно крупным налоговым льготам, есть и другие экономические новости. Инфляция снижается (вы слушаете ФРС)!»

Что всё это значит? Это означает, что Трамп, чьи все примитивные бизнес-льготы в пользу долга — больше долга и низкие или нулевые процентные ставки — будем надеяться на это — частично и может выиграть. Но есть признаки, что ФРС поднимет ставки в этом месяце, но может замедлить темп их подъёма в следующем году (по крайней мере, так заставляет предположить кривая фьючерсов).

Но предсказания говорят иначе: мировая торговля замедляется, Китай замедляется, Япония замедляется, Германия и Европа замедляются — и пробиваются первые признаки, намекающие, что США достигли пика в 2018-м. Трамп в итоге может прийти не к резко растущему рынку — нет, всё грознее, к фондовому рынку, безболезненно переваривающему триллионы долга США.

На просторах внешней политики, рулят «ястребы»: Пенс, Наварро и Лайтхайзер будут продолжать свою «всеправительственную» холодную войну с Китаем, но кто знает, каков будет рынок США через 90 дней. Я бы не мог делать ставку на эти дополнительные тарифы и 25% ставки в апреле. Си разыгрывает прекрасно — Сунь-цзы гордился бы им.

А мистер Болтон продолжает давить на Россию по всей её границе, стремясь нанести экономический ущерб регулярной санкционной диетой, провоцированием проблем на Украине и попытками сорвать политическое продвижение, которое Россия ведёт в Сирии (Астанинский процесс).

Обсудить на форуме

В этой рубрике

В торговой войне США и Китая больше всех страдают избиратели сельской Америки

Больше всего китайские тарифы ударили по Среднему Западу и равнинным сельскохозяйственным штатам, поскольку Китай старается сделать своей мишенью сторонников Трампа.  Серьёзнее всего пострадал...

Подробнее...

Новая Зеландия запоздало оценивает риски сотрудничества с Китаем

Оказавшийся в сложном положении китайский технологический гигант «Хуайвей» подвергается коммерческим атакам в Новой Зеландии, той самой, что игриво объединяет страсть к регби с телекоммуникационн...

Подробнее...

Новая колонизация

По мнению Тьерри Мейсана одним из последствий завершения сначала биполярного, а затем и однополярного мира стало восстановление колониальных проектов. Один за другим французы, турки и англичане публич...

Подробнее...

Цена Империи

Потрясающий факт сегодняшнего мира — два  наиболее богатых общества находятся в состоянии ужасающего, острого упадка; это Америка и Британия....

Подробнее...

Какова на самом деле жизнь венесуэльской мамы

Вы когда-нибудь задумывались, какова жизнь венесуэльской мамы? Это отнюдь не вымышленная история. Это пара дней из жизни одной из моих лучших подруг в нашей стране в нынешних условиях. Её сын болен д...

Подробнее...

Google+